Коротко

Новости

Подробно

"Люди не чувствуют свою причастность к пенсионным деньгам"

Глава ПФР Антон Дроздов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

о том, чем грозит пенсионная реформа будущим пенсионерам и их работодателям

Доходная часть бюджета Пенсионного фонда РФ на 2009 год запланирована на уровне 3,2 трлн руб., при том что доходы бюджета России в скорректированной версии планируются на уровне 6,2 трлн руб. В июле прошлого года в фонде, через который проходит около 6% ВВП страны, сменилось руководство. За восемь месяцев, прошедших с этого времени, рухнули фондовый рынок и цены на нефть, бюджет страны стал дефицитным. О том, сможет ли в этих условиях выполнять свои обязательства ПФР, средства которого более чем наполовину составляют поступления из госбюджета, а также о том, что получат пенсионеры и потеряет ПФР от индексации пенсий на 8% при инфляции в 14%, в интервью "Ъ" рассказал председатель правления Пенсионного фонда РФ АНТОН ДРОЗДОВ.


— В последнее время все чаще стали говорить о том, что в России пора проводить новую пенсионную реформу. Разделяете ли вы это мнение?

— Так говорят, но это не новая пенсионная реформа. Реформа состоялась еще в 2002 году. Сейчас встает вопрос о корректировке, совершенствовании пенсионной системы с учетом опыта прошедших лет. Существующая пенсионная система достаточно сложная. Сейчас трудовая пенсия в стране формируется из трех частей — базовой, страховой и накопительной. И все они живут своей жизнью, по-разному исчисляются и индексируются. Базовая часть устанавливается в виде фиксированной суммы. Ее индексация осуществляется по своим правилам и зависит главным образом от уровня инфляции. Источником финансирования базовой части является единый социальный налог, ЕСН. Страховая часть финансируется из страховых взносов, которые являются вычетом из ЕСН и составляют 14%, но она индексируется исходя из уровня инфляции и роста средней заработной платы в стране. При этом страховая часть — персонифицирована, т. е. у всех будущих пенсионеров разная, в зависимости от трудового стажа и заработка. И, наконец, есть накопительная часть — 6% от фонда заработной платы. Эти отчисления не только персонифицированы, но и, в отличие от первых двух, не направляются сразу же при поступлении на выплату пенсий нынешним пенсионерам, а обособляются на отдельных счетах и инвестируются на фондовом рынке. Очевидно, что в такой системе сложно разобраться и работодателю, делающему взносы за своих сотрудников, и уж тем более рядовому гражданину. Не говоря уже о том, чтобы самостоятельно рассчитать размер своей будущей пенсии. Ясно, что некоторое упрощение пенсионной системе необходимо.

— Помимо того, что существующая система непонятна, многие эксперты считают ее несправедливой. В частности, некоторые категории работодателей имеют льготы по уплате ЕСН, в то время как пенсии выплачиваются по единым нормативам.

— Да, предстоящие изменения обусловлены в том числе и необходимостью устранить такие перекосы, обеспечить сбалансированность пенсионной системы. В противном случае разрыв в доходах и расходах пенсионной системы будет постоянно возрастать не в пользу доходов.

— Каким образом будет упрощена эта система?

— Предлагается, что базовая и страховая части пенсии объединятся и будут финансироваться из одного источника — страховых взносов работодателя, которые заменят нынешний ЕСН. Сегодня ЕСН взимается по регрессивной шкале: в части доходов, поступающих в ПФР, она составляет 20% при зарплате до 280 тыс. руб. в год, 7,9% — с зарплаты от 280 до 600 тыс. руб. в год, а свыше 600 тыс. руб.— всего 2%. Вместо такой схемы предлагается ввести фиксированный страховой взнос в Пенсионный фонд в размере 26% при годовой зарплате работника до 415 тыс. руб. При этом страховая часть будет индексироваться одинаково для всех, исходя из роста зарплаты и инфляции. Накопительная часть, как и сегодня, будет независима от солидарной системы и останется на уровне 6%. В результате все будет предельно ясно: есть фонд заработной платы и есть страховой тариф, способный обеспечить уровень пенсии, который правительством определен как приемлемый.

— Исходя из чего был установлен тариф 26%?

— Исходя из результатов актуарных расчетов до 2060 года. Они показали, что при уровне страхового тарифа в 26% пенсионная система будет сбалансирована и при этом удастся существенно увеличить уровень пенсионного обеспечения россиян. Так, трудовая пенсия к 2011 году будет доведена до двух прожиточных минимумов пенсионера, к 2016 году — до двух с половиной, к 2020 году — до трех прожиточных минимумов пенсионера. Это будет большим прорывом. Ведь пока средняя трудовая пенсия в стране — чуть выше прожиточного минимума пенсионера, а вот социальная пенсия — пока ниже.

— Тем не менее представители бизнеса сочли и эти предложения неподъемными, так как помимо отчисляемых в ПФР 26% от фонда оплаты труда им предстоит отчислять еще 8% в Фонд обязательного медицинского страхования и в Фонд социального страхования. То есть общий объем отчислений доходит до 34%.

— Вечный парадокс пенсионной системы: работодатели жалуются, что пенсионный тариф высокий, а пенсионеры — что пенсии маленькие. Предлагаемые нововведения основаны на опыте западных стран, где все вопросы пенсионной системы обсуждаются открыто и все строится на компромиссах между бизнесом, властью и профсоюзами. Кстати, изначально у нас обсуждался уровень страхового пенсионного тарифа в 28%, однако расчеты показали, что такой тариф действительно будет обременительным для бизнеса. Если работодатели считают, что предлагаемый тариф в 26% слишком обременительный, это значит, что либо государство должно понизить целевые уровни пенсионного обеспечения, либо нужно дотировать пенсионную систему из федерального бюджета. Также есть предложение по закреплению за Пенсионным фондом определенного налогового источника, к примеру, части НДС. В этом случае общая налоговая нагрузка на бизнес не увеличится. Лично я считаю, что новая система будет выгодна всем. Становится понятно, сколько стоит труд, потому что пенсия — это, по сути, отложенная часть заработной платы. То есть мы увидим наконец экономический смысл отчислений работодателя в пенсионную систему.

— Из-за кризиса отсрочек нововведений не будет?

— Проекты соответствующих законов подготовлены. Минздравсоцразвития, насколько я знаю, собирается в ближайшее время внести их на рассмотрение в правительство. Сейчас речь может идти лишь о некой корректировке, связанной с изменением экономической ситуации в стране. Как известно, Минэкономразвития скорректировало макроэкономические показатели на этот год, и сейчас необходимо еще раз уточнить расчеты к этим законопроектам как раз с целью определения тех уровней пенсионного обеспечения, которые получаются при страховом тарифе 26%.

— А помогут ли они сократить стремительно увеличивающийся дефицит бюджета Пенсионного фонда?

— Конечно, достижение сбалансированности пенсионной системы будет способствовать этому. В нынешних условиях о сбалансированности говорить не приходится. На первых стадиях обсуждения нововведений рассматривалось предложение сохранить разделение на базовую часть и страховую, увеличив при этом размер базовой. Но расчеты показали, что это не решит проблему и потребуется еще больше дотаций из федерального бюджета. Сейчас 52% средств ПФР составляют трансферты из федерального бюджета. С одной стороны это неизбежно, ведь ПФР выплачивает не только трудовые пенсии, но и государственные пенсии, пособия, социальные выплаты. И все-таки за счет бюджетных денег также покрывается дефицит по страховой части пенсии. Наши расчеты показывают, что если ничего не изменить, то доля бюджетных средств достигнет к 2020 году более 80%, а к 2030 — около 90%. В этом случае мы перешли бы от системы пенсионного страхования к государственному социальному обеспечению, полностью уйдя от страховых принципов. Переход на страховой тариф предполагает, что в основной части выплата пенсий будет обеспечиваться именно страховым тарифом, что экономически правильно.

— И необходимость дотирования из федерального бюджета отпадет?

— Полностью, конечно, нет. Дотироваться, в частности, будут досрочные пенсии, которые выплачиваются работникам, занятым на вредном производстве. Пока не принят закон, определяющий размер страховых отчислений работодателей за эту категорию работников. По нашим расчетам, эти дотации составляют около 2% страхового тарифа. Кроме этого, за федеральным бюджетом останется финансирование пособий и социальных выплат.

— Каков размер дефицита бюджета ПФР на этот год?

— Изначально он был утвержден в размере 146 млрд руб. Эти параметры утверждались еще в прошлом году, и в связи с изменившейся экономической ситуацией пересмотрены. Исходя из нового прогноза Минэкономразвития, скорректированная цифра дефицита будет увеличена на 330 млрд руб., то есть на 10% от бюджета Пенсионного фонда.

— За счет чего увеличен размер дефицита?

— Это главным образом связано с принятыми правительством решениями об увеличении пенсионного обеспечения. Речь идет, например, о доведении средней социальной пенсии до уровня прожиточного минимума пенсионера, доведении трудовой пенсии в среднем до 1,3 прожиточного минимума пенсионера. Все это требует проведения не менее трех индексаций пенсий в этом году. Базовая часть индексируется в этом году два раза. Первое увеличение — на 8,7% — уже состоялось с 1 марта. Второй раз индексация произойдет 1 декабря. Кроме того, 1 апреля на 17,5% будет проиндексирована страховая часть пенсии. При этом Минэкономразвития повысило прогнозный уровень инфляции на 2009 год с 8,5% до 13-14%. Если по итогам первого полугодия 2009 года инфляция превысит 6%, что вполне вероятно, мы обязаны будем провести еще одну индексацию страховой части пенсии с 1 августа. По предварительным расчетам, ее размер составит 7-8%, а это также потребует дополнительного финансирования.

— Кризис никак не повлияет на выполнение заявленных повышений пенсий?

— Все, что было намечено в социальной сфере, мы выполним. Это касается не только пенсий, но и пособий. Уже в этом году, а точнее в апреле, Пенсионный фонд начинает досрочную выплату материнского капитала семьям, имеющим кредиты на улучшение жилищных условий. Однако стоит признать, что кризис все же будет влиять на работу Пенсионного фонда. Фонд заработной платы в стране будет сокращаться, соответственно, снизятся поступления от ЕСН и страховых взносов.

— Как сильно упали страховые поступления в ПФР?

— По сравнению с первыми месяцами прошлого года падения страховых взносов в абсолютных цифрах практически нет. Другое дело, что планы по сбору страховых средств, принятые в прошлом году, были ориентированы на другую экономическую ситуацию, учитывали другие темпы роста фонда заработной платы и другие уровни инфляции. В январе было зафиксировано снижение сборов — на 7% ниже плановых. В феврале ситуация немного исправилась, но мы трезво оцениваем ситуацию. Мы ожидаем снижения сборов страховых взносов по итогам года на 15%.

— Одной из основных идей пенсионной реформы является стимулирование граждан к самостоятельному накоплению на будущую пенсию через негосударственные пенсионные фонды и частные управляющие компании. Тем не менее по-прежнему пенсионные накопления более 90% сограждан находятся в управлении государственной управляющей компании — ВЭБе...

--Этому есть объяснение. Люди еще не чувствуют свою причастность к пенсионным деньгам. Пока большинство считает, что им необязательно принимать какое-то решение по размещению собственных пенсионных накоплений, так как государство делает это за них. И делает это гарантированно и надежно. Советская пенсионная система была, по сути, социальным обеспечением, и только новое поколение сможет полностью осознать, что не надо рассчитывать исключительно на государство. Должно пройти время, чтобы в стране сформировалась новая пенсионная культура, чтобы идея позаботиться о своей будущей жизни на пенсии вошла каждому, что называется, в кровь. Надо понять, что улыбчивые европейские или японские пенсионеры путешествуют по миру не на государственную пенсию, а на пенсию, в формировании которой они принимали самое активное участие всю свою трудовую жизнь. Помимо обязательных пенсионных отчислений все они сознательно и долго участвовали в негосударственных пенсионных программах.

— При этом Россия чуть ли не единственная страна в мире, где страховой пенсионный взнос полностью формирует работодатель...

— Да. Скажем, в Европе в среднем 50% пенсионных взносов оплачивает работодатель, 50% в обязательном порядке — работник из своего заработка. У нас до недавнего времени человек мог напрямую финансировать будущую пенсию только через программы негосударственного пенсионного обеспечения. С 2009 года стартовала программа государственного софинансирования пенсии, которая тоже основана на принципе 50 на 50.

— Сколько человек уже решили участвовать в софинансировании?

— За считаные месяцы в программу вступили свыше 1 млн 150 тыс. человек. Для нас это свидетельство того, что люди наконец-то стали думать о своей будущей пенсии.

— Вы говорите о необходимости самостоятельной заботы о будущей пенсии, и в то же время сейчас в Госдуме находится законопроект, который расширяет инвестдекларацию для размещения накоплений "молчунов". Получается, возможности ВЭБа окажутся почти такими же, что и у частных компаний.

— Цель этих законопроектов не повысить привлекательность ВЭБа как государственной управляющей компании, а обеспечить размещение всех средств, которые находятся под его управлением. Объем рынка гособязательств, в которые могут вкладываться деньги "молчунов", составляет порядка 500 млрд руб. При этом уже сейчас в ВЭБе сосредоточено 344 млрд руб. накоплений, и эта сумма с каждым годом значительно увеличивается. Если оставить все как есть, пенсионные накопления скоро поглотят практически весь рынок госбумаг. А дальше что? Поэтому и было предложено дополнить инвестдекларацию ВЭБа рядом консервативных инструментов: депозитами, а также корпоративными облигациями с высоким рейтингом, облигациями субъектов федерации и ипотечными бумагами. Расширение инвестпортфеля позволит ВЭБу более гибко и эффективно управлять накоплениями. При этом у частных НПФ и управляющих компаний перечень инвестинструментов всегда будет шире.

— По итогам прошлого года, используя суперконсервативную стратегию, ВЭБ показал отрицательную доходность пенсионных накоплений. Будете ли вы отражать этот минус на счетах граждан?

— Да. Минус 0,46%.

— То есть, получив "письмо счастья" от ПФР, человек обнаружит, что его накопления уменьшились?

— По результатам последнего года — немного уменьшились. Но большой проблемы в этом нет. Все предыдущие годы ВЭБ и большинство других управляющих компаний стабильно показывали положительную доходность. Пенсионные деньги — "длинные". Первые массовые выплаты пенсий по накопительной системе начнутся с 2013 года, а основная часть будет выплачиваться только с 2023 года. Окончательный размер пенсии определяется при выплате, а к этому времени рынок с большой вероятностью отыграет прошлогоднее падение.

— Если у ВЭБа доходность минус 0,46%, то у частных компаний убытки значительно выше. Успеют ли они отыграть потери?

— Надо понимать, что, во-первых, частные компании в прежние годы за счет своего более рискового портфеля заработали для своих клиентов большую доходность, а во-вторых, они быстрее восстанавливаются после кризиса. Поэтому я надеюсь, что, как только мы пройдем дно фондового рынка, частные компании резко пойдут вверх. Если посмотреть на результаты управления пенсионными накоплениями на трехлетнем промежутке, цифры не выглядят такими удручающими, как на конец 2008 года. К 2013 году, уверен, будет положительная общая доходность, так что я бы точно не советовал будущим пенсионерам сейчас переживать из-за прошлогодних результатов, принимать поспешные решения по смене управляющей компании.

— Вы обсуждали с управляющими результаты их работы в прошлом году?

— Да, конечно. Но надо понимать, что отрицательная доходность от размещения пенсионных накоплений — это результат общей экономической ситуации в стране и мире, а не каких-то неквалифицированных действий управляющих компаний.

— В недавнем отчете Счетной палаты говорилось, что частные компании в докризисном 2007 году допустили почти 8 тыс. нарушений при инвестировании пенсионных накоплений. Есть ли уже данные за 2008 год?

— Данных за 2008 год у меня пока нет. Но можно предположить, что во время нестабильной ситуации на фондовом рынке вероятность допустить нарушение при инвестировании средств увеличивается. Как правило, речь идет о нарушении установленной структуры инвестиционного портфеля. ПФР по закону не контролирует работу НПФ, а вот УК, с которыми у нас есть договоры, перед нами отчитываются. Если эта отчетность нас настораживает или поступают иные сигналы о нарушениях, мы обращаемся в ФСФР c просьбой провести проверку и принять меры. В крайнем случае мы даже расторгаем договоры с управляющими компаниями. При этом средства, находившиеся под управлением этих компаний, переходят в ВЭБ, и граждане получают право выбрать другую компанию.

— В конце прошлого года Минфин выпустил письмо, позволяющее НПФ не проводить переоценку активов на 31 декабря 2008 года. Против отмены переоценки выступила ФСФР, мотивируя это тем, что НПФ введут в заблуждение своих клиентов...

— В Европе существует практика, при которой оценка активов, в которые инвестированы "длинные" деньги, такие как пенсионные накопления и резервы, производится по иной методике, чем "короткие" деньги. Эта оценка производится по некой средней стоимости активов, рассчитанной на период инвестирования. В долгосрочном периоде колебания, которые приходятся на первое число каждого года, не столь значимы для тренда в целом. Такая логика в целом правильная. Но в нашей экономике при прогнозируемых сейчас уровнях инфляции, колебаниях котировок ценных бумаг вести долгосрочное прогнозирование очень сложно. Я считаю, что сейчас изменять методику оценки рискованно, потому что это действительно может дезориентировать вкладчиков НПФ.

— Пока эти подходы обсуждаются, ряд фондов, особенно мелких, рискует столкнуться с проблемой актуарного дефицита, который говорит о низкой устойчивости фонда. И в первую очередь пострадать могут клиенты мелких НПФ, которых сегодня на рынке больше 150. Кто защитит их накопления?

— Сегодня есть некое несоответствие между законодательно установленными обязательствами государства по выплате трудовой пенсии и тем, что часть средств, предназначенных для ее выплаты, размещается в НПФ. То есть деньги оказываются в частной структуре, а ответственность за них фактически несет государство. Это противоречие заложено федеральным законом, и мы считаем, что его нужно решать, создавая дополнительные страховые механизмы для тех, кто выбирает НПФ для инвестирования накопительной части пенсии. Речь идет о дополнительном гарантировании негосударственными фондами сохранности, как минимум, первоначальной суммы взносов в накопительную часть трудовой пенсии.

— Но ведь реализация этого механизма потребует немало времени. Не боитесь ли вы, что за это время мы можем столкнуться с банкротством некоторых НПФ?

— В случае банкротства НПФ передает портфель бумаг в ВЭБ по аналогии с управляющими компаниями, и деньги клиентов никуда не исчезают.

— Насколько обоснованным, на ваш взгляд, является наличие на рынке более 200 НПФ? Может быть, логичнее иметь 20 фондов, но реально работающих и устойчивых?

— Возможно, это действительно было бы логичным и правильным, но такое возможно лишь через несколько лет. Пока это общая черта российской финансовой системы — у нас более 1000 банков, около 700 страховых компаний. Число всех финансовых институтов будет сокращаться по мере эволюции нашего рынка. Кстати, этот процесс уже начался.

Интервью взял Александр Ъ-Мазунин



Комментарии
Профиль пользователя