Коротко

Новости

Подробно

"Я пою не для того, чтобы всех удивить"

Роберто Аланья выступил в Москве в партии Ленского

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Гастроли вокал

В Московском доме музыки прошел концерт тенора РОБЕРТО АЛАНЬИ — одного из самых известных и самых высокооплачиваемых оперных исполнителей. Итало-французский певец выступил вместе с румынским сопрано Леонтиной Вадувой и оркестром "Русская филармония" под управлением Александра Сладковского. В программу помимо французских и итальянских оперных шлягеров Роберто Аланья включил еще и арию Ленского из "Евгения Онегина". С певцом пообщался СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.


— Это правда, что арию Ленского вы впервые спели только совсем недавно?

— Да, когда меня неожиданно пригласили дать концерт в вашем городе Липецке. Я, конечно, очень боялся, потому что все-таки не знал, как публика меня примет — с моим русским.

— Долго тренировались?

— Да нет, главное, что я ее выучил сам. То есть в одиночку, без партитуры, без клавира, без языкового коучинга. Просто слушал и слушал записи, у меня их много — Козловский, Атлантов, Лемешев, Гедда... Так на слух и разучил.

— Год назад, когда вы прошлый раз приезжали в Москву, вы говорили, что собираетесь спеть Отелло Верди. Получилось?

— Пока нет, но когда кто-нибудь мне наконец предложит, спою обязательно! Вы знаете, я никогда ничего не предлагаю театрам сам, никогда. У меня даже сейчас такой привычки нет. Так было с самого начала: я ни о чем не просил и просто ждал, пока меня кто-нибудь не попросит: "А не хотите ли спеть то-то и то-то"?

— Вы не боитесь, что повредите голос, если так с ходу будете браться за Отелло или за другие партии для тяжелого драматического тенора?

— Когда-то, когда я только начинал петь, для меня все было трудностью и проблемой. В первый раз мне было страшно тяжело петь даже "Любовный напиток". Отелло с первого раза, может быть, тоже не получится вообще. Но попробовать-то нужно! А там видно будет. И потом, я пробую и пою не для того, чтобы всем что-то показать. Или удивить всех. Каждый раз, когда я нахожусь на сцене в какой-то новой роли, это для меня самого как терапия, как работа над собой — я и сам о себе узнаю что-то новое. То есть я хочу спеть, допустим, того же Отелло не ради того, чтобы мне потом говорили: "О, вы великий певец, вы фантастически поете, браво" — а в первую очередь ради самого себя. В этом смысле я, наверное, все-таки эгоист.

— Это по этой причине вы исполняете и современные оперы и записываете сицилийские народные песни?

— Ну да, конечно, если я замкнусь в том материале, который для меня простой и привычный,— это уже будет не жизнь, я начну умирать. Для меня важно все время пробовать, снова и снова, потому что самостоятельно полученный результат — это моя жизнь, моя пища, это то, что меня поддерживает. Так и в жизни, и в пении. Тем более что пение для меня, наверное, и не профессия. И не ради зарабатывания денег я пою. Честное слово, я не очень отдаю отчет в том, сколько я пою концертов в год, сколько трачу, сколько зарабатываю... Для меня очень важно быть на сцене, учиться, изучать новые возможности голоса, новые характеры. Новые роли — значит, новые грани самого себя. Потому что на сцене я не Ромео или там Неморино, а Роберто, я сам.

— То есть играете самого себя?

— Да, играю Роберто, только оказавшегося почему-то вот в такой ситуации: строго говоря, играть особенно и не приходится.


Комментарии
Профиль пользователя