Коротко


Подробно

Упал — отжался

Большинство пострадавших в 2008 году компаний стали жертвами отнюдь не кризиса, а собственной не слишком эффективной управленческой политики.


Текст: Елена Локтионова


Если экономика во всем мире впала в депрессию, то на этом фоне вряд ли можно демонстрировать сногсшибательные успехи. Рецессия — она и в Африке рецессия. В потерях того или иного масштаба в 2008 году были замечены, пожалуй, все игроки рынка.

И все же кризис кризисом, но свалить на него все беды не получится. Если холдинг Amtel-Vredestein, собиравшийся занять значительную долю на российском рынке премиальных шин и активно развивать розничную сеть, погряз в долгах и сегодня фактически является банкротом, то при чем здесь кризис? Или взять сеть "Лента", чьи владельцы Олег Жеребцов и Август Мейер весь год с упоением вели перебранку не хуже рыночных торговок. А когда наконец решили, что худой мир все-таки лучше доброй ссоры, оказалось практически нереально найти покупателя на их актив несмотря даже на то, что он серьезно подешевел. Если бы то время, которое ушло на распри, было потрачено с пользой, а "Лента" продана, то Олег Жеребцов, участвующий сейчас в престижной кругосветной парусной регате Volvo Ocean Race, рассекал бы волны в статусе долларового миллиардера. Или почти миллиардера. Что может быть приятнее?

"Уралкалию" и его основному владельцу Дмитрию Рыболовлеву, казалось бы, ничто не угрожает. Когда 1 сентября компания отчиталась по итогам первого полугодия 2008-го, инвесторы были довольны. Еще бы — один из крупнейших в мире производителей калийных удобрений увеличил рентабельность по EBITDA до 75%, а чистую прибыль до 58%. Впоследствии, однако, выяснилось, что компании может выйти боком история с обвалом грунта на ее руднике, случившаяся в 2006 году. Если российские власти встанут в позу и потребуют от "Уралкалия" компенсации нанесенного аварией ущерба, компания вряд ли сумеет расплатиться, невзирая на любую прибыль. Это понимают и на рынке. Так что акции одного из ведущих российских производителей в последнее время не в чести. Как и бумаги "Мечела", чья капитализация также серьезно пострадала из-за неладов главы компании с председателем правительства. Еще и кризис внес свою лепту.

Плохо было многим из тех, про кого думалось, что уж им-то всегда будет хорошо. Оказалось, хорошо им было потому, что развивались они не на свои кровные и не задумывались о завтрашнем дне. История про то, как империя Олега Дерипаски широко шагала, да штаны порвала, наверное, войдет в учебники по менеджменту. Накупив активов на $5 млрд, теперь "Базэл", чья деятельность M&A в основном осуществлялась на заемные деньги, вынужден от многого избавляться.

Конечно, в нынешней ситуации будут не только пострадавшие — кому-то и повезет. Закон сохранения энергии еще никто не отменял. Главное, чтобы этот кто-то оказался скромнее, когда кризис пойдет на убыль и банки вновь начнут направо и налево раздавать кредиты. И мудрее — с властями и партнерами лучше все-таки не ссориться.


Базовый margin call


Текст: Татьяна Комарова


"Базовый элемент", "империя" Олега Дерипаски, долгое время прирастала ударными темпами, а в 2008 году начала распадаться — потому что строилась на заемных деньгах. За последние два года "Базэл" накупил активов более чем на $5 млрд. К концу 2008-го часть из них была уже потеряна.

Летом 2007 года входящая в "Базэл" компания "Русские машины" приобрела около 30% акций канадского производителя автокомплектующих Magna за $1,54 млрд. Кредит на покупку выдал банк BNP Paribas, а залогом выступили акции приобретаемой компании. Но финансовый кризис спутал карты: стоимость залога упала с момента выдачи кредита на 41%, и банк потребовал либо довнести средства, чтобы компенсировать падение, либо погасить кредит. "Базэл" ответил отказом, и BNP Paribas продал проблемный залог западным инвесторам.

Похожим образом Дерипаска лишился и другого актива — акций немецкого строительного холдинга Hochtief, в котором "Базэлу" принадлежали 9,99%. С начала мая по начало октября стоимость акций Hochtief, находившихся в залоге у Commerzbank, упала в 3,5 раза. Дерипаске надоело постоянно добавлять обеспечение, и бумаги перешли в собственность банка. Правда, по поводу Hochtief в "Базэле" слез не льют, а вот другой строительный актив — 30% акций Strabag — обещают удержать любой ценой.

Стараясь спасти главное, Дерипаска скидывает балласт: олигарх хочет продать долю в "Ингосстрахе" итальянской Generali, а банк "Союз" — Газэнергопромбанку. Но и тут игра с залогами подвела "Базэл": оказалось, что контрольный пакет "Союза" находится в залоге у Сбербанка, из-за чего сделка может не состояться. За рискованные игры приходится расплачиваться.


Доктор пришел


Текст: Иван Марчук


Обещанный Владимиром Путиным доктор испортил бизнес одной из самых успешных компаний - "Мечела".

Хозяин "Мечела" Игорь Зюзин в первом полугодии казался настоящим баловнем судьбы. Он консолидировал угольные активы, став одним из крупнейших производителей угля в России. К июню "Мечел" стоил $22 млрд, а Зюзин, контролирующий 73% компании, превратился в одного из богатейших людей страны.

Все закончилось в июле, когда на заседании правительства, куда были приглашены ведущие бизнесмены, Владимир Путин раскритиковал сбытовую политику компании. По его мнению, компания продавала сырье за границу по ценам существенно ниже внутренних. Самого Зюзина на заседании не было по причине болезни. Поэтому премьер в начале своего выступления пообещал прислать ему доктора, пояснив, что "Мечел" следует проверить ФАС и следственному комитету при прокуратуре. Рынок молниеносно среагировал на критику: за неделю "Мечел" подешевел почти на 34%. Запланированную допэмиссию на $3,2 млрд Зюзину пришлось отменить. В результате компания встретила кризис и падение цен на металл без запаса ликвидности. Сейчас "Мечел" пытается выжить. Перед компанией стоит множество задач: рефинансировать часть текущего долга, пополнить оборотный капитал и продолжить разработку Эльгинского угольного месторождения. 23 октября "Мечел" заявил, что все-таки проведет допэмиссию в следующем году. Сейчас Игорь Зюзин надеется собрать не $3,2 млрд, а всего $780 млн. Слава самого успешного металлургического магната России для Зюзина осталась в прошлом.


Обвал "Уралкалия"


Текст: Татьяна Комарова


"Американскими горками" на фондовых рынках сейчас уже никого не удивишь, но "Уралкалий" - редкий пример того, как события двухлетней давности могут за один день понизить стоимость компании почти в три раза.

В ноябре 2008-го правительство поручило Ростехнадзору перепроверить причины обвала грунта на руднике "Уралкалия", произошедшего в 2006 году. Проверка до сих пор не завершена. Если вину компании на этот раз докажут, то государство может потребовать от "Уралкалия" компенсации затрат на строительство и переселение жителей в размере $600 млн, а в худшем случае - еще и возмещения потерянных из-за обвала запасов сильвинита. В денежном эквиваленте сумма компенсации может достигнуть $50 млрд.

Западные инвесторы испугались и, проведя аналогии с ЮКОСом, начали панически распродавать акции. Результатом и стал рекордный для российских компаний в 2008 году обвал котировок "Уралкалия" на LSE более чем на 62%. Привычные ко всему российские игроки отреагировали спокойнее - на РТС и ММВБ котировки упали "всего" на 30%.

С тех пор акции "Уралкалия" чуть-чуть подросли, но стоят все равно вдвое дешевле, чем накануне обвала. Да и вряд ли они вырастут в ближайшей перспективе. Из-за глобального финансового кризиса многие сельхозпроизводители оказались не в состоянии закупать удобрения в запланированных объемах, и в начале 2009-го ситуация точно не улучшится. Ну а что касается российских властей, то средств на счетах различных "подушек безопасности" становится все меньше. Почему бы не начать хотя бы немного поправлять дела за счет конкретных компаний?


Мнимый банкрот


Текст: Денис Тыкулов


В начале ноября группа компаний МИАН переименовала себя в Kopernik Group. Ребрэндинг был проведен неспроста: представитель "большой риэлтерской четверки" успел основательно подмочить репутацию.

С 1995 по 2006 годы управляющей компанией группы являлось ЗАО МИАН. Два года назад Федеральная налоговая служба выдвинула к нему претензии на 1,2 млрд руб. Половина этой суммы приходилась на фискальные недоимки, остальное - на штрафы и пени. Проиграв несколько судов, в марте 2008 года владелец ГК МИАН Александр Сенаторов (на фото) выплатил налоговикам 600 млн руб. Впрочем, выбить из риэлтера остальные деньги ФНС скорее всего не удастся.

Еще в 2006 году ЗАО МИАН, через которое проходили все основные финансовые потоки, было выведено из состава группы и фактически превратилось в компанию-пустышку. А в мае 2008-го небольшая саратовская компания ИФК "Гианея" подала в Московский арбитражный суд требование о банкротстве злосчастного ЗАО. Основанием послужила ничтожная для масштабов МИАН сумма 1,4 млн руб.- "Гианея" зачем-то выкупила этот долг у одной саратовской фирмы. Вскоре к ней присоединились другие кредиторы. Еще один любопытный факт: среди них были структуры самой ГК МИАН. В ноябре суд удовлетворил требования кредиторов, признав ЗАО МИАН банкротом.

По мнению юристов, "Гианея" действовала в интересах МИАН. "Похоже, в группе был выбран крайний,- считает старший юрист фирмы "Мегаполис Легал" Валерия Таглина.- Банкротство ЗАО МИАН освободило всю группу от старых долгов, в том числе от штрафов ФНС". Последовавший сразу после этого ребрэндинг подтверждает: компания решила начать новую жизнь с новым именем.


Сибуриада


Текст: Юлиана Петрова


Из-за кризиса расстроилась крупнейшая сделка по выкупу контрольного пакета акций нефтехимического холдинга "Сибур" пятью топ-менеджерами (management buy-out, MBO). Предполагалось, что пять руководителей "Сибура" во главе с генеральным директором Дмитрием Коновым на свою офшорную компанию Hidron выкупят у Газпромбанка, подконтрольного "Газпрому", 50% плюс одну акцию холдинга за невероятную для наемных управленцев сумму 53,5 млрд руб.

Для покупателей сделка обещала стать "золотой". Деньгами вызвался помочь сам продавец Газпромбанк, предложивший Hidron кредит под залог контрольного пакета "Сибура" примерно на половину суммы - 25 млрд руб. Недостающая часть оказалась еще более дорогой: ее в виде необеспеченного займа с гарантиями получения высокой доходности собирался предоставить консорциум частных инвесторов, сформированный финансовым консультантом сделки фондом United Capital Partners. Кредиты привлекались не на сам "Сибур", а на материнскую компанию Hidron - условие было выставлено Газпромбанком. Таким образом, схема отличалась от классической MBO, когда все выкупные долги новых акционеров "вешаются" на выкупаемую компанию, которая затем и расплачивается по ссудам. Оплатить часть сделки топ-менеджеры собирались за счет продажи непрофильных "дочек" "Сибура": "Сибур-минудобрения" и "Сибур - Русские шины".

Амбициозным планам помешал кризис. На фоне падающего рынка цена пакета, очевидно, оказалась слишком высокой. В конце сентября Газпромбанк и Hidron объявили - сделке не быть. И дали понять - если когда-либо переговоры и возобновятся, то условия соглашения будут полностью пересмотрены.


Акционерные хитросплетения


Текст: Александра Убоженко


Скандал между основными акционерами сети гипермаркетов "Лента" назревал последние пару лет, но вышел за пределы компании в начале 2008 года. Ее основатель Олег Жеребцов (владеет 35% акций) обвинил Августа Мейера (36,4% акций) в том, что тот пытался отстранить его от управления. В свою очередь Мейер упрекал партнера в расходовании оборотных средств "Ленты" на собственные проекты, в частности на сеть "магазинов у дома" "Норма". Не исключено, что истинные причины конфликта лежали глубже: оба акционера хотели выйти из бизнеса, но чтобы сделать это с максимальной выгодой, были не прочь увеличить свою долю, размыв пакет партнера.

Война продолжалась до апреля. Жеребцов и Мейер успели обменяться судебными исками и колкими высказываниями в прессе. Наконец бизнесмены рассудили, что публичное поливание друг друга грязью их не красит и вряд ли пойдет на пользу компании. Они помирились, договорившись, что будут совместно искать источники финансирования "Ленты".

Уже летом 2008 года было объявлено о продаже 89% акций сети. Пакет включал доли Жеребцова, Мейера и миноритарных акционеров, кроме 11%, принадлежащих ЕБРР. В то время аналитики оценивали "Ленту" в $2 млрд; соответственно, продаваемый пакет тянул на $1,8 млрд. Среди претендентов на покупку фигурировали крупные западные ритейлеры: Wal-Mart, Carrefour, Agrokor и Kesko Oyj. Правда, свой интерес подтвердил только последний. Но добравшийся до России финансовый кризис окончательно расстроил сделку. Сегодня Жеребцов и Мейер вряд ли продадут бизнес столь же выгодно, как могли бы это сделать годом раньше. Аналитик инвестиционно-банковской группы CiG Андрей Рожков оценивает "Ленту" в $930 млн, из которых надо еще вычесть $500 млн долга.


Тормозной путь


Текст: Павел Куликов


Шинный холдинг Amtel-Vredestein несколько лет буксует в борьбе за выживание. Интенсивное развитие привело к займам свыше $600 млн, не считая $200 млн долга Vredestein Banden, голландского завода холдинга. В августе 2008-го завод "Амтел-Поволжье" в Кирове встал из-за нехватки оборотных средств. Возобновить производство помогли $20 млн кредита, выданного на закупку сырья компанией "Сибур - Русские шины".

Слияние с "Сибур холдингом" (он должен был получить 60,5% акций объединенной компании) могло спасти Amtel-Vredestein от краха. Холдинг собирался привлечь в ходе частного размещения $150 млн, а "Сибур" хотел выкупить акции партнера на $50 млн. Но кризис разрушил планы: 30 сентября 2008 года "Сибур" отказался от сделки. Холдинг пока держится, однако его будущее туманно. "Сибур" снова задумался о приобретении конкурента. Компания вступила в переговоры с банками - кредиторами Amtel-Vredestein, чтобы погасить часть долга шинного гиганта своими облигациями.

Недавно Amtel-Vredestein выставил на продажу завод Vredestein в голландском Энсхеде, намереваясь хотя бы частично расплатиться с кредиторами. Компания ищет способы остаться на плаву и иногда их находит. Или они находят ее. Так, с началом сезона продаж зимних шин снова заработал завод "Амтел-Поволжье".


Турецкий след


Текст: Дмитрий Крюков


Крах туроператора "Детур" стал первой серьезной проверкой на прочность системы финансовых гарантий в туротрасли. 27 июня "Детур" заявил о смене принимающей компании в Турции. Вместо компании Vasco, которая не перевела деньги за проживание туристов местным отелям, новым партнером должна была стать фирма Polente. А спустя буквально три дня офис "Детура" оказался закрыт.

В это время в Турции находились 587 клиентов туроператора. С учетом того что он активно продавал туры на два месяца вперед, общая сумма претензий составила 28 млн руб. Это почти втрое превысило размер фингарантии "Детура": по закону его ответственность была застрахована на 10 млн руб. Чтобы взыскать недостачу, придется найти топ-менеджеров компании, в отношении которых возбуждено дело по статье 159 УК РФ ("мошенничество в крупном размере"). Правда, виновники являются гражданами Турции и еще летом бежали из России.

Российский "Детур" подкосили именно заграничные связи. Он входил в турецко-австрийский холдинг Vasco Turizm, поэтому, когда начались проблемы у Vasco, дни "Детура" были сочтены. Главный вопрос: почему обанкротился Vasco? В прошлый зимний сезон он ушел в минус на египетском направлении, летом 2008-го - на турецком. Основная причина - конкуренция между туроператорами за гостиницы. Якобы по предварительным выгодным ценам Vasco удалось выкупить лишь 15-20% от необходимого объема номеров. В разгар сезона компании оказалось негде селить туристов, и она потеряла чересчур много денег, гоняя полупустые чартерные рейсы.

С наступлением кризиса ситуация изменилась: недостатка в отелях нет, теперь не хватает туристов. Так что вскоре по стопам "Детура" могут пойти другие участники туристического рынка.


Без основателя


Текст: Юлия Гордиенко


В ноябре 2008 года умер бывший вице-премьер российского правительства и дважды министр финансов Борис Федоров (на фото). Имея за плечами богатый опыт работы в кабинете министров, в 1994 году Федоров основал Объединенную финансовую группу. За несколько лет она вошла в пятерку крупнейших российских инвестбанков: в этом бизнесе лоббистские возможности Федорова отказались весьма кстати. Спустя девять лет после основания 40% инвесткомпании было продано Deutsche Bank. В 2006-м по опциону немцы докупили остальные 60%, исходя из оценки всего бизнеса более чем в $700 млн. Федорову остался бизнес по управлению активами - одна из старейших на рынке управляющих компаний UFG Asset Management. Тогда же он создал фонд прямых инвестиций UFG Private Equity Fund I объемом $250 млн. Среди объектов, в которые инвестировал фонд,- компания "Русский алкоголь", бюро путешествий "Куда.Ру", ИД "Ньюс медиа" (газеты "Жизнь" и "Твой день"), золотодобывающая компания "Сигма" (из двух последних проектов фонд уже вышел) и т. д.

Тем временем Deutsche Bank, пытавшийся развивать собственную УК, DWS-Investments, на ниве управления активами не преуспел. Если UFG Asset Management, по данным портала Investfunds, по объему активов под управлением на конец сентября 2008-го занимала пятое место среди открытых и интервальных фондов (5,7 млрд руб.), то DWS - лишь 24-е (672 млн руб.). В сентябре 2008-го было объявлено, что UFG Asset Management будет продана Deutsche Bank по той же схеме, что и инвестбизнес. На рынке компанию оценили в $65 млн. Покупка 40% акций завершилась 1 декабря - увы, уже без основателя компании.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение