Перерыв на обет

До встречи

Взявшись за перо, ты становишься одиноким. Если не писать месяца четыре, а именно столько "Огонек" не выходил, то одиночество при виде чистого листа становится пугающим. В колонке все равно нельзя рассказать о непростом возвращении журнала к читателю.

За те четыре месяца, что еженедельник не выходил, стало очевидным данное "Огоньку" историей преимущество: у многих семей, если не у каждой, есть свой роман с этим журналом. Чей-то дед в войну был на его обложке, мать вырезала из "Огонька" репродукции, из публикаций сын по-новому открыл для себя прошлое страны... Перерыв дал время выслушать все эти истории. Диву даешься, как много людей в разных поколениях делегировали журналу право рассказать им о мире и собственной стране. И в эти месяцы самые разные и неожиданные люди не могли поверить: "Огонька" больше не будет — разве такое возможно?

Никогда в жизни не думал, что четыре месяца — это такой огромный срок. Для периода немоты, оказывается, нужны какие-то другие единицы измерения. Как ток, тебя бьют события, но ты их привычно не заземляешь на страницы журнала.

Пришлось держаться друг за друга. Мы и сохранились все вместе: сегодня к вам вернулся не только "Огонек", но и его команда, и его авторы. Мы хотим вам по-прежнему нравиться, и я не вижу в этом никакого кокетства. В конце концов нам помогли вытянуть счастливый билет — журнал стал частью самого, пожалуй, профессионального издательского дома в стране. История совершила круг длиною в век: журнал начинал как часть деловых "Биржевых ведомостей", а через 110 лет оказался изданием "Коммерсанта". Так бывает.

До встречи!

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...