Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Наоми Кэмпбелл в Москве


"Черная пантера" и babywoman в одном лице

       Сегодня вечером в ночном шоу "Арлекино" выступает топ-модель Наоми Кэмпбелл. Знаменитая американская манекенщица и автор романа-триллера Swan прибывает в Москву на презентацию своего музыкального альбома Babywoman. Однодневный визит топ-модели — часть давно задуманного ею проекта — мирового турне, представляющего ее в новом амплуа — певицы.
       
       В конце 1980-х на подиумах мира произошла бархатная революция — манекенщицы перестали быть безымянными куколками. Юные особы проявили железный характер и на манер капризных голливудских звезд потребовали не только должного уважения, но и соответствующих гонораров. Они недвусмысленно напомнили о своей роли в рекламе модной продукции самых известных в мире дизайнеров. Активность звездочек многих забавляла: модельеры даже подыгрывали моделям, сообщая в интервью журналистам, что без той или иной манекенщицы шоу просто не получилось бы. В результате к началу девяностых сформировалась "десятка сильнейших" — топ-модели, без которых не обходится ни одно важное defile.
       Самая капризная представительница "десятки" — великолепная темнокожая Наоми Кэмпбелл. Историю ее появления в мире моды, как водится, излагают в жанре волшебной сказки. Юная Наоми еще в раннем детстве была отдана любимой мамой на курсы классического танца, а со временем отправлена в одну из самых престижных английских школ изящных искусств. В Англии прямо на улице ей предложили первую пробную съемку. Ей было тогда 15 лет.
       Как и во всякой сказке, нашелся и добрый волшебник, сыгравший в судьбе героини решающую роль. Для Наоми Кэмпбелл им стал известный парижский модельер Аззедин Алая. Покоренный красотой восемнадцатилетней Наоми, он не только ввел ее в свое defile, но даже создал специально для нее прозрачное платье из тонкого черного шифона, дополнив наряд маленькой шляпкой с фазаньими перьями. Для этого мэтру потребовалось почти шесть месяцев работы, но никакие уговоры не смогли заставить его после первого defile предоставить платье для съемок на других моделях. С тех пор Наоми, особенно при журналистах, называет модельера "папой".
       Впрочем, Алая действительно окружает Наоми отеческой заботой. Он даже предоставил ей отдельные апартаменты в своем парижском доме — своеобразную девичью светелку, весьма оригинальную по дизайну и интерьеру. Здесь Наоми чувствует себя как дома. Как замечает журнал Top-model, "иногда ночью Аззедин натыкается на абсолютно обнаженную Наоми, когда та бродит по дому в поисках телефона, чтобы позвонить своим Бобу, Габриэлю или Адаму". Неизвестно, смущает ли это модельера — Алая никогда не высказывается на этот счет, оберегая свои отношения с Наоми от излишнего профессионального любопытства. Наоми тем более не считает нужным давать какие-либо объяснения.
       Журналистам остается только напрягать воображение, расписывая в красках ее отношения с актером Робертом Де Ниро, топ-моделью Линдой Эванджелистой и прочими известными людьми. Она же предпочитает отделываться намеками — в своем надиктованном в самолете романе или в песнях, которые год назад она наконец-то представила публике. В любом интервью Наоми дает повод для скандала. К примеру, замечая что ей не приходится заниматься спортом, чтобы всегда быть в форме (явный намек на бесконечные тренировки другой американской модели Синди Кроуфорд).
       Она с пониманием выслушивает упреки в свой адрес, но продолжает на два-три часа опаздывать на встречи к журналистам, а нередко оставлять их без фотографии или обещанного интервью. Она умеет улыбаться авторам восторженных отзывов, хотя метафоры их не слишком удачны. "Черная Монро", "черная Бардо", черная пантера, черный лебедь" — лишь немногие из эпитетов, которые придумали для Наоми журналисты.
       Она собирает обложки журналов как свидетельства своего успеха. "В августе 1988-го я впервые увидела себя на обложке французского Vogue," — вспоминает Наоми в одном из интервью — "я стала первой черной девочкой на обложке Vogue, и я благодарна за это французам. Год спустя я увидела себя на обложке американского Vogue — и я вновь была первой черной манекенщицей на обложке крупного американского журнала мод."
       Как и положено сказочной героине, Наоми все же предпочитает говорить о собственных достоинствах. При своем росте (177 см) она не следует никаким диетам, и (как доверчиво сообщает французскому Elle), является почитательницей итальянской кухни, а также не отказывается от хороших вин и сигарет. Все это, по ее словам, очень помогает ей сохранять фигуру (86-60-87).
       На подиуме и в обществе Наоми предпочитает оставаться vamp, высокооплачиваемой, контролирующей все свои слова и поступки. В частной жизни она, напротив, любит казаться самой обыкновенной девчонкой, которая без ума от Матисса и Феллини, а среди своих кумиров называет Тонни Моррисон, Жозефину Бейкер и Нельсона Манделу, верит в удачу и ненавидит разговоры о деньгах — "я зарабатываю большие деньги, но каждый пенни добывается трудом". Тем не менее Наоми считается одной из самых удачливых финансистов, что доказывает и ее нынешний визит в Москву: $100 тыс. — неплохой гонорар за рядовое выступление в мировом турне Наоми-певицы.
       
       НАТАЛИЯ Ъ-ОРЛОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя