Коротко

Новости

Подробно

Обвинению предъявили оправдание

В убийстве Анны Политковской не нашлось виновных

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Полным провалом следствия и обвинения завершилось вчера рассмотрение в Московском окружном военном суде дела об убийстве обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской. Все обвиняемые были единогласно оправданы коллегией присяжных заседателей. Не устояло в суде даже сопутствующее обвинение в избиении, по которому проходили предполагаемый организатор убийства журналистки бывший милиционер Сергей Хаджикурбанов и сотрудник ФСБ Павел Рягузов. Прокуратура готовится обжаловать оправдательный приговор, а представители потерпевших и сами говорят, что в суд следствием было представлено сырое дело.


Перед тем как присяжные ушли в совещательную комнату, судья Евгений Зубов еще раз прошелся по основным материалам дела, напомнив о доказательствах, представленных обвинением и защитой. Адвокатам подсудимых показалось, что судья недостаточно отразил их мнение. Защитник Мурад Мусаев вновь сообщил присяжным, что доверять распечаткам телефонных соединений обвиняемых не стоит, поскольку операторы сотовой связи предоставляли "противоречащие друг другу данные"; что ссылки следствия на то, что у дома госпожи Политковской в момент убийства находился ВАЗ-2104, принадлежащий предполагаемому убийце Рустаму Махмудову и которым пользовались его братья, несостоятельны, так как на той же улице камеры наружного наблюдения зафиксировали еще несколько "четверок". А в конце выступления защитник Мусаев еще раз привел данные экспертизы по пистолету, из которого была убита госпожа Политковская. "В акте указано, что волокна, обнаруженные на пистолете, аналогичны волокнам с чехлов ВАЗ-2104 Махмудова. Но аналогично еще не значит идентично",— подчеркнул он, отметив, что даже следствие не может утверждать, что данный пистолет находился в машине обвиняемого в соучастии в убийстве.

Судья Зубов проинструктировал присяжных о порядке голосования, и они ушли в совещательную комнату — чтобы ответить на 17 вопросов. Десять из них были связаны с обвинением в убийстве госпожи Политковской, а остальные относились к эпизоду с избиением руководителя турфирмы "Джуманджи-тревел" Эдуарда Поникарова и вымогательством у него денег. Обсуждение заняло не много времени: присяжные вышли из комнаты, не проведя в ней и трех часов. По правилам суда присяжных это свидетельствовало о том, что члены коллегии уже пришли к единодушному мнению по вердикту. Ознакомившись с опросным листом, судья Зубов не стал отправлять заседателей на исправление ошибок, что является большой редкостью при рассмотрении дела присяжными. "Вердикт ясен",— сказал господин Зубов, и решение коллегии огласил старшина присяжных.

Заседатели признали, что убийство госпожи Политковской 7 октября 2006 года в доме на Лесной улице имело место.

На все остальные вопросы, касающиеся виновности в этом преступлении подсудимых Сергея Хаджикурбанова, а также братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых, коллегия единогласно ответила отрицательно. Не признали присяжные Сергея Хаджикурбанова и Павла Рягузова и виновными в избиении предпринимателя Поникарова и в вымогательстве у него. Последнее решение было, пожалуй, самым болезненным для обвинения — потерпевший, давая показания в суде, подробно описывал, как оперативники едва не убили его при задержании.

Родственники подсудимых встретили оправдательный вердикт аплодисментами — бывшие подсудимые благодарили присяжных. Освободили обвиняемых не сразу — судье Зубову потребовалось минут сорок, чтобы вынести постановление об изменении им меры пресечения. Во время паузы оправданные дали свои первые интервью. "Я очень рад такому исходу,— сказал, в частности, Джабраил Махмудов.— На этом деле многие потеряли здоровье. Мой отец оказался с инфарктом в больнице (Махмудов-старший, кстати, присутствовал в зале суда.— "Ъ")". Павел Рягузов сказал, что готов содействовать следствию в поиске настоящих убийц журналистки, а Сергей Хаджикурбанов поблагодарил судью Зубова, который "дал всем возможность высказать свое мнение в открытом процессе, соблюдая беспристрастность". А когда у него поинтересовались, кто мог совершить убийство госпожи Политковской, Сергей Хаджикурбанов напомнил, что в деле есть материалы о том, что за журналисткой велось наблюдение со стороны лиц, которых следствие так и не установило. Двух участников слежки, мужчину и женщину, зафиксировали камеры наблюдения в магазине "Рамстор", куда госпожа Политковская заходила за день до убийства. Видели их и 7 октября у ее дома. В ходе процесса защита не раз заявляла, что эти люди могли являться сотрудниками спецслужб. В допросе милиционера, который видел слежку и мог опознать этих людей, суд защите обвиняемых отказал.

Отпуская оправданных, судья Зубов обязал их явиться в пятницу в суд для обсуждения последствий вердикта. По сути, данная процедура является формальностью, однако не исключены сюрпризы. Дело в том, что уже в ходе процесса были обнародованы данные о том, что против Сергея Хаджикурбанова следственный комитет при прокуратуре РФ возбудил уголовное дело по поводу вымогательства $350 тыс. у свидетеля Дмитрия Павлюченкова. На процессе он дал показания о том, что господин Хаджикурбанов, выйдя на свободу в сентябре 2006 года (он отбывал срок за незаконное проникновение в жилище и подброс вещдоков), предлагал ему в счет погашения старого долга "поработать по Политковской". Следствие трактовало это как попытку организовать наблюдение за журналисткой. Не исключено, что, воспользовавшись новым делом, следствие попытается снова задержать оправданного Сергея Хаджикурбанова.

Представители потерпевших Карина Москаленко и Анна Ставицкая, не требовавшие во время прений сторон вынесения для подсудимых обвинительного вердикта, сказали, что принимают решение присяжных. "Сейчас пенять на присяжных и говорить, что они вынесли какое-то неправильное решение, невозможно",— сказала госпожа Ставицкая, отметив, что вынесенный оправдательный вердикт — "результат работы обеих сторон, обвинения и защиты". В свою очередь, сын Анны Политковской Илья, не сомневающийся в виновности всех четырех подсудимых, сказал, что в происшедшем виновато прежде всего следствие, передавшее в суд сырые материалы: "Какие были материалы дела, таков и вердикт присяжных". Впрочем, обжаловать приговор потерпевшая сторона не намерена.

Напомним, что в переданном в суд деле отсутствовали предполагаемый исполнитель (старший из братьев Махмудовых, Рустам, находится в розыске) и заказчик преступления, не называлась и сумма, якобы заплаченная за убийство. Сам же мотив этого громкого убийства ("недовольство не установленных следствием лиц критическими и изобличающими публикациями и интервью обозревателя "Новой газеты" Политковской в адрес должностных лиц и лиц, занимающих государственные должности в субъектах Российской Федерации") вызвал только вопросы, на которые следствие в рамках этого дела так и не ответило. Доказательствами же вины подсудимых служили в основном детализации телефонных переговоров между ними, которые даже само следствие считает не прямыми, а косвенными уликами.

Почему следствие передало в суд столь сырое дело, отчасти можно объяснить внутриведомственным конфликтом. Первым о полном раскрытии громкого преступления перед тогдашним президентом Владимиром Путиным поспешил отчитаться генпрокурор Юрий Чайка. Произошло это в конце августа 2007 года, незадолго до выделения следствия из прокуратуры в отдельную структуру. Поторапливал следствие и сам президент Путин. 8 марта прошлого года он заявил на пресс-конференции: "Мы будем добиваться полного раскрытия дела и обвинительного приговора суда в отношении преступников. И чем раньше, тем лучше".

Между тем, дорабатывая уже раскрытое дело, следственный комитет освободил шесть из десяти обвиняемых. Но некоторые из них, в частности бывший глава Ачхой-Мартановского района Чечни Шамиль Бураев, уже на процессе назывались чуть ли не в качестве соучастников преступления (без упоминания таких лиц разваливалась фабула обвинения). Более того, в конце процесса, на прениях сторон, обвинение внесло существенные коррективы в свою версию, использовав, видимо, в качестве последнего и решающего аргумента результаты журналистского расследования, проведенного шеф-редактором "Новой газеты" Сергеем Соколовым. По его мнению выходило, что в убийстве был замешан сотрудник ФСБ Павел Рягузов и дядя братьев Махмудовых Лом-Али Гайтукаев, которым официальные обвинения в этом не предъявлялись. Все это только убедило присяжных в недоработках следствия и обвинения и привело к оправдательному вердикту.

Алексей Ъ-Соковнин



Комментарии
Профиль пользователя