Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8
 Текст 1

Формула ИС: "мозги" — товар — деньги

       Понятие "интеллектуальная собственность" до сих пор вызывает в России либо недоумение, либо твердое убеждение, что речь идет о надувательстве. Это проявляется даже на бытовом уровне: принято считать, что лучший способ раздуть уставный фонд — "накачать" его на 90% интеллектуальной собственностью. В то же время люди, работающие в инновационном бизнесе, уже знают, что имеют дело с товаром, потенциально колоссально рентабельным. Проблема в том, что отсутствие цивилизованного потребителя этого товара часто создает большие проблемы — в основном юридического характера.
       
Мозги уже растут в цене
       В советское время делать деньги на интеллектуальной собственности (ИС) было проблематично — все права на нее принадлежали государству, автору полагалось лишь 2% вознаграждения. В список же авторов частенько попадали люди, которые не имели к созданию изобретениям никакого отношения (как правило, начальники изобретателя). Бороться же с принципиальными авторами, отказывавшимися брать в "соавторы" своих руководителей, было несложно.
       Выглядело это примерно так. Приходит к директору предприятия изобретатель с разработкой. Директор деликатно предлагает внести его в список соавторов. Изобретатель отказывается. Тогда директор с извиняющимся видом разводит руками и говорит, что, мол, пока нет возможности внедрить ваше изобретение в производство. После чего передает всю техническую документацию на соседний "дружественный" завод. Те выпускают пробную партию продукции, а через пять лет, когда срок действия авторского свидетельства истекает, директор запускает разработку в производство на собственном заводе. В результате автор получает свои копейки от другого предприятия, а его идея уже вовсю эксплуатируется родным предприятием — но уже бесплатно.
       С тех пор в России поменялись законы, защищающие ИС, и появились новые возможности для ее использования. Многие уже понимают, что ИС может приносить высокую прибыль. Фирма "Геотехнология", например, придумала способ скважинной гидродобычи полезных ископаемых, опередив американцев, по их же признанию, на 10 лет. Рыночная стоимость изобретения оценивается в $21 млн, американцы его уже купили. Технология заключается в следующем: сверлится скважина, глина размывается до состояния каши и поднимается на поверхность. И уже здесь добывается необходимое сырье. Таким образом планируется добывать алмазы в Архангельской области.
       Другой редкий пример успешной изобретательской деятельности преподнес российский изобретатель Юрий Лебедев. Еще в начале 70-х годов ему пришла в голову замечательная идея, которую он запатентовал. И сегодня в ряде стран он держит монополию на разработки в области горной добычи полезных ископаемых. Придуманная Лебедевым технология безвзрывного разрушения естественных и искусственных сред состояла в принципиальном изменении обычного способа  — гидроклин, которым разрушается камень, стал работать не только торцевой, но и боковой частью. Новый преобразователь энергии весит в 10 раз меньше мировых аналогов и имеет в 100 раз меньший объем гидросистемы.
       
ИС как законное оружие в борьбе с налогами
       Использование ИС — отличный способ сэкономить на налогах, поскольку она позволяет существенно снизить налогооблагаемую прибыль предприятия. Дело в том, что выплаты авторских вознаграждений освобождены от налога на сверхнормативную зарплату по ставке налога на прибыль (на сегодняшний день — 35-38%) и отчислений на социальные нужды (около 40%). Эти платежи относятся на себестоимость продукции и не входят в состав затрат на оплату труда. Нужно лишь оформить авторский договор на передачу прав на использование ИС заказчику.
       "Игра" с ИС порой позволяет творить чудеса. Один подмосковный предприниматель сумел таким образом сократить налоги на прибыль своего предприятия до нуля. Уже третий год он на законных основаниях "морочит голову" налоговой инспекции: права на использование запатентованного им (как частным лицом) изобретение он передал самому себе — но уже как директору предприятия. Согласно официальному договору с самим собой — за 100% прибыли. Такой нахальный способ ухода от налогов, кстати, абсолютно законен.
       Надо сказать, что разобраться с документацией, связанной с вознаграждением за ИС, иногда непросто. Бывает, что даже искушенные в использовании ИС люди допускают при оформлении бухгалтерских документов ошибки. Так, одно санкт-петербургское АО купило у группы авторов лицензию на использование их ноу-хау (технология переработки нефти). АО выплатило авторам процент с дохода от использования ИС. Позже АО передало право на использование этого ИС одному заводу (с разрешения авторов). Завод, использовавший ИС в производстве, выплатил процент от дохода акционерному обществу. А АО, в свою очередь, выплатило часть этого процента авторам. Но тут нагрянула проверка из пенсионного фонда, просмотрела документы и пришла к выводу, что авторы получили вознаграждение от завода не как авторское вознаграждение за право использования, а как плату за работу. Хотя авторы не работали по заказу АО, а передали ему уже законченное изобретение. С этой зарплаты АО должно было выплатить налоги, и с его счета были списаны штрафы на 60 млн руб. (по ценам осени прошлого года). Чтобы доказать, что пенсионный фонд был не прав, потребовались несколько месяцев судебных разбирательств. Оказалось, договор авторов с АО был оформлен некорректно. В нем было написано: "Вознаграждение за содействие (т. е. за работу) в создании ноу-хау". Надо было: "Авторское вознаграждение за переданное право на использование". С трудом, но деньги удалось вернуть.
       Есть еще один способ сэкономить на налогах с помощью ИС. Для этого можно поставить ее на баланс (в виде нематериальных активов) — так можно производить ускоренную амортизацию ИС. При этом амортизационные отчисления на законном основании включаются в себестоимость продукции (то есть не облагаются налогом на прибыль).
       Использование ИС дает и другие преимущества. Например, ИС можно включить в уставный фонд фирмы (то есть внести ее в качестве учредительного взноса). Такая практика в последнее время получает все большее распространение в России. Например, учредители (физические лица) "Северно-Западного страхового общества" в качестве взноса при создании АО внесли свои методики страхования. Их пакет акций составил 50%.
       
"Пираты" не только воруют идеи, но и принимают их в подарок
       Хотя многие уже понимают, какие выгоды можно получить от использования ИС, обращаться с ней умеют далеко не все. Некоторые разработчики даже не знают, что их работа по созданию ИС стоит каких-то денег. Так, сотрудники Новороссийского вагоноремонтного завода разработали оригинальную схему электроснабжения пассажирского вагона. Всю документацию на изобретение передали другому предприятию (бесплатно!). Вопрос, как компенсировали передачу документации, вызвал у них искреннее удивление: ведь мы же в процессе работы получали зарплату!
       Другие разработчики порой не знают, что права на ИС нужно закреплять юридически. Приводит это обычно к ощутимым экономическим потерям. Так, крупный питерский машиностроительный завод еще в советское время накопил большое количество ИС. После перестройки он "разбился" на десятки маленьких СП (в прошлом — лаборатории или конструкторские бюро), но договорные отношения по поводу ИС с ними не оформил. Теперь СП используют интеллектуальную собственность завода и даже выпускают продукцию с его товарным знаком. А на счету у завода нет денег даже на то, чтобы заплатить за электроэнергию. Питерские патентоведы предложили заводу такой выход: провести инвентаризацию имущества (в том числе и ИС), оформить свое право собственности на ИС, выявить всех, кто ИС использует без разрешения, оформить договора с СП, а потом или стать их соучредителями, или продать им лицензию на право использования ИС.
       Вообще, юридическое оформление прав собственности — одна из самых серьезных проблем при использовании ИС. Что неудивительно: правовое регулирование ИС весьма запутано, и детальное знание законов здесь просто необходимо.
       Вот пример того, какая из-за оформления ИС может случиться неразбериха. Одна московская фирма (Исполнитель) выполнила работы по хозяйственному договору, а потом передала Заказчику научно-техническую продукцию. Спустя некоторое время интерес к работам Исполнителя проявила солидная фирма. Однако переговоры пришлось прекратить, поскольку выяснилось: в хоздоговоре права собственности Исполнителя на ИС не закреплены; патент же на изобретение, в нарушение всех правил, получил на свое имя сотрудник фирмы-Исполнителя (в этом случае все права собственности на ИС принадлежат Заказчику). Что же касается сотрудника, получившего патент, то он обязан был получить на это разрешение Исполнителя. Теперь последний в судебном порядке может потребовать получения патента на свое имя.
       В другой ситуации две подмосковные фирмы так запутались с документами на ИС, что не только лишились права ее использования, но и сыграли на руку "пиратам". Фирма А. получила патент на технологию производства дверей и начала работать. Но оказалось, что точно такие же двери делала и фирма Б. (но безо всякого патента). Тогда первая фирма подала на нее в суд. Однако на суде ответчик доказал, что производил двери еще до подачи фирмой А. заявки на патент, но сам такое прошение почему-то не подавал. Более того, фирма Б. потребовала признать патент первой фирмы недействительным. Тогда фирма А. решила договориться со своим конкурентом: бесплатно возьмите лицензию на использование ИС, но патент оставьте нам. Фирма Б. на компромисс не пошла, и суд действительно признал патент истца недействительным.
       Что получилось в итоге? Патент фирмы А. признали недействительным. Фирма Б. патента получить не может, потому что информация об охранном документе на изобретение уже была опубликована в бюллетене Роспатента. А "пираты" спокойно продают двери по демпинговым ценам, причем "приструнить" их никто не может — они ведь теперь не нарушают ничье право собственности на ИС.
       Кстати, интеллектуальное пиратство в России процветает. Причем иногда предприниматели сами "дарят" свои разработки конкурентам. Как правило, утечка информации о перспективных разработках происходит во время переговоров с партнерами.
       Российская фирма разработала прибор, который заинтересовал германскую фирму. Иностранный партнер обещал финансировать разработки в России и ее патентование за рубежом. Однако договор о соблюдении конфиденциальности заключен не был. Получив конструкторскую документацию и опытный образец прибора, иностранный партнер исчез.
       Вот другой пример. Карельское предприятие "Петрозаводсткмаш" пригласило на переговоры финнов. Финские друзья настолько понравились карельским бизнесменам, что они расстелили перед ними всю научно-техническую документацию. Финны уехали, а затем в России же технологию и запатентовали. Теперь карелы должны платить финнам за право использования своих же разработок.
       
О "праве первой ночи" в патентовании
       Если фирма успела запатентовать ИС, ее шансы в борьбе с пиратами многократно возрастают. И не только с пиратами. При определенной проворности можно зарегистрировать, например, товарный знак какой-нибудь западной фирмы, которая на российский рынок еще не вышла (это не относится только к мировым товарным знакам — таким, как Coca-Cola, Ford и др.). Причем на вполне законных основаниях.
       Несколько лет назад европейский концерн Paclan, выпускающий упаковки продуктов питания, представил свою продукцию на московской выставке. Через год концерн решил выйти на российский рынок со своей продукцией и подал заявку на свой товарный знак. Но тут обнаружилось, что за две недели до подачи этой заявки одна российская фирма уже подала "прошение" на тот же товарный знак и тот же вид услуг. Наша фирма и стала законным владельцем товарного знака Paclan в России. Теперь она предлагает европейскому концерну уступить на определенных условиях права на использование знака (таким образом промышляют особо шустрые российские компании, требующие мзду с западных "однофамильцев"). В противном случае концерн Paclan может быть лишен права пользоваться своим фирменным наименованием на территории РФ и будет вынужден поставлять немаркированную продукцию.
       Кстати, примерно также один российский изобретатель "прокололся" на южнокорейском рынке. Несостоявшийся агент воспользовался информацией, полученной во время переговоров, и на свое имя запатентовал аббревиатуру изобретения в качестве товарного знака. Нашему предпринимателю пришлось добавить к названию изобретения одну букву. Вообще же, рынок Южной Кореи считается одним из самых "пиратских".
       С другой стороны, в юридическом оформлении ИС успеть воспользоваться "правом первой ночи" — не всегда главное. Не так давно поссорились московский завод "Дукат-Лигерос" и ряд российских табачных фабрик. "Дукат-Лигерос" запатентовал на себя торговые марки некоторых сигарет ("Столичные", "Беломорканал" и др.). Эти же сигареты выпускали и другие табачные фабрики в России. Естественно, "Дукат", как обладатель патента на товарные знаки, потребовал у конкурентов платы за выпуск сигарет с таким же названием. Возмущенные конкуренты написали протест по поводу выдачи этого патента. Свидетельства на товарные знаки этих сигарет были признаны "выданными ошибочно". Как видите, правовая практика использования ИС полна нюансов.
       Вообще, больше всего столкновений из-за ИС происходит на товарном рынке — в основном из-за товарных знаков. Такие случаи происходят в России сплошь и рядом. Как показывает практика, по товарным знакам удовлетворяется примерно 70% судебных исков и около 25% — в отношении изобретений.
       
Патентование ИС: укол "зонтиком"
       В практике использования ИС частенько используется жаргонное слово — "патентный зонтик". Имеется в виду, что патент — это единственный способ "со всех сторон" оградиться от несанкционированного использования ИС.
       Однако патентование ИС — процесс довольно длительный. Сначала Роспатент рассматривает заявку, а уже потом выдает "охранный документ". Опять же, если не знать всех юридических тонкостей, можно легко нарваться на отказ в выдаче патента. Так, один предприниматель запатентовал как ИС кладбище для животных только со второго захода. Дело в том, что на Западе такие кладбища существуют давно, и чтобы упредить претензии российских конкурентов (мол, это "изобретение" — не новое), предприниматель указал отличительный (от аналогичных западных кладбищ) признак своего кладбища. Однако патентное ведомство в выдаче охранного документа отказало — заявка, по мнению экспертов, "не удовлетворяла требованиям патентоспособности". Во втором варианте заявки изобретатель указал другой отличительный признак — буквы на памятниках должны иметь определенную глубину гравировки.
       После подачи заявки специалисты проверяют, соответствует ли изобретение изобретательскому уровню. Кстати, патентные исследования — штука очень полезная. Так, одному конверсионному предприятию заказчик поручил разработать баллон сжатого газа для альпинистов. Работа была выполнена, разработана конструкторская документация, получен опытный образец (который, кстати, отвечал поставленным условиям и по некоторым параметрам превосходил зарубежные аналоги). Тогда было решено выпустить опытную партию этих баллонов. Однако дело не пошло: выяснилось, что баллон пропускает воздух (не "держит" его под большим давлением). Только после этого провели патентные исследования. Они-то и показали, что материал, предложенный для изготовления корпуса баллона, уже пробовали использовать для тех же целей за рубежом, но отказались из-за плохих физико-механических характеристик.
       С момента подачи заявки в Роспатент до опубликования сведений о выдаче патента может пройти 1,5-2 года, а то и больше. Понятно, что ждать столько времени сможет не каждый. Однако есть способ сократить этот срок до нескольких месяцев. Для этого вместе с заявкой на изобретение нужно подать еще и заявку на полезную модель, или промышленный образец. Дело в том, что новизну полезных моделей, как правило, не проверяют, а заявок на промышленные образцы обычно немного (по крайней мере, очередь не стоит), так что охранная грамота в этих случаях выдается быстрее.
       Патент на изобретение выдается на 20 лет, на полезную модель — на 8 лет, срок действия охранного документа на промышленные образцы составляет 15 лет.
       
Комментарии
Профиль пользователя