Коротко


Подробно

 Товарные рынки - Экспортлес


Зачем "Рослеспром" вырубил "Экспортлес"?


       Вновь созданная государственная компания имеет достаточно возможностей вытеснить с рынка негосударственного конкурента
       
       После почти 70 лет в общем безбедного существования "Экспортлес", по образному выражению его руководства, "остался без штанов". В этом году он лишился двадцати зарубежных представительств (из 25) и почти всего персонала, резко упали его доходы. Зато за ним остались долги западным кредиторам на миллионы долларов, нажитые еще в советские времена, и проигранные процессы по отсуживанию этих долгов.
       А все, чего лишился "Экспортлес", перешло к созданной два месяца назад структуре со странно схожим названием — "Росэкспортлес", созданной государством (Рослеспрому, фактически министерству лесной промышленности России, принадлежит 96% акций этого АООТ). Новая организация называет себя "продолжателем традиций 'Экспортлеса'" и претендует на ведущую роль в торговле лесом на мировых рынках: в нашей стране сосредоточено около половины мировых запасов леса. Правда, прежде чем продолжить традиции лесоэкспортирования, лес сначала нужно добыть, а лесопроизводители новую государственную организацию пока не поддержали. Пока — потому что получив одними из первых свободу выхода на внешний рынок, не хотят с ней расставаться, и еще потому, что считают по крайней мере "нечестным, создавая государственную внешнеторговую организацию, расчищать ей путь, уничтожая конкурента" — "Экспортлес", созданного на их деньги.
       Но если за "Экспортлесом" остались после раздела старые государственные долги, то за государственным АООТ "Росэкспортлес" — новые кредиты, а без этого наркотика лесная промышленность жить уже, к сожалению, не может.
       
***************************************************
       АОЗТ "Экспортлес". Уставный капитал — 275 млн рублей, разделен на 13 750 акций, каждая стоимостью 20 000 руб. Акционеры: производители и экспортеры леса и лесоматериалов, ГКИ (345 акций), ТОО "Экспортлесовец", созданный трудовым коллективом (1320 акций), Ресурсбанк (229 акций), АООТ "Российские лесопромышленники" (440 акций).
       Оборот: за 10 месяцев 1993 года — $509 млн, за 10 мес. 1994 года — $260 млн.
        АООТ "Росэкспортлес". Создано 24 октября 1994 года. Уставный капитал — 50 млн рублей, разделен на 500 акций по 100 тыс. руб. Акционеры: Российская государственная лесопромышленная компания "Рослеспром" (480 акций), а также "Экспортлесовец" и Союз лесопромышленников России.
*****************************************************
       
Как получить наследство
       Павел Еремеев, председатель Совета акционеров "Экспортлеса", председатель Союза экспортеров леса: Тацун (Мирон Тацун — президент Рослеспрома — Ъ) на встрече с сотрудниками "Экспортлеса" сказал, что эту организацию он все равно ликвидирует. Не для того он так долго боролся, чтобы его оставить: давление началось с засылки налоговой инспекции, которая арестовала транзитный счет (98,5% средств с этого счета принадлежали поставщикам). Налоговая инспекция посчитала, что это деньги "Экспортлеса", и наложила штраф за неуплату налога — 152 млрд руб., потом назначили аудиторскую проверку, выяснили, что все в порядке. Год не давали работать, объемы внешней торговли, естественно, сократились. Теперь пришла служба валютного контроля, проверяет 1993 год, после нее опять придет налоговая проверять 1993 год. Со стороны "Экспортлеса" к Рослеспрому было предложение не создавать новую организацию, а "забрать" "Экспортлес". Внести заграничные общества, переданные Рослеспрому в этом году указом президента, после оценки, в уставной капитал АОЗТ "Экспортлес" и стать держателем контрольного пакета акций (по предварительным оценкам, это составило бы 60%). Но Рослеспром отказался брать на себя организацию с долгами, прикрываясь заботой об экспорте. Поэтому создали "Росэкспортлес", хотя есть указ президента, запрещающий создавать новые государственные организации и передавать им в управление госсобственность.
       Представитель одного из акционеров "Экспортлеса": Творилось, по сути, безобразие. Во имя интересов государства был разрушен "Экспортлес", который существует с 1926 года, зарекомендовал себя на внешнем рынке и худо-бедно приносил государству до 2,5 млрд долларов в год. "Рослеспром" решил экспорт леса прибрать к рукам, предложив отдать им контрольный пакет, но "Экспортлес" к тому времени акционировался в соответствии с 721-м указом президента. Туда направили налоговую инспекцию, которая накопала очень большую сумму неуплаченных налогов. Это было опротестовано. Арбитражный суд защитил "Экспортлес", потому что с него хотели взять налоги с сумм, которые транзитом через него проходят. "Экспортлес" защитился, но это, естественно, "Рослеспром" не устраивает, поэтому было распоряжение "Рослеспрома" о создании акционерного общества "Росэкспортлес" — естественно, с большей зарплатой, кредитной поддержкой, поддержкой через ресурсы. Туда была переманена основная масса людей.
       Павел Еремеев: Сотрудники от этих неприятностей просто устали. Сыграла свою роль и позиция председателя правления "Экспортлеса".
       Валерий Радзишевский, председатель правления "Экспортлеса": Я не стал препятствовать людям, пожелавшим уйти, в такой сложной ситуации я не могу обещать всем сохранить прежнюю зарплату и должности, а предложение Рослеспрома было шансом сохранить коллектив и рабочие места, поэтому я его даже приветствовал. Ушли в основном те, кто был нежелателен, человек 100 можно было увольнять спокойно, мы к этому готовились, а ушло их 150. Не так уж много получается. Так что уход части коллектива — проблема, скорее, моральная.
       Ъ: Сколько осталось?
       Валерий Радзишевский: Чуть больше 50.
       Менеджер по общественным связям "Росэкспортлеса" Сергей Скосарев: Новое руководство "Росэкспортлеса", совместно с учредителями — Рослеспромом — приняли разумное решение: ничего не ломать, а взять коллектив, сохранив должности и оклады. Это людей приободрило. Почему они не захотели остаться в "Экспортлесе"? Мое личное мнение: в последнее время значительно снизились объемы экспорта и импорта таких видов продукции, как бумага, целлюлоза, также и оборудования. К тому же, после либерализации внешней торговли производители стали выходить на внешний рынок напрямую. Последствия известны — демпинговые цены. Иностранные партнеры говорили, что мы разрушаем рынок. Но "Экспортлес" уже не мог справиться с ситуацией, постоянно снижались объемы торговли, и доходы "Экспортлеса".
       Гендиректор "Росэкспортлеса" Валерий Казикаев: Я сторонник конкуренции, к чему может привести монополизм можно видеть на примере "Экспортлеса".
       Представитель АООТ "Российские лесопромышленники": Может быть, это даже хорошо — "Росэкспортлес", "Экспортлес"... Конкуренция! Но все должно делаться чистыми руками. Тут же методы такие: приглашают директоров предприятий. Обстановка в связи с неплатежами везде напряженная, предприятия некоторые по году зарплату не платят. И прямо им заявляют: "Мы вам даем кредиты, но при условии, что все ресурсы, всю продукцию будете поставлять не через "Экспортлес", а через "Росэкспортлес". То есть используются государственные кредиты в своих интересах. И такие замашки были и в отношении других организаций.
       Ъ: Не сыграло ли свою роль в ослаблении позиций "Экспортлеса", то, что он лишился зарубежных представительств?
       Сергей Скосарев: Зарубежные представительства не играли при этом важной роли — они работают с разной степенью эффективности: в Англии хорошо работает Русское лесное агентство (оно отошло "Росэкспортлесу" — Ъ), а есть те, которые сами нуждаются в кредитах и помощи материнской фирмы. И вообще, чтобы работать эффективно, не обязательно иметь большую организацию.
       Валерий Радзишевский: Эти организации, имея свои достоинства как посредники, просят очень много: обеспечить определенным объемом товара, к которому они привыкли; чтобы "Экспортлес" работал только через них (никакой конкуренции быть не должно); комиссию, которая превышает ту, что выплачивается здесь "Экспортлесу". Некоторые общества были просто обузой.
       Павел Еремеев: К ним ("Росэкспортлесу" — Ъ) перешли только представительства, созданные до акционирования "Экспортлеса", и все филиалы этих обществ.
       Ъ: Между тем, по заявлению "Росэкспортлеса", он собирается работать через некоторые представительства, созданные уже после акционирования "Экспортлеса", в частности, в Болгарии, США, Японии, Китае, Индии, Тунисе, Латвии.
       Павел Еремеев: Все, что создавалось непосредственно "Экспортлесом" — это собственность АОЗТ. Региональные филиалы им тоже никто не передавал. В составе "Экспортлеса" 61 акционер, и региональные представительства в России — это их собственность. Сотрудники могут перейти, но сотрудники — это не филиал.
       Да, конечно, сотрудники — не филиал. Но это — связи, а связи — это контракты, живые деньги. И набрав штат из бывших сотрудников конкурента, "Росэкспортлес" будет быстро набирать обороты, в то время как "Экспортлес" так же быстро их теряет. И руководство этого АО, и его акционеры признают сейчас, что "Экспортлес" находится в глубоком кризисе, и на повестке дня вопрос о самом его существовании.
       
Как уйти, не оставив наследства
       Представляя себя читателям Ъ, "Росэкспортлес" отмечает, что "необходимость создания нового общества обусловлена сложившейся неблагоприятной ситуацией в области лесного экспорта и желанием учредителей консолидировать усилия лесоэкспортеров, максимально использовать государственную поддержку лесного экспорта, а также созданную в России и за рубежом инфраструктуру".
       Мы не беремся обсуждать или осуждать методы создания "Росэкспортлеса". Но судя по данным, предоставленным Ъ его антагонистом — АОЗТ "Экспортлес", "необходимость" такая объективно существовала. Внешнеторговый оборот АОЗТ в этом году упал катастрофически — почти наполовину, плановые показатели по товарообороту выполнены всего на 28%. Экспорт составил 58,5%, а импорт — всего 18,54% от уровня прошлого года, а тот тоже был не лучшим. Поступления от комиссии составили около $9 млн против $13,3 млн в прошлом году.
       Конечно же, государственные долги, висящие на "Экспортлесе", и налоговые проверки не способствовали ни налаживанию сотрудничества с поставщиками и покупателями, ни повышению эффективности экспорта. Правда, и конъюнктура этого года была для экспортеров леса отнюдь не самой благоприятной. Но нельзя не отметить, что сделали свое дело, усугубляя развал, и очень высокие комиссионные — "Экспортлес" брал за свои услуги до 4,5% , и задержки оплаты производителям за вывезенный товар. Пока "Экспортлес был монополистом, с этим мирились. Но сейчас-то все крупные производители леса и лесоматериалов сами стали спецэкспортерами, и с их точки зрения "Экспортлес" слишком уж высоко ценит свое основное преимущество — знание конъюнктуры мирового рынка. В результате, по статистике самого "Экспортлеса", в этом году участие акционеров-производителей в экспортных поставках этой организации выглядело следующим образом: 38% по деловой древесине (притом 37% приходится на одного из акционеров), 26% по фанере, и 0 — по бумаге. Иными словами, даже акционеры АО начали либо работать с конкурирующими организациями, либо сами стали конкурентами "Экспортлеса" на внешнем рынке. И это тоже способствовало снижению экспортных цен, а следом — и падению доходов АО.
       Появление у него мощного конкурента на внутреннем и внешнем рынке, таким образом, было предопределено и, в общем, естественно. На этом фоне и началась борьба за выживание "Экспортлеса".
       
"'Экспортлесу' — быть!"
       Чрезвычайное собрание акционеров "Экспортлеса" состоялось 1 декабря. Основных вопросов было три: оставаться ли "Экспортлесу" в живых; если да, то кто будет его спасать; и если таковой спаситель найдется — как заставить акционеров поддерживать "Экспортлес" товаром. Остальные вопросы носили чисто организационный характер и были направлены на создание условий для решения трех основных.
       По первому вопросу разногласий не возникло: "'Экспортлесу' — быть!" сказал во вступительной части Павел Еремеев, и все, хотя и не испытывая такого же энтузиазма, согласились. Причина согласия понятна — в случае ликвидации
       АО, акционерам вряд ли что-нибудь достанется — скорее, активы АО уйдут на уплату долгов (большую часть из $103 млн госдолгов "Экспортлес" уже погасил, но осталось еще на $22,2 млн). К тому же, за каждую свою акцию номиналом 20 000 рублей акционеры в свое время (дело-то было в 1990 году) выложили сумму, эквивалентную нынешним $20 000, и терять вложенные средства, которые многие наскребли с большим трудом, никому не хотелось.
       Второй вопрос был интереснее. То, что "Экспортлесу" необходима поддержка сильной организации, способной вывести его из кризиса, было понятно всем, а чтобы заинтересовать сильного партнера, ему решили дать возможность сформировать контрольный пакет и сняли 15-процентный ограничительный барьер на владение акциями АОЗТ. Оставалось решить, кто будет главным акционером.
       Отдать контрольный пакет Рослеспрому или "Росэкспортлесу", что по сути своей одно и тоже, было бы неплохо — это позволило бы вновь монополизировать рынок и гарантировало бы расплату по "союзным" теперь долгам, но вероятно, быстро привело бы к полной потере самостоятельности. Отношение к этому хозяйственников однозначное. Как сказал руководитель АО "Российские лесопромышленники" Игорь Санкин: "Я не приемлю дружбы с государством до конца. Нельзя в полной мере доверять государству, особенно в том виде как сейчас. Я не отрицаю, что нужно с ним бороться, выбивая кредиты. Но прямо сотрудничать крайне нежелательно и опасно, ни к чему хорошему это не приведет." Итак, первый вариант собравшиеся с негодованием отвергли.
       Второй вариант — отдаться ГКИ. Но ГКИ, как решили акционеры, скорее всего передаст его в управление Рослеспрому. (Далее — см. выше.) К тому же и ГКИ не выразило никакого желания взваливать на себя такой груз.
       Оставалось третье — отдать контрольный пакет АО "Российские лесопромышленники" и с его помощью пытаться решить проблему долгов, но избежать прямого контроля государства. Так и решили. Видимо, всех воодушевила речь Игоря Санкина: "Сегодня настал момент объединяться "Экспортлесу" с промышленностью... При условии сложения потенциалов наших организаций, мы ("Российские лесопромышленники" --Ъ) добровольно откажемся от экспорта через свои каналы, ну, может быть, за исключением одного-двух, где у нас уже наработан хороший потенциал, а будем ориентироваться на 'Экспортлес'". Слышны были и сомневающиеся голоса: "Ты что-нибудь от АО "Российские лесопромышленники" имеешь? — Нет. — И я нет. Так не мешают — и ладно". Но тем не менее, новому Председателю совета акционеров — представителю АО "Российские лесопромышленники" Владиславу Сентюшкину — было поручено разработать программу выхода из кризиса АОЗТ "Экспортлес".
       На этом собрание закончилось. Отложив все остальные организационные вопросы до марта, собравшиеся охотно перешли к неофициальной части.
       Между тем, по крайней мере одна проблема еще осталась. И какая! Пикантность ситуации заключается в том, что держателем весьма крупного пакета акций АО (1320 штук) является его трудовой коллектив. Теперь уже — бывший, созданное им ТОО "Экспортлесовец" чуть ли не в полном составе перешло на работу к прямому конкуренту. И если ТОО не будет каким-либо образом (по словам юриста "Экспортлеса" — через суд) выведено из числа акционеров, ситуация рискует стать просто неприличной — "Росэкспортлес" не только получит возможность участвовать в управлении "Экспортлесом", но будет владеть полной информацией о его финансово-экономическом положении и оперативных планах. При таких условиях ни о какой добросовестной конкуренции речи быть не может.
       Почему акционеры отнеслись к этому так спокойно? На вопрос, зачем вообще им нужен "Экспортлес", один из промышленников ответил так: "А пусть будет, все-таки, в отличие от "Росэкспортлеса", он не государственный. Торгую я сейчас сам, я сам спецэкспортер, но от помощи опытного агента не отказался бы. Вот когда "Экспортлес" предоставит мне лучшие условия, чем у других, буду торговать через них, у них все-таки опыт и связи. А могу и с "Росэкспортлесом" работать".
       Но, следует заметить, преимущество "Экспортлеса" они все же видят — в том, что он "негосударственный" — и объясняют их недоверием зарубежных партнеров к госорганизациям. Однако их собственное доверие к одной из фирм-конкурентов, вероятно, будет строиться на совершенно других принципах.
       
Альтернативы: чья морковка крупнее
       Сейчас существуют две внешнеторговых организации с одним адресом и с похожими логотипами, претендующие на ведущую роль в лесном экспорте. И обе сейчас, когда формируется пакет контрактов на следующий год, готовы предлагать своим поставщикам и покупателям самые выгодные условия.
       "Росэкспортлес", по словам Генерального директора Валерия Казикаева, "считая своей главной задачей поддержку и увеличение лесного экспорта, планирует осуществить для своих клиентов предоплату перевозки товара по всей стране, поставку оборудования в кредит или лизинг, кредитную поддержку отечественного машиностроения для лесной отрасли".
       На сегодняшний день "Росэкспортлесу" открыта кредитная линия в трех крупных российских коммерческих банках на общую сумму $140 млн. Он может привлекать дополнительные кредиты от своих зарубежных филиалов под поставку им леса. Большую надежду здесь возлагают также на американские кредиты под гарантии ОПИК на закупку оборудования для лесной отрасли — о них договорился глава "Рослеспрома" Мирон Тацун во время
       визита в США — и пойдут они, скорее всего, тоже клиентам "Росэкспортлеса", поскольку именно эту организацию "Рослеспром" поддерживает. То же можно сказать и о ежегодных льготных государственных кредитах в 25 млрд руб. (под 10% годовых), распределяемых "Рослеспромом".
       Нелишне также вспомнить, что в "Росэкспортлесе" работает опытный коллектив, владеющий аналитической информацией о зарубежном лесном рынке, которая стекается из заграничных филиалов, доставшихся "Росэкспортлесу".
       "Экспортлес", по словам Валерия Радзишевского, имеет возможность предоставить производственникам кредиты в размере $60-70 млн под 13-14% годовых в валюте и еще 20 млн под 20%. К этому добавятся и кредитные возможности АО "Российские лесопромышленники". В стадии подписания договоренность с МПС о снижении тарифа для грузов общества на 40%. Благодаря сокращению штата сотрудников до 50 человек и переходу к прямым продажам за рубежом, "Экспортлес" получил возможность снизить ставку комиссии до 1-1,5%.
       Также планируется производить частичную предоплату товара на момент погрузки в размере от 20-40% в зависимости от вида товара. По просьбе поставщиков, "Экспортлес" готов производить оплату железнодорожного тарифа, таможенных пошлин и процедур. В распоряжении "Экспортлеса", по словам его руководства, остались региональные представительства в России и заграничные — в США, Индии, Болгарии, Тунисе, Латвии и — в особенно перспективном регионе — Японии. Таким образом, руководство "Экспортлеса" сейчас создает фактически новую организацию с другими принципами работы и оплаты, опирающуюся не на поддержку государства, а прежде всего на союз с лесопромышленниками, и готовую защищать их интересы на внешнем рынке.
       Лес — пятая по доходам статья российского экспорта. И, не отрицая положительных качеств здоровой конкуренции, нормальным создавшееся здесь положение не считает никто. Можно было предполагать, что создание новой фирмы путем разорения уже существующей неминуемо приведет к скандалу, но он не так уж страшен сам по себе. Останется ли на коне одна из фирм или обе, покажут, по их же собственным оценкам, ближайшие полгода. Но за эти полгода и иностранные клиенты, и поставщики, завалившие "Росэкспортлес" телеграммами с требованиями оплатить долги "Экспортлеса", рискуют окончательно запутаться в дрязгах между двумя конкурентами. А это может привести к потере значительной части рынка обеими организациями и сосредоточению экспорта в руках малоквалифицированных экспортеров.
       
Кукушкины дети (вместо послесловия)
       Как раздраженно заметил Павел Еремеев, председатель Союза экспортеров леса — общественной организации их объединяющей, "Союз к таким сомнительным предприятиям, как "Росэкспортлес", никакого отношения не имеет!" Не поддержали пока создание новой организации и лесопромышленники. Впрочем, открытое сопротивление общественных объединений было изящно подавлено Рослеспромом — при министерстве уже есть свой Союз лесопромышленников, по сути копирующий АО "Российские лесопромышленники". Ожидается появление аналога и Союза лесоэкспортеров — Союза экспортеров леса при Рослеспроме. Ну, а "Росэкспортлес", наследовавший "Экспортлесу", похоже, довершит зеркальное отображение независимых структур государственными. После чего, по мнению противников политики Рослеспрома, уничтожение первых станет задачей чисто технической.
       Для чего это делается? Опять же, с точки зрения противников этой политики, логика в действиях "Рослеспрома" просматривается такая. Российская лесопромышленная компания "Рослеспром" была создана в декабре 1992 года распоряжением Егора Гайдара и породили его, как ни странно, сами лесопромышленники, в отсутствие "своего" департамента рассматривавшие "Рослеспром" как лесное лобби в правительстве. Тогда за "Рослеспромом" числились три функции: регулирование поставок, распределение экспортных квот; сбор средств с предприятий (1,5% себестоимости выпускаемой продукции), и распределение их по институтам, машиностроительным предприятиям, чтобы поддержать их существование; распределение инвестиций, централизованных капитальных вложений, льготных кредитов.
       Организация эта, наделенная фактически министерскими функциями, и с мая этого года переименованная в государственную Компанию "Рослеспром", судя по ее уставу, была и остается коммерческой. Как государственная — она распределяет льготные кредиты, как коммерческая — получив государственный кредит, передает его предприятиям с возросшими процентами. Это противоестественно с любой точки зрения, и рано или поздно эти функции должны быть разделены. Противники "Рослеспрома" подчеркивают, что сама компания, понимая это, стала создавать чисто коммерческие структуры — банк, инвестиционную компанию, которая зарегистрирована в США, внешнеторговую организацию — от каковых, впрочем, не дистанцировалась.
       Таким образом, считают они, при поддержке государства и некоторых высоких правительственных чиновников создается крупная монопольная структура, которая, опираясь на сегодняшнюю поддержку государства, уничтожает своих прародителей, ставших теперь для нее конкурентами, направляет кредиты в нужном для себя направлении, чтобы в дальнейшем акционироваться. После чего чиновники, как правительственные, так и рослеспромовские получат контроль чуть ли не над всей лесной отраслью России, отстранив нынешних хозяев. А от государственных функций, к тому времени уже обременительных, они быстро избавится, передав их, скажем, новому департаменту в Госкомитете по промышленной политике.
       Разумеется, чиновники самого "Рослеспрома" придерживаются совершенно иной точки зрения. Не могут не вызвать одобрения их планы стимулировать экспорт прежде всего обработанной древесины и продуктов деревообработки, поддерживая таким образом российских производителей. Да и монополизировать контроль за производством леса и его экспортом, по словам представителя Рослеспрома, уже не удастся — не та ситуация в отрасли. В лучшем случае речь может идти об объединении в холдинги под контролем "Рослеспрома" 60% предприятий, прежде всего — деревообрабатывающих и целлюлозно-бумажных, которые из-за разрушения технологических цепочек и бесконтрольного экспорта необработанной древесины остались без сырья — "они это делают добровольно, даже сами просятся — все равно есть необходимость предприятиям поддерживать друг друга". Сейчас в отрасли уже образовано около 50 холдингов на базе крупных лесоперерабатывающих комбинатов и прикрепленных к ним леспромхозов, связанных в единую технологическую цепочку.
       Другой вопрос, насколько жестко будут установлены связи в этих холдингах? И не лишатся ли их участники возможности выбирать себе поставщиков и каналы сбыта, используя хотя бы схему ФСТ (когда покупатель-экспортер финансирует закупку сырья и производство экспортного товара)? Однозначного ответа на этот вопрос нет — "все будет строится на основе экономической целесообразности". А кто будет принимать решение об этой целесообразности? "Совет холдинга — это директора предприятий, которые в него входят". Заметим, что в Совете директоров таких холдингов, кроме директоров, обязательно присутствуют и представители "Рослеспрома".
       "Рослеспром" вместе с холдингами, по словам его представителей, "в ближайшие два года не приватизируется", и собранные им акции предприятий он не покупает, а получает в распоряжение от ГКИ. А если разрешат купить? — "Купим." На какие средства? — "На государственные".
       Результаты визита руководителей "Экспортлеса" и АО "Российские лесопромышленники" на Сахалин и Дальний Восток полностью подтвердили их предположения о влиянии распределяемых "Рослеспромом" государственных кредитов на выбор посредника-экспортера. В обмен на обещание кредитов сахалинские лесопромышленники подписали с "Росэкспортлесом" договоры на экспорт в Японию 1 млн м3 древесины — несмотря на то что агрегатная комиссия "Росэкспортлеса" на 2% выше, чем у "Экспортлеса". В Хабаровске же ситуация иная: местные промышленники не нуждаются в государственной поддержке — у них налажены прямые связи с Японией, и они согласились выделить товар "Экспортлесу" несмотря на наличие собственной сильной экспортной организации.
       Уже сейчас "Экспортлес" заключил договоры на экспорт 200 тыс. м3 пиломатериалов и 300 тыс. м3 деловой древесины. По словам Владислава Сентюшкина, прогнозируемый годовой объем поставок "Экспортлеса" составит 1 млн м3 деловой древесины (около 10% российского экспорта за этот год). По его мнению, главная задача "Экспортлеса" в следующем году — не потерять рынок и стабилизировать свою работу в новых условиях, объемы же экспорта не являются самоцелью. У "Российских лесопромышленников", образовавших альянс с "Экспортлесом", есть реальная перспектива на базе АО "Российские лесопромышленники" и крупной финансовой структуры создать мощную финансово-промышленную группу, где "Экспортлесу" будет отведена роль внешнеторгового отделения. Эту идею уже поддержали Госкомимущество и Госкомпром, сейчас ведутся переговоры с крупными банками, заинтересованными в создании такой финансово-промышленной группы. При таких обстоятельствах, по мнению Владислава Сентюшкина, авторитет "Экспортлеса" в международной торговле тоже сыграет положительную роль.
       
       Андрей Ъ-Галиев, Татьяна Ъ-Лысова, Марина Ъ-Шпагина
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 27.12.1994
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение