Коротко


Подробно

 Вокруг "дела Вайнберга"


Для зампредседателя Роскомдрагмета эксперимент закончился в больнице

       Следственный комитет МВД России продолжает расследование уголовных дел, связанных с вывозом российскими фирмами электронного лома на переработку за рубеж. Сначала в поле зрения милиционеров попала фирма "Солев менеджмент", и по обвинению в даче взятки сотруднице ГТК был арестован руководитель компании Лев Вайнберг (Ъ освещает это дело с августа прошлого года). Затем было проверено "Объединение АКО", вице-президенту которого Дмитрию Горбатовскому инкриминировали незаконную предпринимательскую деятельность и незаконные операции с драгметаллами. В обоих проектах непосредственное участие принимало руководство Роскомдрагмета. В особенности МВД и таможню интересует тот факт, что полученное из электронного лома золото не ввозится обратно в Россию, а остается на счетах United Bank of Switzerland (UBS). После громких скандалов с "АКО", "Солев менеджмент" и рядом других коммерческих структур в Роскомдрагмете началась проверка КРУ при президенте России. Утомленный многочисленными ревизиями зампредседателя комитета Юрий Котляр слег в больницу. Говорят, что отдохнуть посоветовал ему председатель Роскомдрагмета Евгений Бычков. Тем временем Роскомдрагмет принял решение ввезти в страну российское золото, лежащее на счетах UBS. Но возникла накладка, и почти 1 тонна золота до сих пор лежит неоприходованной на одном из таможенных складов России.
       
Российское золото заложили за "роллс-ройс"
       "Объединение АКО" стало первой коммерческой структурой, которая начала перерабатывать российский электронный лом на зарубежных аффинажных заводах. В феврале 1992 года вице-президент "АКО" Дмитрий Горбатовский, институт Роскомдрагмета "Гиналмаззолото" и Кировградский медеплавильный комбинат заключили трехсторонний договор о покупке на комбинате 124 тонн электронного лома за 282 млн руб. Получив затем разрешение Роскомдрагмета, подписанное зампредседателя комитета Юрием Котляром, Горбатовский договорился с фирмами "Сейбин Металл Корпорейшн" (США), "Вальме" (Франция) и "Казеар Техника Лтд." (Италия) о переработке этого лома на их аффинажных заводах. МВЭС по письму Котляра выдало "Объединению АКО" лицензию на временный вывоз на переработку специфизированного лома. В таможенных документах было указано, что "АКО" должно вернуть выработанные из лома драгметаллы (золото, платину, палладий и т. д.) не позднее 3 марта 1993 года.
       Всего "АКО" вывезло 135 тонн лома. В результате переработки было получено 160 кг золота, 200,3 кг серебра, 8 кг палладия, 7,3 кг платины и 26 тонн аффинированной меди. В указанный срок драгметаллы в Россию не вернулись, но Уральское таможенное управление почему-то не предъявляло объединению никаких претензий. Об этом факте стало известно только тогда, когда летом 1994 года в связи с "делом Вайнберга" следственный комитет начал проверку всех фирм, вывозивших лом на переработку.
       Следователи выяснили, что "Объединение АКО", согласно разрешению Минфина, должно было сдавать собранный электронный лом на российские аффинажные предприятия: правительственного разрешения на вывоз лома за рубеж у "АКО" не было. Так как драгметаллы в срок в Россию не вернулись, в мае 1995 года Уральское таможенное управление по настоянию ГТК России оштрафовало "АКО" на 3,44 млрд руб. Сотрудники МВД также установили, что все золото было перечислено объединением на металлический счет в United Bank of Switzerland. По мнению следствия, открытие подобного счета для "АКО" было возможно только с разрешения Центрального банка России, которого у объединения не было. Зато было разрешение из Роскомдрагмета, подписанное Юрием Котляром.
       По данным следствия, вице-президент "Объединения АКО" Дмитрий Горбатовский под залог части золота взял в UBS кредит в размере $100 тыс. и купил себе "роллс-ройс" за $188 тыс. (сейчас, правда, автомобиль сломался, и Горбатовский ездит на "жигулях"). В итоге Горбатовскому предъявили обвинения в незаконной предпринимательской деятельности и незаконных операциях с валютными ценностями. Его не спало даже то, что в мае-декабре 1993 года (по истечении срока возврата в Россию драгметаллов), "АКО" продало "Роскомдрагмету" часть этого золота (138,8 кг) за 1,505 млрд руб. За это сделку "Объединению АКО" предписали перечислить в бюджет 400 млн руб. неуплаченных налогов.
       Заключать Горбатовского под стражу сотрудники МВД не стали, несмотря на то что 27 октября прошлого года он пытался выехать в Израиль. Его буквально сняли с трапа самолета. На допросах он показал, что закупал и вывозил лом на законном основании — для этого у него были разрешение Роскомдрагмета и лицензия МВЭС. Он был уверен, что под покровительством Юрия Котляра противозаконных действий совершить он не может. Кроме того, Горбатовский считает "АКО" собственником драгметаллов, поэтому утверждает, что имел право распоряжаться ими по своему усмотрению. Горбатовский также утверждал, что на открытие "металлического счета" в швейцарском банке у него была лицензия Центробанка.
       
Дело о взятке
       В отличие от "Объединения АКО" фирма Льва Вайнберга "Солев менеджмент" имела все необходимые документы для вывоза и переработки электронного лома за рубежом. Поэтому у сотрудников МВД нет к нему никаких претензий: все проблемы фирмы заключаются в закрытии таможенной процедуры. Эта тяжба длится с мая прошлого года. По мнению милиционеров, чтобы ускорить этот процесс, Лев Вайнберг передал сотруднице таможенного комитета Ольге Сазоновой взятку — золотую цепочку. Поэтому в августе прошлого года Вайнберга посадили в Лефортовский СИЗО, возбудив против него уголовное дело, которое передали на расследование в Генпрокуратуру.
       Почти год следствия показал, что дело о взятке имеет весьма неопределенные перспективы. Прежде всего следователь, который до недавнего времени вел дело Вайнберга, объяснил это процессуальными нарушениями, допущенными МВД при аресте и сборе доказательств против обвиняемого. Сотрудники МВД расследовали уголовное дело о хищении алмазов из института Гиналмаззолото, а Вайнбергу было предъявлено обвинение в даче взятки Сазоновой. Причем уголовное дело по факту дачи взятки возбуждено не было, а это противоречит УПК. Таким образом, по мнению следователя, все доказательства, собранные по делу Вайнберга, не имеют юридической силы, и суд, скорее всего, не примет их во внимание. В этом случае следователям придется нелегко. Новых доказательств собрать им не удастся, поэтому Генпрокуратуре придется возбудить дело заново или прекратить его, если ее сотрудники, как отметил следователь, "будут следовать букве закона, а не выполнять чей-то заказ".
       Помимо процессуальных нарушений в деле слабая доказательная база. Как известно, в мае 1994 года российское правительство дало указание разработать порядок закрытия таможенной процедуры для "Солев менеджмент" трем независимым ведомствам: Роскомдрагмету, ГТК и Федеральной службе валютного и экспортного контроля (ВЭК). Руководство ГТК поручило разработать проект инструкции Ольге Сазоновой. Таким образом, от нее судьба инструкции не зависела. Кроме того, проект, подготовленный Сазоновой, был изменен и дополнен руководством ГТК.
       В последнее время укрепились позиции защиты обвиняемого в даче взятки. Сам Вайнберг неоднократно отмечал, что с Сазоновой его связывали "длительные неслужебные отношения". Рассказывать о них подробно на следствии Вайнберг не стал. Корреспондентам Ъ он, в частности, пообещал, что расскажет обо всем на суде — "это будет интересно". В то же время следователям он заявил, что "первый шаг должна сделать женщина". Следователи оценили этот поступок: "Вайнберг повел себя как настоящий мужчина. Он стал нам симпатичен".
       Сазонова со своей стороны такой шаг сделала. Она подтвердила, что ее с Вайнбергом связывала давняя дружба, и выразила готовность представить свидетелей. Если в ходе судебного следствия эта версия подтвердится, то перспектив у дела практически не будет: суд отправит дело на доследование или оправдает обвиняемых за отсутствием состава преступления.
       
Неоприходованная тонна золота
       Следует заметить, что принятие инструкции не решило проблем "Солев менеджмент". ГТК выдвинул требования, выполнить которые фирма была не в состоянии. От "Солев менеджмент" потребовали, например, предоставить оформленную Роскомдрагметом грузовую таможенную декларацию на вывоз золота, а такого постановления существовать не могло: "Солев менеджмент" вывозил не золото, а лом.
       У руководства Роскомдрагмета инструкция вызвала недоумение. Заместители Евгения Бычкова, Юрий Корнилов и Юрий Котляр, стали направлять в ГТК письма, в которых пытались убедить руководителей комитета в том, что утвержденный ими документ противоречив. Они подчеркивали, что драгметаллы, извлеченные "Солев менеджмент" за рубежом, давно лежат на российском государственном счете. Их подержал вице-премьер правительства Олег Сосковец. Но тщетно. В итоге под давлением таможенного комитета и МВД руководство Роскомдрагмета решило ввезти в стану российское золото, хранящееся на правительственных счетах в UBS.
       UBS по требованию правительства отправил золото в Россию. Однако получившие его таможенники потребовали, чтобы "Солев менеджмент" и другие коммерческие структуры, перерабатывавшие золото за рубежом, уплатили таможенные пошлины. Например, с фирмы Вайнберга потребовали $440 тыс. "Солев менеджмент" выплачивать такую сумму отказался, ссылаясь на то, что золото уже продано государству (это подтверждено справками Роскомдрагмета). Роскомдрагмет также не спешит платить: его руководство считает нецелесообразным перекладывать средства из одного государственного кармана в другой. Поэтому почти тонна золота до сих пор лежит в посылках на одном из таможенных складов.
       
       АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ, АНДРЕЙ Ъ-НОВИКОВ, МИХАИЛ Ъ-МИХАЙЛИН
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение