Коротко

Новости

Подробно

Пора по банкам

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 34

Региональным банкирам продаваться крайне невыгодно, но не продаваться они не могут. Их время прошло. Наступает час банковских коллекционеров.


Текст: Юлия Гордиенко


"Не хотите оказаться в обанкротившемся банке, переводите деньги в "Сбер"". SMS такого недвусмысленного содержания получили две недели назад вкладчики некоторых региональных банков.

Атакам подвергался Запсибкомбанк, Ханты-Мансийский банк, один из крупнейших игроков Казани — Татфондбанк. Особенно пострадали из-за мобильного терроризма екатеринбургские банки: "Северная казна", Уральский банк реконструкции и развития и Банк24.ру. Так, президент УБРиР Сергей Дымшаков заявил, что всего за две недели на волне паники вкладчики забрали из банка 2,5 млрд руб. Успокаивали вкладчиков местные власти: с клиентами того же УБРиР встречался свердловский министр экономики и труда Михаил Максимов.

"Я лично слышал не один десяток жалоб на Сбербанк от клиентов",— свидетельствует совладелец УРСА-банка Андрей Бекарев. По уверениям топ-менеджера, сообщения с призывами исходили даже от руководства местных структур Сбербанка.

В самом Сбербанке отдельные "перегибы на местах" признали и даже уволили руководителя одного из отделений Восточно-Сибирского банка Сбербанка.

"Волны паники были точечными, но они странным образом возникли в тех местах, где были сильны региональные банки, а Сбербанк имел слабые позиции",— сопоставляет факты Андрей Бекарев. "Для Сбербанка это действительно хороший шанс получить новых вкладчиков и существенно упрочить свои региональные позиции",— согласен Виктор Четвериков, глава Национального рейтингового агентства.

Но это хороший шанс не только для Сбербанка. Кризис — традиционное время "перелета" вкладчиков в объятия банков с государственным и иностранным участием. Однако, в отличие от кризиса 2004 года, в этот раз регионалы могут лишиться не только вкладчиков, но и независимости.

Понаехали


Судьба региональных банков во многом схожа. До кризиса 1998-го они "работали" кошельками либо местных крупных промышленных предприятий, либо администраций. "Муниципальный банк традиционно имел дело со средствами города,— перечисляет крупных игроков Новосибирской области Андрей Бекарев. Банк "Левобережный" — с областной администрацией: старые связи сохранились даже после того, как администрация перестала быть в нем мажоритарием".

Такие симбиозы оказались на редкость жизнестойкими, особенно в период кризиса. "Они не брали кредитов, не играли в государственные ценные бумаги и не пользовались срочными инструментами на валюту",— описывает рецепт успешной кредитной организации Виктор Четвериков. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

Постепенно, впрочем, кэптивным банкам пришлось переквалифицироваться в настоящих рыночных игроков. Требования ЦБ к капиталу банков предполагали постоянные денежные вливания от акционеров в их кредитные организации. "Предприятиям не хотелось тратить на банк те средства, которые можно было вложить в собственное развитие",— вспоминает первый вице-президент Ассоциации региональных банков России (ассоциация "Россия") Владимир Гамза. В итоге они избавлялись от контрольного пакета, но, оставаясь ключевыми клиентами, неофициально сохраняли свое влияние на банки. Если в 1998 году кэптивных банков на рынке было больше половины, то сейчас — около 20%, подсчитывает эксперт.

Между тем на регионы активно наступали филиалы федеральных банков. В розничном бизнесе "местные" противостояли им с трудом. "Федералы" подкупали красивой упаковкой, хорошим ассортиментом банковских продуктов, технологичными офисами. Однако в обслуживании корпоративных клиентов пришлые игроки добились немногого: годами складывавшиеся связи региональных банков с местными предприятиями оказались на редкость прочными.

Отдельные игроки становились настоящими банковскими звездами не только регионального, но и федерального уровня. Например, банк "Уралсиб" образовался в 2005 году путем слияния пяти региональных банков ("Уралсиб", Автобанк-НИКойл, Брянский народный банк, Кузбассугольбанк и ИБГ "НИКойл"), которые объединились вокруг главного актива — купленного Николаем Цветковым банка "Уралсиб". Он, в свою очередь, еще в бытность Башкредитбанком также активно поглощал региональные банки.

Яркий пример "нового времени" — УРСА-банк Игоря Кима. Основанный на базе Русского народного банка, до кризиса 1998-го он обслуживал лишь одного клиента — Западно-Сибирскую железную дорогу. В 1998-м он объединился с Сибакадембанком и разжился денежными потоками от сибирского отделения Академии наук. "В то время мы полностью попадали под определение кэптивного банка,— вспоминает Андрей Бекарев.— Однако вскоре стало очевидно: карманные банки никогда не займут значительную долю рынка". Амбиции акционеров заставили банк уже через два-три года повернуться лицом к рыночному бизнесу: он начал работать со сторонними компаниями, активно развивал розницу, а в 2004-м стал первым сибирским банком, в капитал которого вошел ЕБРР. В том же году Игорь Ким приобрел контрольный пакет в лидировавшем в уральском регионе Уралвнешторгбанке, на который и было решено сделать ставку.

Два года ушло на объединение: кредитные организации обменивались топ-менеджментом и ключевыми сотрудниками. В сентябре 2006-го банки провели масштабный ребрэндинг, отказавшись от местечковых названий и переименовавшись в УРСА-банк, который сейчас входит в топ-15 российских банков по активам.


Невидимая скупка


Однако после УРСА зарождения звезд подобного масштаба в российской банковской вселенной не наблюдалось. Например, калининградский Инвестбанк, входящий в "Конверс групп" Владимира Антонова, собранный в апреле этого года по аналогичной модели из четырех банков, пока занимает лишь сотую строчку по активам.

Сложившаяся ситуация удивления не вызывает. В очереди за региональными банковскими активами у амбициозных местных банкиров а-ля Ким были серьезные конкуренты — федеральные и иностранные игроки, чьи амбиции подкреплены еще и хорошим денежным ресурсом. Когда в начале года ассоциация "Россия" провела масштабное исследование, выяснилось, что за последние три года около половины региональных игроков продали контроль или блокпакет федеральным банкам или банкам с иностранным участием. Так, в конце 2007 года банк "Сибирь" вошел в UniCredit Group после поглощения итальянцами бывшего акционера банка, казахстанского АТФ-банка, за 1,7 млрд евро. Французскому Societe Generale принадлежит самарский Русфинанс банк (ранее Промэк-банк). В мае IFC купил 20% акций Ростпромстройбанка, входящего в альянс Игоря Кима, за $22 млн и т. д.

Средний мультипликатор, по которому до кризиса продавались региональные банки, составлял 4 капитала, уверяет генеральный директор "Интерфакс-ЦЭА" Михаил Матовников. Это было время продавцов. Теперь настал черед покупателей.

В чужом пиру ликвидность


Если 1998 год регионалы пережили спокойно, потому что ни на что не претендовали, то в 2008-м проснувшиеся амбиции сыграли с ними злую шутку. Как и "взрослые" банки, региональные успели набрать кредитов, но в отличие от "взрослых", получить доступ к деньгам им теперь куда труднее.

Так, с 20 октября Центробанк запустил беззалоговые аукционы. Однако основным условием для участия в аукционе оказался рейтинг международных агентств не ниже BB по классификации S&P и Fitch или B3 по классификации Moody's. Среди региональных банков таких всего около 40, говорит Владимир Гамза,— вдвое меньше, чем самих регионов.

Взять деньги под залог ликвидных активов, входящих в так называемый ломбардный список ЦБ, небольшие регионалы тоже не могли. Несмотря на то что список был значительно расширен, в него в основном входят федеральные и муниципальные облигации и займы крупных корпораций. Их в портфелях большинства кредитных организаций, работающих с малым и средним бизнесом, разумеется, не оказалось.

Был и третий источник денег — кредитование под залог качественных активов, векселей, облигаций, не имеющих рыночных котировок (положение Центробанка 312-П). Там, однако, крылось сразу два подвоха: во-первых, предприятие, бумаги которого идут в залог, должно иметь организационную форму ОАО (таких среди компаний среднего и малого бизнеса немного), во-вторых, его рентабельность должна была быть не ниже среднеотраслевой. "Небольшие объемы финансирования этим путем региональные банки получают, но они недостаточны",— сокрушается Владимир Гамза.


Дешевы и сердиты


Теперь в поисках денег региональные банкиры вынуждены сами стучаться к инвесторам, в том числе к местным администрациям. Так, правительство Татарстана в середине октября заявило о приобретении 25% акций Татфондбанка за 2 млрд руб. с мультипликатором 1,4 капитала.

Поддержка местных властей и первые беззалоговые аукционы, в которых приняли участие крупные региональные банки, позволили местным банкирам на некоторое время вздохнуть спокойно. Но не всем. Получив в 20-х числах октября 5 млрд руб. от Сбербанка и ЦБ, глава и совладелец банка "Северная казна" Владимир Фролов, по сообщениям местной прессы, признался: этих денег для покрытия разрывов ликвидности банку недостаточно. В итоге и он не исключил возможность продажи контрольного пакета банка стороннему инвестору.

Инвесторы, желающие недорого прикупить испытывающие трудности региональные банки, разумеется, найдутся: охота уже началась. Так, Промсвязьбанк приобрел контроль над Ярсоцбанком для обеспечения его платежеспособности. О мультипликаторах сделок говорить не приходится: сейчас такие банки покупаются по цене неисполненных обязательств. Рыночных сделок, уверяет Михаил Матовников, сейчас в банковском секторе попросту нет. Они возможны, оптимистичен аналитик компании "Брокеркредитсервис" Денис Мухин: качество активов у всех игроков крайне разное, и не все готовы продаться за бесценок.

Однако над рыночными сделками будут довлеть мультипликаторы публичных банков. По сведениям Мухина, Сбербанк сейчас торгуется с коэффициентом 0,9 капитала, "Возрождение" и ВТБ — с коэффициентом 0,6. Еще в начале года Сбербанк котировался в 3,4, "Возрождение" — в 2,9, а ВТБ — в 1,9 капитала.

По мнению Андрея Бекарева, рынку придется надолго забыть о непрофильных инвесторах и фондах, рассчитывающих заработать на банках по-быстрому. Центрами притяжения, которые всерьез займутся скупкой региональных игроков, будут два-три стратегических инвестора из банковского сектора. Они смогут быстро наладить в покупаемом проблемном банке антикризисное управление, прогнозирует Бекарев.

Он не скрывает, что одним из таких скупщиков планирует стать УРСА-банк. Игорь Ким вынашивал захватнические планы еще до кризиса: он является мажоритарным акционером банка "Южный регион", Восточного экспресс-банка, Эталонбанка и Ростпромстройбанка, которые входят в отдельный от УРСА-банка альянс. Слияние мелких региональных игроков с "большим" банком могло бы понизить его рейтинги. Кроме того, совместно с Icon Private Equity (управляющий партнер и президент Кирилл Дмитриев) Ким собрался скупать небольшие региональные банки, объединять их и создавать кредитную организацию федерального уровня, аналогичную УРСА. На это акционеры отвели $200-300 млн. "До сих пор из отведенной суммы не потратили еще ни копейки,— радуется глава Icon,— ждали правильного момента". Дождались: сейчас, по словам Дмитриева, у фонда нет отбоя от предложений. Первая сделка состоится уже в этом месяце.

Большая рыба тоже не дремлет. Президент Альфа-банка Петр Авен на недавнем пресс-брифинге заявил, что Альфа-банк готов участвовать как в санации банков на деньги, выделяемые АСВ, так и покупать региональные кредитные организации на собственные средства. Предправления Альфа-банка Рушан Хвесюк уточнил, что прежде всего интересуется регионами, в которых банк уже присутствует и которые хорошо знает. В частности топ-менеджер отметил Екатеринбург. Скупать активы Альфа-банку будет на что: на днях он подал заявку в ВЭБ на получение $400 млн длинных, "десятилетних", по выражению Хвесюка, кредитов от ВЭБа.

О желании участвовать в санации банков заявил глава МДМ-банка Олег Вьюгин. В Башкирии, по словам Четверикова, ходят слухи, что санировать всех и вся собирается "Уралсиб", чьи позиции там исторически сильны.

"Настораживает не только тот факт, что под завесой кризиса могут начаться не совсем рыночные поглощения, но и то, насколько нагнетается общественное мнение относительно необходимости укрупнения банковской системы, сокращения количества банков то до 600, то до 200",— беспокоится директор региональной платежной системы "Золотая корона" Виктория Смоленская.

Чтобы укрупнение пошло снизу, Владимир Гамза предлагает создать на базе Российского банка развития (РБР, дочернего банка ВЭБа) федеральный холдинг, куда могли бы входить любые региональные банки с активами не более 1 млрд евро. "Деньги у РБР есть, кроме того, в последние годы он занимался вопросами рефинансирования региональных кредитных организаций под различные программы и достаточно неплохо знает их бизнес",— говорит Гамза. Эксперт вспоминает, что Германия и Франция уже прошли этот путь. Сейчас по нему идет Италия: небольшие кооперативные региональные банки сначала сбиваются в региональный холдинг, а потом такие холдинги собираются в федеральный пул под эгидой второго по величине итальянского банка Intesa.

Так или иначе, лучшего времени для появления российского Intesa не придумать. Нужно только найти инвестора посмелее. И покрепче зажмуриться.

8 млрд руб. выделил Центробанк на спасение банка ВЕФК. Он стал первым и пока единственным банком, план санации которого согласовали ЦБ и АСВ. В начале ноября ВЕФК возобновил работу, а вот покупателей на проблемный актив пока не нашлось

1,5% — настолько, по прогнозам, превысит октябрьский отток вкладов физлиц сентябрьские показатели. Тогда частные вкладчики 50 крупнейших российских банков вывели 54 млрд руб.



Комментарии
Профиль пользователя