Коротко


Подробно

Ab ovo

ВТБ не ставит проектировщикам театра Бориса Эйфмана ни архитектурных, ни финансовых рамок

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 16

Вчера стали известны неожиданные подробности международного конкурса на лучший архитектурный проект Дворца танцев для не имеющего собственной сцены театра Бориса Эйфмана. Несмотря на экономический кризис, инвестор — банк ВТБ — обещает не ограничивать фантазию проектировщиков финансовыми рамками. А господин Эйфман, несмотря на приверженность современному балету, мечтает не об авангардном, а о традиционном театральном здании. С подробностями — АННА ПУШКАРСКАЯ.


Вчера в Санкт-Петербург съехались представители участников закрытого международного конкурса на архитектурное решение Дворца танцев, чтобы познакомиться с территорией проектирования и обсудить особенности конкурсных контрактов. По этому случаю вчера на пресс-конференции в Музее театрального и музыкального искусства некоторые подробности конкурса обнародовали представители организаторов конкурса — банка ВТБ и Смольного, а также будущий жилец Борис Эйфман.

Конкурс был объявлен 31 марта ("Ъ" писал о нем 2 апреля 2009 года), итоги обещают объявить 21 июля. Дворец танцев должен стать ключевым объектом квартала "Набережная Европы" между Биржевым и Тучковым мостами на месте РНЦ "Прикладная химия", и должен быть увязан с градостроительным планом победителей предыдущего конкурса Сергея Чобана и Евгения Герасимова. Они поместили будущий театр в яйцевидное здание, окруженное овальной же парадной площадью наподобие Дворцовой. На вопрос "Ъ", насколько связаны участники столь жесткими неоклассическими рамками, вице-президент ВТБ Александр Ольховский беззаботно заверил, что это не обязательно, по его мнению, "овальная площадь может поддержать любой объем".

В свою очередь Борис Эйфман, несмотря на приверженность современному балету и отсутствие в данном месте серьезных ограничений, связанных с охраной исторического центра города, вовсе не стремится к авангардному решению для своего театра. Идеальным для себя театральным пространством балетмейстер называет Александринку, в то время как ни от одного из построенных по всему миру западными участниками конкурса театров он "не был в восторге", и уж точно уверен, что они "не для нашего города". Речь идет о театрах, построенных лауреатом Притцкеровской премии Жаном Нувелем (Jean Nouvel) из Франции, норвежским архитектурным бюро Снехетта (Snohetta AS) и UN Studio из Нидерландов. В России у них соперника не нашлось — со времен Александра Жука, построившего ТЮЗ на Пионерской площади, театров в Петербурге не строили. Так что в портфолио единственного российского участника конкурса, петербургского бюро "Земцов, Кондиайн и партнеры", — лишь нереализованный конкурсный проект второй сцены Мариинского театра. По словам господина Эйфмана, он уже встретился со всеми приглашенными на конкурс архитекторами, вдохновив их построить "что-то новое и для себя тоже". Впрочем, от вкусов руководителя будущего Дворца танцев (чей театр существует уже 30 лет, получив статус академического, но до сих пор не имея собственной сцены) мало что зависит. Большинство в жюри, которое по традиции возглавляют Валентина Матвиенко и глава ВТБ Андрей Костин, вновь составляет административно-коммерческое лобби из чиновников и сотрудников банка. При этом в немногочисленном списке приглашенных в жюри архитекторов — тот самый француз Поль Андре, построивший Оперный театр в Пекине в виде закопанного в землю гигантского яйца, который настолько напугал Бориса Эйфмана, что он добился повышения высотного регламента для своего театра, заявив, что "не желает работать в подводной лодке".

Господин Эйфман, по его словам, вовсе не собирается единолично оккупировать будущий Дворец танцев. По его замыслу, в новом здании разместятся на постоянной основе три труппы, символизирующие три века русского балета. Сам господин Эйфман продолжит постановки современных балетных спектаклей. Одновременно он рассчитывает пригласить в свой театр еще две труппы. Одна будет заниматься реставрацией и реанимацией классических балетных спектаклей ХIХ века, для постановки которых должна быть приспособлена сцена традиционного Большого зала на 1200 мест. А на малой сцене с залом на 300 мест сможет работать некоммерческая экспериментальная лаборатория для молодых хореографов, в том числе студентов консерватории и училища имени Вагановой. Господин Эйфман надеется, что коммуналки в итоге не получится: он рассчитывает возглавить худсовет, который, по его замыслу, сможет решать все творческие проблемы театра, приглашать гастролеров, устраивать фестивали, мастер-классы и так далее. Финансовые проблемы господина Эйфмана пока не волнуют, поскольку до реализации проекта еще слишком далеко. Театр, по его словам, будет финансироваться из федерального бюджета, а также зарабатывать дополнительные средства самостоятельно.

На вопрос "Ъ", в какие финансовые рамки должны уложиться проектировщики Дворца танцев, господин Ольховский не менее беззаботно (особенно в условиях финансового кризиса) заявил, что "условий ограничения по стоимости реализации проекта не существует". По его словам, проект должен лишь соответствовать заданной площади (20-25 тыс. кв. м) и техническому заданию, согласно которому в здании должны разместиться Большой и Малый залы (на 1200 и 300 мест соответственно), а также репетиционные и другие рабочие помещения. Напомним, в конкурсе на Мариинку-2 стоимость проекта была ограничена $100 млн, однако с тех пор его согласованная смета выросла втрое, а реальная стоимость может оказаться в шесть раз дороже. Неожиданная щедрость ВТБ отчасти объясняется условиями инвестиционного соглашения с правительством РФ, согласно которому затраты на строительство театра пойдут в зачет оплаты выделенного для застройки "Набережной Европы" участка. Возможно, отказ от финансовых критериев проектов обусловлен и тем, что сроки строительства театра запланированы на 2011-2014 годы, а сегодня в условиях кризиса — это бесконечно далекое будущее.



Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение

Профиль пользователя