Коротко

Новости

Подробно

Уильям Шекспир

Макбет

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 107

Перевод Владимира Гандельсмана


Акт I. Сцена VII

Замок Макбета. Гобои и факелы. Проходят кравчий и несколько слуг с блюдами. Затем М а к б е т.

М а к б е т


О, если б все единым махом: раз —


и кончено, о, если б сеть последствий


корону выловила, а начала


с концами обрубались прямо здесь,


на отмели, на меловой доске


времен, я бы без страха воздаянья


сошел в безвременную глубь. Но суд


нас ждет и на земле, когда вернут


ученики кровавого деянья


преподанный урок как воздаянье


и с тем же ядом кубок поднесут.


Он может полагаться на меня


вдвойне: я подданный и я родня;


хозяин должен бы стоять, как страж,


в дверях, а не точить за дверью нож;


тем более, так добр властитель наш,


что добродетель вострубит,


как ангел, если будет он убит;


и жалость, новорожденным младенцем


на облаке, младенцем-херувимом


возникнув, превратится в трубный глас


и в ливне слез утопит страшный час.


Все только честолюбье, скверна


с объездчиком по кличке зло,


чья страсть быть на коне чрезмерна,


того гляди перемахнешь седло...

(Входит леди Макбет.)

Что скажешь?

Л е д и М а к б е т


Он отужинал почти.


Ты почему ушел?

М а к б е т


Король справлялся?

Л е д и М а к б е т


Конечно.

М а к б е т


Мы не можем продолжать.


Он так меня восславил, а молва


раззолотила так его слова,


что этой роскоши себя лишать


я не хочу.

Л е д и М а к б е т


Ты спьяну примерял


мечту, которую потом заспал?


А протрезвел, чтоб в бледном раздраженье


попятиться? Ты и в любви таков?


Бежать в испуге, не начав сраженья,


от сбывчивой закваски снов?


Примериваясь к блеску жизни, быть,


по тем же меркам, трусом и не сметь


придвинуться к тому, что смел хотеть?


И рыбку съесть, и лап не замочить?

М а к б е т


Я смею все, что смеет человек.


Не-человеческое я отверг.

Л е д и М а к б е т


Ты был не ты? В тебя вселился зверь,


когда увидела я твой оскал?


Ты человеком был тогда, поверь.


Но если бы ты мужественней стал


в сравнении с собой тогдашним, ты


лишь утвердился б в званье мужа. Время


и место в прошлый раз не подошли,


зато теперь, когда все так совпало,


ты не подходишь. Зная и любовь


и нежность материнства, я сосок


отдернула бы от бескостных десен


и бросила младенца оземь,


когда бы, как Макбет, дала зарок.

М а к б е т


А если неудача?

Л е д и М а к б е т


Неудача?


Решимость натяни как тетиву —


и победим. Едва Дункан уснет


(тем беспробудней, что устал с дороги),


у опоенных мною слуг


ослепнет память, сей глазок в рассудок,


который просто перегонный куб


вина у одурманенных скотов.


Что может стать тогда помехой плана


задуманного? Что нам запретит


взвалить вину на дохлых слуг Дункана


за то, что он предательски убит?

М а к б е т


Рожай лишь сыновей. Такой напор


отчаянный присущ одним мужчинам.


И впрямь, кто нам припишет смерть его,


когда мы замараем спящих кровью


их собственных кинжалов?

Л е д и М а к б е т


Кто рискнет


при виде нашей возрыдавшей скорби


нас обвинить в убийстве?

М а к б е т


Решено.


Я каждым мускулом готов к удару.


Потешимся же блеском представленья,


под маской спрятав сердце преступленья.

(Уходят.)


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя