Коротко


Подробно

Дворец начали с яйца

Западных архитекторов позвали на танцплощадку

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Конкурс архитектура

В Санкт-Петербурге проходит международный конкурс на проект Дворца танцев Бориса Эйфмана. Участвовать в нем рискнули крупные западные архитектурные бюро. Комментирует АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ.


Дворец танцев — ключевой объект квартала "Набережная Европы", который банк ВТБ обещает построить между Биржевым и Тучковым мостами. По личному распоряжению Владимира Путина в качестве обременения инвестор обязан возвести театр для не имеющей собственной сцены труппы Бориса Эйфмана.

Наиболее жесткое условие конкурса — увязать архитектурное решение театра с градостроительным планом территории победителей предыдущего конкурса Сергеем Чобаном и Евгением Герасимовым ("Ъ" писал о проекте 12 марта). Они наметили в центре скопированной с Дворцовой полуоткрытой площади яйцевидное здание. Впрочем, вице-президент ВТБ Александр Ольховский уверяет, что вписывать свои проекты в заданную форму конкурсанты не обязаны — "овальная площадь может поддержать любой архитектурный объем".

Участвовать в конкурсе заказчики позвали западных архитекторов, уже построивших театры по всему миру,— лауреата Притцкеровской премии Жана Нувеля из Франции, норвежское архитектурное бюро Снехетта (Snohetta AS) и UN Studio из Нидерландов. В 2003 году господин Нувель отказался выступать в конкурсе проектов Мариинки-2, посчитав, что гонорар в размере $30 тыс. слишком мал. Он отклонил и предложение проектировать "Набережную Европы", по сведениям источников "Ъ" назвав сумму $300 тыс. А вот на нынешний конкурсный гонорар (€80 тыс.) неожиданно согласился. В окружении ВТБ рассказывают, что уговорил Жана Нувеля специально откомандированный в Париж Сергей Чобан, так что не исключено, что именно знаменитый француз в итоге окажется фаворитом конкурса. Авангардисты Бен ван Беркель и Каролин Бос из голландского UN Studio выиграли конкурс на проект театра в Спейкениссе (предместье Роттердама) — многостворчатой раковины, которая откроется в 2011 году. В свою очередь, норвежская студия Snohetta AS построила новую библиотеку Александрии и недавно открытое здание новой оперы в Осло — белый айсберг c крышей из белого каррарского мрамора,

Господин Эйфман, несмотря на приверженность современному балету, мечтает не об авангардном, а о традиционном театральном здании (см. интервью на этой странице). Впрочем, от вкусов руководителя будущего Дворца танцев мало что зависит. Большинство в жюри, которое по традиции возглавляют Валентина Матвиенко и глава ВТБ Андрей Костин, составляют чиновники и сотрудники банка. Среди приглашенных в жюри архитекторов и Поль Андре, построивший оперный театр в Пекине в виде закопанного в землю гигантского яйца, который настолько напугал во время китайских гастролей Бориса Эйфмана, что он добился повышения до 40 метров высоты сценической коробки своего театра, заявив, что "не желает работать в подводной лодке".

Сколько может стоить строительство Дворца танца, инвесторы не говорят (к примеру, Опера в Осло обошлась в €475 млн, а Мариинка-2 в итоге может потянуть и на более крупную сумму) и обещают не ограничивать фантазию проектировщиков финансовыми рамками. По словам господина Ольховского, проект должен лишь соответствовать заданной площади (20-25 тыс. кв. м) и техническому заданию, согласно которому в здании должны разместиться зрительные залы на 1000 и 300 мест соответственно, а также репетиционные и другие рабочие помещения. Возможно, щедрость ВТБ отчасти объясняется условиями инвестиционного соглашения с правительством РФ, согласно которому затраты на строительство театра пойдут в зачет оплаты участка. К тому же сроки строительства театра запланированы на 2011-2014 годы, а сегодня в условиях кризиса это бесконечно далекое будущее. Итоги конкурса объявят 21 июля.


Комментарии
Профиль пользователя