Коротко

Новости

Подробно

Письма власти

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 80

Уважаемые господа!

Прочитав статью "Нефтеубывающий регион" в журнале "Власть" от 27 октября 2008, я, к своему удивлению, обнаружил, что И. М. Губкин был расстрелян как вредитель. Так как я учился в РГУ нефти и газа И. М. Губкина, я был немного удивлен данному факту. Не могли бы прояснить, откуда поступила данная информация. Я буду признателен вам, если получу разъяснения, так как именем И. М. Губкина (по вашей версии, расстрелянного за вредительство) было бы тогда странно называть город в Белгородской области, Институт геологии АН Азербайджанской ССР, Московский институт нефтехимической и газовой промышленности, а в 1949 АН СССР еще и устанавливать денежную премию имени И. М. Губкина. Буду благодарен за ваш ответ.

Юрий


От редакции. Благодарим нашего читателя за внимательное отношение к журналу. Как это ни прискорбно признавать, в материале "Нефтеубывающий регион" нами допущена грубая ошибка.

Хотя Ивана Губкина в 1930-х и коснулись обвинения во вредительстве, репрессирован он не был. Наоборот, после того, как в 1936 году под Сызранью была найдена нефть, он получил должность вице-президента АН СССР. Более того, в 1937 году академик Губкин сам участвовал в пропагандистской кампании, сопутствовавшей показательному суду над группой бывших руководителей партии и правительства СССР (процесс антисоветского "правотроцкистского блока"), подписавшись наряду с другими видными советскими учеными под обращением "Мы требуем беспощадной расправы с подлыми предателями нашей великой Родины" ("Известия ЦИК СССР" N24 (6186) от 27 января 1937 года).

Вице-президент АН СССР и председатель ее азербайджанского филиала, начальник Государственного геологоразведочного управления ВСНХ, депутат Верховного совета СССР первого созыва, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Иван Губкин скончался после тяжелой болезни 21 апреля 1939 года в возрасте 68 лет. В день его похорон на Новодевичьем кладбище прошел многотысячный траурный митинг.

О борьбе с коррупцией

Удивляет пессимизм и фатализм политиков и обычных граждан, когда речь заходит о перспективах борьбы с коррупцией в России. Складывается впечатление, что первые не хотят всерьез рассуждать на эту тему. Да, говорят они, нужны новые законы, необходимо ужесточить наказание, ответственнее относиться к подбору кадров и т. п. Далее следует экскурс в историю, и делается вывод о вечности и непобедимости коррупции. Такова наша судьба, такова Россия. Да, безусловно, бороться с этим злом необходимо, но путь этот долог и тернист. Во всех ток-шоу, выступлениях, новостных программах на телевидении и в других средствах массовой информации не звучит, как мне кажется, главное. А именно: необходимым условием успешной борьбы с коррупцией является наличие в стране гражданского общества, которое возможно только в условиях демократии. Без этого любая борьба с коррупцией превращается в борьбу одних чиновников с другими. Прекрасным примером того, как общество может контролировать чиновников (в данном случае судебное решение) даже в условиях слаборазвитого гражданского общества, служит дело Щербинского. Широкое обсуждение в среде автолюбителей сомнительного решения суда вынудило власти пересмотреть его. Таких примеров достаточно мало, но они есть. Мало, потому что в условиях ограниченности прав и свобод, независимости средств массовой информации (пресса, телевидение, радио) невозможно контролировать власть.

Чего больше всего боится чиновник, берущий взятку, и гражданин, ее дающий? Безусловно, огласки. А в условиях, когда средства массовой информации принадлежат государству (читай: зависят от чиновников), а другие находятся под страхом судебных, налоговых и других претензий или страхом банального отъема собственности, невозможен контроль над чиновниками и властью в целом.

Именно поэтому, обсуждая вопрос коррупции, мы стыдливо умалчиваем о ее обратной зависимости от уровня развития гражданского общества. В противном случае придется признать, что все последние годы, устанавливая контроль государства (читай: чиновников) над всеми практически сферами жизни страны, мы сами спровоцировали взрыв этого зла.

Оппоненты приводят примеры из жизни в "лихие 90-е". Неубедительно. Во-первых, в те годы происходило только становление демократических институтов, мы никогда не жили в условиях развитой демократии. Во-вторых, тогда уровень коррупции был несоизмеримо ниже.

И последнее. Нежелание и страх жить в условиях демократии вызвал к жизни рассуждение об особом пути России. Где он? Где примеры успешных стран, построивших свою "недемократию"? А положительных примеров — десятки. Мы уже строили нечто свое. Чем это все закончилось, хорошо известно: очередями, карточками на продукты питания и промтовары, дефицитом всего. Не М. С. Горбачев развалил страну, а общественно-политическая система, основанная на отсутствии свобод и стимулов, оказалась неконкурентной и тупиковой. Хватит строить суррогаты, основанные на ограниченной или "суверенной демократии"? Почему многих раздражают до неприличия попытки соседних стран, Украины и Грузии, идти по европейскому или, что еще более страшно, американскому пути? Наверное, потому, что очень скоро сравнение будет не в нашу пользу. Уже сейчас успехи Грузии в борьбе с коррупцией неоспоримы. Не нужно спор, столкновение взглядов, политическую борьбу в Украине воспринимать как "бардак". Да, все непросто, путь к демократии долог и труден, но это лучше, чем изобретать "особый" путь. Умиляют в связи с нынешним экономическим кризисом размышления о несовершенстве западной модели развития. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс нас учили, что при капитализме неизбежны кризисы. Более того, они необходимы для развития экономики (это уже не Маркс — Энгельс). Безусловно, многое изменится в экономике, политике, общественной жизни большинства стран — это и называется развитием.

Почему-то, начиная рассуждать о коррупции, переходишь к теме демократии. Но что делать. При отсутствии последней первая расцветает пышным цветом.

Белгородский Г. Ю.


Комментарии
Профиль пользователя