Коротко

Новости

Подробно

Что может оправдать бизнесмена в России?

Прямая речь

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Виктор Геращенко, в 1998-2002 годах глава ЦБ, в 2004-2007 годах председатель совета директоров ЮКОСа:

— Не было такого случая. Я знаю и Френкеля, и кое-кого из его окружения, и мне кажется, что его подставили. Может, в убийстве замешан кто-то связанный с банком, но сидит-то Френкель. После Ходорковского я не верю нашему правосудию.

Анатолий Куликов, президент клуба военачальников России, в 1995-1998 годах глава МВД:

— Что-то я действительно такого не припомню.

Александр Гуров, депутат Госдумы, бывший начальник ГУ МВД СССР по борьбе с оргпреступностью и коррупцией:

— Террористов оправдывали, а вот бизнесменов нет. Впрочем, и до революции бизнес тоже не жаловали. В присяжные идут простые люди, которые к бизнесменам относятся предвзято: они вон сколько имеют, а поведение у них не идеальное, вот пусть и получают... Но я думаю, попади к ним чиновник или депутат, им бы тоже досталось по полной.

Юрий Глоцер, президент группы компаний БФГ, вице-президент Федерации защиты предпринимателей:

— Офицеров оправдывали, а бизнесменов — не помню. Помню много случаев, когда для уголовников и убийц находили смягчающие вину обстоятельства. Суд присяжных пока еще "срез электрички", он опирается на эмоции, а не на правовые нормы. Это обычные люди, подверженные запугиванию и давлению.

Исса Костоев, член Совета федерации, бывший начальник управления Генпрокуратуры России:

— В регионах кого-то оправдывали, но об этом мало кто знает. Но вообще, я против судов присяжных. Мы же не призываем, чтобы роды принимали все подряд.

Мирослав Мельник, глава совета директоров компании "Бетта-групп":

— Не помню, но какая разница. Я не думаю, что бизнесмены более ненавистны для людей Фемиды, чем другие. Не думаю, что негативное воздействие на присяжных может оказать то, что Френкель банкир и его обвиняли в отмывании денег. Он слишком мелок, чтобы вызывать "народный гнев". А вот если б к присяжным попал человек из списка Forbes, то другое дело.

Лев Хасис, гендиректор X5 Retail Group:

— Если преступление тяжкое, то какое значение имеет социальное положение человека? А если бы присяжные выносили решения по экономическим преступлениям, то прокурорам пришлось бы помучиться и посадить человека было бы труднее.

Евгений Архипов, ответственный секретарь третейского суда по правам человека, адвокат:

— Я не знаю таких случаев. У нас дела бизнесменов судит в основном тройка судей. Но это скорее недоработанность УК, чем предвзятость к бизнесменам.


Комментарии
Профиль пользователя