Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13
 Шлезвиг-Гольштейнский фестиваль

Контрапункт искусства и политики

       В Германии завершился музыкальный фестиваль федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн — один из самых крупных немецких фестивалей, знаменитый в последнее время не только широтой и качеством своих программ, но и ставший уже традиционным противостоянием художественного руководства политическим интересам местной власти.
       
       В этом году фестиваль открывался концертом в Любекском соборе. Дирижировал опытнейший Херберт Бломштедт, под чьим руководством органная Прелюдия и фуга Es-dur Баха, обработанная для оркестра Арнольдом Шенбергом, прозвучала как дань почтения своенравного художника XX века великому и скромному церковному органисту века 18-го. В том же концерте прозвучал вокальный цикл американского постминималиста Джона Адамса "The Wound-Dresser" на стихи Уолта Уитмена и дерзкая партитура чешского новатора Леоша Яначека — народная и нелитургическая "Глаголическая месса". Диапазон программы, качество музыки и исполнения, атмосфера праздника, энтузиазм публики — казалось, что все проблемы Шлезвиг-Гольштейнского фестиваля, о которых в последнее время столько говорится в прессе, не более чем надуманны.
       Однако это далеко не так. И если бы были затронуты лишь специфические музыкальные обстоятельства и в меньшей степени присутствовали личные интересы, ненужная суета и гипертрофированные претензии на универсализм фестиваля и даже его мировой оркестровый уровень, тогда, может быть, можно было бы избежать столь неприятного контрапункта искусства и политики. Итогом нынешнего восьминедельного фестиваля, несмотря на его удачное начало, стал огромный ущерб его репутации, который нанесли взаимные упреки и обвинения основателя и бывшего интенданта фестиваля Юстуса Франца и политиков федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, которые неумолимо нарастали весь последний год, — особенно, вследствие финансовой бреши в DM2,6 млн. В результате пришлось отменять концерты, билеты на которые в предварительной продаже остались почти не реализованными.
       Критики фестиваля говорят, что во всех этих спорах музыка играла последнюю роль. Никто не думал, что земля Шлезвиг-Гольштейн останется без музыки, — только, может быть, новый проект Philharmonie der Nationen, основанный между тем Юстусом Францем, отвоюет у Шлезвигского фестиваля часть спонсоров — да и публики.
       Так и произошло, когда Юстус Франц закатил непомерно длинный концерт в пивном шатре в Эльмсхорне. Звучал Пятый концерт Бетховена, симфония "Из нового света" Дворжака, фрагменты из "Летучей мыши" Штрауса, танцы Брамса и Дворжака. Дирижер шутил, заставляя публику подпевать оркестру — и все это происходило одновременно с одним из концертов того самого фестиваля, которому Юстус Франц отдал девять лет жизни.
       Программа фестиваля этого года была составлена еще администрацией Франца. Как всегда, в ней были удачи и просчеты. Не всем пришлось по душе обилие чешских программ: 38 из 115 концертов. Фестивальный оркестр в этом году был похуже, чем в прошлом, современная музыка еще откровеннее находилась на заднем плане. Состоялось только шесть премьер, из них две — Филиппа Гласса и голландца Тона де Леу — оплатил не фестиваль, а заказчики-исполнители.
       Многие считают, что фестиваль пошел вниз сразу после смерти Леонарда Бернстайна — духовного вдохновителя первых лет. Это падение продолжалось и дальше — несмотря на успешную балтийскую программу в 1992 году, или израильскую прошлым летом, или великолепные удачи этого года — как, например, превосходный шубертовский вечер, данный оркестром Северо-Германского радио под управлением Гюнтера Ванда.
       Организаторы Шлезвигского фестиваля, кажется, в будущем намерены не повторять прошлых ошибок. Хватит ли им для этого сил и средств, пока не ясно. Разумным кажется предложение нового художественного руководителя фестиваля Франца Вильнауэра преобразовать фестиваль в административном плане в правовую форму общественного фонда, с тем чтобы ограничить влияние на него со стороны политиков. Разумным кажется и решение сократить фестиваль с восьми до семи недель с соответствующим уменьшением числа концертов — их будет не более ста. Три года, которые Франц Вильнауэр намерен посвятить фестивалю, его заботой будет расширение понятия музыкальной классики: она затопит лакуны строгого средневековья и популярного бидермайера. Особое место в программах следующих лет займет музыка нововенцев — Шенберга, Берга, Веберна, словно отражающая и продолжающая классиков прошлого. Педагогическая часть (курсы и мастерклассы) даже расширится — юные музыканты со всего мира будут брать уроки у знаменитых мастеров. Наконец, организаторы, видимо, решили компенсировать известный дефицит харизмы и очарования, возникший после ухода Юстуса Франца, и пригласить в качестве художественного консультанта всемирно известного дирижера Георга Шолти.
       
       ВЕРА Ъ-ВЕБЕР
       
Комментарии
Профиль пользователя