Коротко

Новости

Подробно

"Оппозиция хочет контрреволюции"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Глава МВД Грузии ВАНО МЕРАБИШВИЛИ изложил спецкору "Ъ" ОЛЬГЕ Ъ-АЛЛЕНОВОЙ свое видение перспектив гражданского противостояния в стране.


— Вы недавно сказали, что новая революция в Грузии не имеет шансов. Почему?

— Революция — это попытка изменить жизнь к лучшему, перейти к реформам. А кто-нибудь из оппозиции требует реформ? Они хотят возврата назад, остановки реформ. Они хотят контрреволюции.

— Они просто хотят отставки президента Саакашвили.

— В 2003 году, когда мы были в оппозиции, мы не требовали отставки Шеварднадзе. Мы требовали честных выборов, чтобы полиция не брала взятки, чтобы были реформы.

— Вы хотите сказать, что, если бы в 2003 году Шеварднадзе согласился на реформы, его бы никто не свергал?

— Конечно. Если бы он дал нам победить на парламентских выборах, как мы могли его свергать? Мы бы вошли в парламент и стали работать. Но он обманул народ и отнял нашу победу.

— Но сейчас оппозиция тоже утверждает, что последние президентские выборы были сфальсифицированы.

— Были разные exit polls, соцопросы, все показывало, что народ нас поддерживает. Потому что у нас идут реформы. У нас за три месяца можно раскрутить бизнес или начать стройку — и никто за это взятки не возьмет.

— Но на митингах я видела много людей, которые плохо одеты, у них нет работы...

— Каждый год в Грузии доходы людей удваиваются. Пенсии выросли в десять раз. Сейчас минимальная пенсия составляет 150 лари ($100). У оппозиции нет ни одного социального требования. И программы нет. Они просто не могут открыто сказать, что хотят вернуть старое, что у них личные счеты с властью: кому-то бизнес не подарили, кому-то воровать не дали, кого-то посадили, а потом под давлением общественности выпустили.

— Вы считаете, что оппозиции надо уйти с улицы?

— Пусть стоят, если хотят. У нас демократия. Эти люди могли бы работать ради своей страны, но они накаляют обстановку, потому что они не знают, что делать дальше.

Как они могли бы работать на благо страны?

— Оппозиция имеет много возможностей. Через год местные выборы, в том числе в Тбилиси. Через два года — парламентские. Через четыре года — президентские. Почти каждый год у нас выборы. Работайте, участвуйте.

— Но они не хотят работать с Саакашвили. Они считают, что он проиграл войну, потерял территории и не способен противостоять угрозам, особенно если будет новая война.

— Это очень похоже на то, что говорит Путин. То, что говорят партии, которые год назад и 3% не набрали, пусть это остается на их совести.

— Но вы ведь тоже не исключаете новой войны?

— Конечно, не исключаю. Пока Путин является премьером России, я не исключаю войну нигде. Тем не менее мы должны продолжать реформы и показывать всему миру, что даже в таких условиях надо продолжать работать.

— Тбилиси постоянно лихорадит — митинги, акции протеста. Но после 7 ноября тактика полиции изменилась. Почему?

— Тактика не изменилась. Закон позволяет людям выражать протест, почему мы должны идти против закона? 7 ноября была другая ситуация, была совершена провокация, избили полицейских. Сейчас таких случаев не было. Пока акции проходят в рамках закона, мы не собираемся вмешиваться.

— Значит, вы никаких мер принимать не будете, сколько бы месяцев ни продолжались эти акции?

— Да. Потому что такой в Грузии закон. Если, конечно, они не будут нападать на других людей. Но я не думаю, что эта ситуация может растянуться на месяцы. С каждым разом людей приходит все меньше. Невозможно долгое время мобилизовывать людей. Я сам был оппозиционером, я это хорошо знаю.

— Оппозиция сегодня изменилась по сравнению с 7 ноября?

— Просто сейчас у оппозиции нет Бадри Патаркацишвили.


Комментарии
Профиль пользователя