Коротко

Новости

Подробно

Владимир Путин ответил на неспортивный вопрос

Работать премьером ему нравится

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Премьер Владимир Путин вчера встретился с победителями Всероссийской спартакиады школьников, пообещал им сохранить спортклуб ЦСКА и ответил на вопрос, кем сложнее работать: президентом России или председателем правительства. С подробностями из Училища олимпийского резерва — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.


Встреча с победителями спартакиады школьников проходила в Училище олимпийского резерва России. Это здание буквально напичкано новинками технической мысли и прогресса. Так, прямо в холле при входе работает антидопинговый центр. Его стеклянные стеллажи украшены кубками разнообразного достоинства и брошюрой "Влияние марихуаны на спортивные результаты и самочувствие спортсмена". От этого возникает неумолимая уверенность в том, что без активного употребления марихуаны ни один из этих кубков их обладателям не достался бы.

Здесь же в максимальном ассортименте представлены биодобавки, которыми пользуются спортсмены. Тут нет ничего запрещенного, но список их таков, что возникает полное впечатление, будто спортсмены, принимающие их, балансируют на грани возможного, вернее, дозволенного.

— Мы не должны строить антидопинговую программу только на карательных мерах,— заявляет директор Центра инновационных спортивных технологий Давид Чичуа, и российские биатлонисты, в отношении которых международные антидопинговые организации строят свою политику именно на карательных мерах, были бы крайне признательны ему, если бы услышали нечто подобное в свой адрес.— Они должны иметь достойное фармакологическое обеспечение.

То есть, видимо, те, кто отвечает за это обеспечение, должны предлагать спортсменам такие препараты, после употребления которых допинг-проба не может быть положительной. А для этого надо очень много работать.

В небольшом здании училища расположен также "гребной канал". Он в принципе соответствует своему названию, так как спортсмены, сидя в тренажерах, гребут по воде веслами.

В училище работает лаборатория спортивного тестирования. Там я увидел велосипедиста в стеклянном кубе, жадно глотающего ртом воздух. Оказалось, в кубе разреженный воздух, и велосипедист словно бы едет на высоте больше 2000 м. Из куба понемногу выкачивается кислород, и специалист центра с гордостью показала, как в нем не работает зажигалка. Могло бы показаться, что зажигалка просто сломана, но нет: за пределами куба она работает, и это тоже было с торжеством продемонстрировано. Причем все то время, пока шла презентация, велосипедист отчаянно крутил педали, и когда я выходил из помещения, у него было такое лицо, будто в стеклянном кубе кислорода уже давно не осталось вообще.

Руководитель центра тестирования спортсменов Ирина Радчич продемонстрировала также, что специалисты снимают даже "подсознательное напряжение спортсмена". То есть спортсмен может и не догадываться о том, что он напряжен, а специалисты уже работают над тем, чтобы снять это напряжение, которое замеряется при помощи несложных тестов. Спортсмену предлагается на выбор несколько слов, которые он читает и пытается осмыслить, а чуткие приборы регистрируют его реакцию на них. Слова эти такие: "болезнь", "жена", "кладбище", "отец", "слабак", "секс"... Одно их перечисление (даже без осмысления), на мой взгляд, неизбежно переводит подсознательное напряжение в сознательное, что, видимо, и требуется для того, чтобы затем удалить его вовсе с применением еще каких-нибудь новейших технологий.

Все эти новинки осмотрел, приехав в центр, председатель правительства Владимир Путин. Он не рискнул проверить действие хотя бы одной из них на себе, что характеризует его как человека, который решил оставить свое подсознательное напряжение при себе.

В состоянии сознательного напряжения в это время находились победители школьной спартакиады России, которые сидели в спортзале в ожидании председателя правительства. Когда он пришел, оно заметно усилилось. Юным спортсменам, которым в основном 15-16 лет, гораздо легче было, по-моему, выиграть спартакиаду, чем задать вопрос Владимиру Путину. Но они все-таки боролись собой. Так, Люда, капитан сборной по женскому хоккею, спросила, почему так мало внимания уделяется женскому хоккею. Она разъяснила, что в чемпионате России играют всего пять команд, а в Москве нет вообще ни одной команды по женскому хоккею. Она попросила премьера организовать поездку лучших спортсменок, собранных в одну команду, в турне по Северной Америке с целью набраться опыта.

— Садись, Люда,— попросил премьер.— Сколько ты уже занимаешься хоккеем?

— Семь лет,— ответила девушка, которой на вид было немногим больше.

— А вообще как давно у нас в стране культивируется женский хоккей? — уточнил премьер.

— Не очень давно,— сказала Люда.— У нас нет такого опыта, как в дальних странах.

Она не пояснила, какие страны считает дальними, но можно предположить, что для девушки, мечтающей о Северной Америке, и Украина не ближний край.

Премьер объяснил Люде, что такое отношение к женскому хоккею связано, кроме всего прочего, и с тем, что это не олимпийский вид спорта.

— Олимпийский, олимпийский! — крикнули сразу несколько девушек, сразу обнаружив себя как хоккеистки.

— Просто не попали на Олимпиаду в последний раз... — добавил министр спорта Виталий Мутко.

— А,— кивнул Владимир Путин,— мы его и считаем не олимпийским как раз потому, что не попали...

Впрочем, он заверил девушку, что если она и не попадет на Олимпиаду, то в Северной Америке побывает.

Один юноша оказался капитаном мужской юношеской сборной по хоккею. Он спросил премьера, какая у него самая любимая хоккейная команда.

— Сборная России,— ответил господин Путин.— Неплохо играют, по-моему, сейчас... Характер показывают...

То есть он смотрел накануне игру с белорусами, когда россияне пару раз проигрывали по ходу матча.

— Да,— ответил юноша.— Опять станем чемпионами мира.

— А ты в какой бы команде хотел играть? — поинтересовался премьер.

— В сборной России,— вернул ему пас юноша.

— А в каком клубе? — премьер, в отличие от юноши, продолжал наводить справки.

— Я играю к клубе "Русь". А хочу играть в НХЛ,— неожиданно раскрылся парень и без дальнейших расспросов добавил.— В команде "Бостон".

Это было неожиданно.

— В НХЛ... — пробормотал Виталий Мутко.— А в КХЛ не хочешь?

Юноша даже не услышал его.

Александр из Перми признался, что он вплотную приблизился к призывному возрасту, и поинтересовался, возможно ли заниматься профессионально спортом в армии.

Премьер долго отвечал на этот вопрос. Он заявил, что "до сих пор в вооруженных силах не уделялось необходимого внимания спорту", что условия для массового спорта будут создаваться", но что "надо создавать условия и для тех, кто хочет заниматься спортом высоких достижений".

— Совсем недавно собирались на совещание и пришли к выводу, что ЦСКА должен быть сохранен,— заявил премьер.

Это была новость, потому что до сих пор не опровергалась информация Минобороны о том, что вся система ЦСКА подлежит расформированию.

— ЦСКА будет сохранен,— повторил премьер.— Но в обновленном составе. Это касается и спортсменов, и тренерского состава. Но в обновленном виде, с соответствующим финансированием... А те, кто приходит в вооруженные силы, будут иметь возможность заниматься спортом в ЦСКА.

— А вот биатлона нет в ЦСКА,— с места сказал кто-то из спортсменов, очевидно, биатлонист.

Получалось, что у обновленного ЦСКА будет возможность, как и раньше, на пару лет забирать себе талантливых спортсменов. За их счет, наверное, и обновление состоится. И талантливым спортсменам это, похоже, не очень нравилось.

— Биатлона нет? — переспросил премьер.— Если биатлона нет, значит, об этом пока рано и говорить.

Фраза была безупречной — по крайней мере в том смысле, что к ней невозможно было придраться. Никакого другого смысла в ней, пожалуй, не было.

— Наиболее талантливые спортсмены будут иметь возможность, если они станут показывать высокие результаты, заниматься своим любимым делом. Этот вопрос мы с Минобороны решим. Так же, как мы решаем это с талантливыми музыкантами, служителями церкви... Это не сложный вопрос. Это касается не миллионов людей, а единиц.

То есть кто-то все-таки будет освобождаться от службы в армии — не по плохому состоянию здоровья, а наоборот, по очень хорошему.

Наконец Владимир Путин ответил на вопрос, "что сложнее: быть президентом или премьер-министром".

— У каждого своя работа,— сказал он.— Нужно просто к ней добросовестно относиться, и тогда не будет ничего сложного.

До сих пор такими исчерпывающими ответами на конкретные вопросы баловал, кажется, только первый президент СССР Михаил Горбачев. Но выяснилось, что премьер еще не до конца ответил на вопрос.

— Ты любишь то дело, которым занимаешься? — спросил Владимир Путин девушку, которая задавала вопрос.

— Да! — подтвердила она.

— Если любишь то дело, которым занимаешься, тогда нагрузка, конечно, ощущается... как и в тренировочном процессе, и на соревнованиях... нагрузка эмоциональная, физическая... Но если ты занимаешься делом, которое любишь, удовольствие, удовлетворение, особенно если есть результаты.... Это же другое дело!

Из этого можно сделать по крайней мере следующий вывод. Владимир Путин любит работать премьером.

Впрочем, возможно, что президентом он любил работать еще больше.


Комментарии
Профиль пользователя