Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Иск РАО "ЕЭС России" к ГКАП

Суд признал сделку спецэкспортера на $14 млн "ничтожной"

       Крупный скандал разгорелся вокруг контракта ВАО "Зарубежэнергострой" с кипрской фирмой Maraco на поставку 280 млн кВт/ч электроэнергии в Монголию для горно-обогатительного комбината "Эрдэнэт". Сделка была заключена "Зарубежэнергостроем" в октябре 1994 года по поручению АО "Иркутскэнерго", пожелавшего экспортировать излишнюю электроэнергию. Однако монополист этой отрасли — РАО "ЕЭС России" добилось в МВЭС РФ приостановки исполнения этого контракта, который, по его подсчетам, принесет государству убытки порядка $10 млн. В конфликт вмешался антимонопольный комитет РФ (ГКАП), считающий действия РАО "ЕЭС России" проявлением нездоровой конкуренции. Но Высший арбитражный суд, рассмотрев иск РАО к ГКАП, признал, что прав истец.
       
       Несколько месяцев назад в антимонопольный комитет России обратилось АО "Иркутскэнерго". Оно обвинило в недобросовестной конкуренции РАО "Единая энергетическая система России". То помешало ему исполнять контракт о поставке электроэнергии в Монголию, заключенный ВАО "Зарубежэнергострой" по поручению "Иркутскэнерго". Согласно контракту "Иркутскэнерго" должно было поставить в Монголию в 1995 году 280 млн кВт/ч электроэнергии на $14,2 млн. Однако РАО "ЕЭС России" направило в адрес "Иркутскэнерго" указание о запрете транзита энергии в Монголию по линиям электропередач, принадлежащим этому РАО. В этом же официальном письме "ЕЭС России" заявило о том, что упомянутый договор с "Зарубежэнергостроем" недействителен.
       ГКАП, рассмотрев заявление "Иркутскэнерго", выдал РАО "ЕЭС России" предписание о нарушении им закона "О конкуренции..." и обязал отозвать "ложные сообщения". РАО обжаловало это решение в Высшем арбитражном суде.
       В исковом заявлении в суд вице-президент РАО Виктор Кудрявый сообщил, что с середины 1994 года Центральное диспетчерское управление (ЦДУ) ЕЭС России и спецэкспортер "Технопромэкспорт" вели переговоры с монгольской стороной о поставке ей электроэнергии в 1995 году. Однако контракт был заключен не ими, а АО "Иркутскэнерго". Оно намеревалось перегонять энергию по сетям, являвшимся собственностью РАО "ЕЭС России", но договор с последним не заключило. Именно поэтому РАО и запретило транзит энергии.
       По словам Виктора Кудрявого, из-за увлечения "Иркутскэнерго" экспортом дважды отключались его потребители электроэнергии на территории России (в Бурятии и Читинской области). В РАО убеждены, что контракт "Зарубежэнергостроя" невыгоден для России, так как, согласно ему, энергия экспортируется по цене, втрое меньшей, чем ее реализовывал ранее "Технопромэкспорт". Виктор Кудрявый считает, что "на такие существенные уступки монгольской стороне может пойти либо некомпетентный, либо нечестный партнер".
       Именно РАО "ЕЭС России" добилось в МВЭС приостановки экспорта по контракту "Зарубежэнергостроя". Он был приостановлен "до выяснения всех обстоятельств нарушения установленного порядка экспорта". При этом МВЭС не отменило свидетельство о регистрации контракта. "Обстоятельства нарушения" выясняются до сих пор. Похоже, МВЭС ждало, что скажет суд. А антимонопольный комитет ждать не стал, предписав РАО не мешать "Иркутскэнерго" поставлять электроэнергию в Монголию согласно действующему контракту. Позиция ГКАП такова: РАО не вправе было само признавать контракт недействительным, так как это прерогатива суда. В результате же действий РАО как монополиста покупатель энергии, СП "Эрдэнэт", понес ущерб $1,1 млн.
       Коллегия Высшего арбитражного суда под председательством Раисы Любимовой вынесла прецедентное решение по иску РАО. Она применила новый Гражданский кодекс, согласно которому сделка, заключенная с нарушением правовых исков, "ничтожна". Именно такую оценку суд дал контракту "Зарубежэнергостроя", заключенному с нарушением "Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей". РАО же, запрещая "Иркутскэнерго" перегонять энергию по своим коммуникациям, лишь устранял нарушения своих прав как собственника этих коммуникаций. И напрасно ГКАП одергивал собственника.
       Любопытно, что в суде РАО дополнило иск требованием о незаконности решения ГКАП о признании его монополистом. Однако суд сказал монополисту, что это требование должно быть оформлено отдельным иском.
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ
       
Комментарии
Профиль пользователя