Коротко


Подробно

Подоходная набережная

Дворцы с видом на Эрмитаж отдали проектировщикам "Невской ратуши"

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 16

Проектировать "Набережную Европы" в историческом центре Санкт-Петербурга поручено авторам строящейся рядом со Смольным "Невской ратуши". Жюри очередного международного конкурса под председательством Валентины Матвиенко и президента ВТБ Андрея Костина вчера подтвердило прогнозы о том, что очередной проект ЗАО "ВТБ-девелопмент", во главе с сыном губернатора Сергеем Матвиенко, будет передан немецко-петербургскому тандему — Сергею Чобану и Евгению Герасимову.


Будущую набережную Европы между Биржевым и Тучковым мостами Валентина Матвиенко вчера назвала "последним пропущенным звеном в ансамбле набережных Невы". Международный конкурс на этот проект уникальностью не отличался — архитектурные состязания с участием мировых звезд проводились в Петербурге девять раз за последние шесть лет. Сначала в них побеждали иностранцы, ни одному из которых до сих пор не удалось реализовать свой проект. Два года назад ВТБ первым решил не тратить деньги на адаптацию зарубежных фантазий: обязательным условием конкурса на "Невскую ратушу" было соавторство петербургского и западного архитектурных бюро. Победителем стали Евгений Герасимов и его переехавший в Германию земляк Сергей Чобан, активно сотрудничающие и в других петербургских проектах. Выбор был вполне предсказуемым — как уже сообщал "Ъ", на прошлой неделе, во время посещения выставки губернатором Валентиной Матвиенко, наблюдатели обратили внимание на ее сына Сергея, который, будучи управляющим проектом застройки "Набережной Европы", не скрывал своего интереса к эскизу Герасимова и Чобана. Тем более что голосование было не тайным, а "административно-коммерческий сектор" в жюри составлял большинство по сравнению с независимым архитектурным крылом, в состав которого входили всего два иностранца — Кристоф Коль и Вольквин Марг.

Тем не менее для принятия решения жюри понадобилось более пяти часов. В окружении заказчика говорят, что основная интрига заключалась в проблеме политкорректности — у жюри была идея не выбирать одного победителя, а придумать вариант компиляции проектов, чтобы никого не обидеть. Три часа ушло на выступления экспертов и участников (cвои проекты лично представляли господа Герасимов и Чобан, Никита Явейн, а также прибывшие в Петербург Марио Ботта, Рафаэль Монео и Дэвид Чипперфильд). Впрочем, Валентина Матвиенко приехала лишь к началу финального обсуждения, предварительно уединившись с входившими в жюри подчиненными. Почти одновременно в зал, где заседало жюри, заглянул и господин Матвиенко.

Через полтора часа победитель все же был назван. Валентина Матвиенко заявила, что решение принималось "в напряженной борьбе и с каждым международным конкурсом уровень и качество конкурсных проектов растут". По ее версии, жюри исходило "не из коммерческой составляющей, а из возможности продолжить архитектурные традиции Петербурга". Андрей Костин сообщил, что "победители немножко лучше чувствуют душу Санкт-Петербурга и угадали наиболее оптимальное решение".

Как удалось выяснить "Ъ", в ходе обсуждения аутсайдером как жюри, так и экспертов стал лауреат Притцкеровской премии Рафаэль Монео, предложивший самую большую площадь застройки. На последнем этапе в тройку лидеров кроме господ Герасимова и Чобана вышли Никита Явейн и Марио Бота. В итоге победитель получил 9 голосов, господин Явейн — 3, господин Ботта — 2. За него, по словам одного из членов жюри, проголосовали немецкий и петербургский архитекторы.

В комментарии "Ъ" президент Союза архитекторов России Андрей Боков объяснил, что победитель "изумительно придумал форму участия в конкурсе --- их решение оказалось наиболее внятным и более коммерческим, поскольку в большей степени соответствовало конкурсной программе". Проект Никиты Явейна, по мнению господина Бокова, оказался слишком романтичен: "Конкурс — особый вид спорта, Никита увлекся и не угадал жанр процедуры". Проект Марио Ботты, по мнению господина Бокова, невозможно реализовать силами других архитекторов, как собираются заказчики "Набережной Европы".

Ценность проектов проигравших Рафаэля Монео и Дэвида Чипперфильд, как отметил президент Российского архитектурного союза, в том, что они "сделали концептуальные вещи, и это то, чему нам надо заново учиться — в российской архитектуре концептуальный подход утрачен, и квадратный метр становится основной заботой". Впрочем, члены петербургского Градсовета заранее прогнозировали, что "диагональ секвенций из городских площадок" (согласно аннотации) господина Чипперфильда вряд ли найдет понимание у членов жюри.

На вопрос "Ъ", соответствовала ли процедура конкурса международным стандартам, господин Боков отметил качественную экспертизу проектов, однако подтвердил, что в составе жюри по стандартам Международного союза архитекторов должно было быть больше архитекторов и, в частности, иностранцев. Президент петербургского Cоюза архитекторов Владимир Попов ограничился комментарием, что он "голосовал за победителя, но без удовольствия". А главный архитектор города Юрий Митюрев отметил что объективно именно победитель скрупулезно выполнил условия конкурса. На вопрос, нравится ли ему архитектурное решение победителей — яйцеобразное здание театра, окруженное полуоткрытой площадью, — господин Митюрев ответил уклончиво: "победителей не судят".

В очередной раз проигравший ветеран петербургских конкурсов швейцарский профессор Марио Ботта, покидая зал инвестиционных проектов, где были подведены итоги, сказал корреспонденту "Ъ",что "проигрыш для него не проблема и он готов участвовать в следующих конкурсах, поскольку ему нравятся город и женщины в нем". Он также намерен участвовать и в следующем конкурсе, который ВТБ намерен объявить в ближайшее время на лучший проект Дворца танца Бориса Эйфмана.

По словам победившего в конкурсе Евгения Герасимова, основная идея проекта — "продолжение традиций петербургского и европейского столичного градостроительства без тупичков и закоулочков". "Парадная набережная, представительская застройка, все лучшее и дорогое стояло длинным фасадом вдоль Невы. Дворцы ХХI века также должны быть репрезентативными зданиями, это нужно продолжать, чтобы не ломать облик города". Впрочем, в отличие от дворцов имперской столицы новые городские палаццо на пешеходной набережной должны стать суперэлитным жильем высшей ценовой категории. Что касается их проектирования, ВТБ пообещал заключить с победителем контракт на сумму до 250 млн рублей.

Анна Пушкарская



Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение