Смерть ЮКОСа пошла на пользу его аудитору

"ПрайсвотерхаусКуперс" победил налоговиков в суде

Дело об аудите ЮКОСа компанией "ПрайсвотерхаусКуперс Аудит" вчера завершилось. Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил решение, которым договор об аудите был признан антисоциальной сделкой, и прекратил дело. Причиной стала ликвидация ЮКОСа, выступавшего в деле соответчиком. Юристы опасаются, что практика формального прекращения дел судами может способствовать развитию рейдерских схем.

Громкое дело ЗАО "ПрайсвотерхаусКуперс Аудит" (PwC), проводившего аудит ЮКОСа, началось в конце 2006 года. Московская налоговая инспекция N 5 подала иск к PwC и ЮКОСу, требуя признать договоры об аудите за 2002-2004 годы "сделками, цель которых противна основам правопорядка и нравственности" (ст. 169 Гражданского кодекса). 20 марта 2007 года арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, посчитав PwC "фактическим участником" схем ЮКОСа по уклонению от уплаты налогов. Вознаграждение PwC в сумме $480 тыс. решено было взыскать в доход бюджета. Апелляционная жалоба PwC рассматривалась около восьми месяцев, и в это время, 21 ноября 2007 года, ЮКОС был исключен из единого госреестра юридических лиц. 28 января Девятый арбитражный апелляционный суд прекратил производство по жалобе PwC, а решение суда первой инстанции посчитал вступившим в законную силу. 23 июня Федеральный арбитражный суд Московского округа вернул дело в апелляционный суд, но тот 19 августа подтвердил свою прежнюю позицию. PwC снова подал кассационную жалобу, настаивая на полном прекращении дела. Вчера решение арбитражного суда Москвы было отменено и дело прекращено.

В пресс-службе PwC не скрывают удовлетворения: "Это единственно законное решение, которое могло быть принято судом в данном деле, в частности в ситуации, когда один из ответчиков (ЮКОС) ликвидирован. Это хорошая новость не только для нас, но и для российского и международного бизнес-сообщества". Адвокат PwC Алексей Мельников объяснил, что отмена решения арбитражного суда Москвы и прекращение дела создали положение, как если бы иска не было вовсе. В деле, по мнению адвоката, поставлена точка: "Мы предполагаем, что перспектив обращения в Высший арбитражный суд (ВАС) у инспекции нет, поскольку именно ВАС создал практику прекращения дел".

Известным примером стало дело в отношении группы "Ист Лайн", которое президиум ВАС прекратил 14 июня 2007 года. Росимущество требовало признать недействительным договор, по которому структуры группы в 1997 году приобрели аэровокзальный комплекс Домодедово. Но поскольку госпредприятие "Домодедовское производственное объединение гражданской авиации", у которого приобреталось имущество, ликвидировалось, президиум ВАС дело прекратил. Причиной стало то, что стороны уже не смогли бы вернуть друг другу имущество, полученное по спорному договору. Впрочем, окончательную победу "Ист Лайн" одержал только 30 сентября, когда президиум ВАС отклонил последний иск Росимущества, касавшийся аэровокзала.

Партнер адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Григорий Чернышов рассказал, что в случаях, когда в деле несколько ответчиков и ликвидирован только один, суды, как правило, дела не прекращают. "Главный критерий — наличие объективной возможности исполнить решение суда, которое будет вынесено. В случае когда взыскание происходит только с ответчика, который не ликвидирован, возможность исполнить решение есть",— говорит эксперт.

Прекращение дела PwC далось кассационному суду непросто. Из вопросов судей, заданных участникам процесса, следовало, что прекращение дела из-за ликвидации ЮКОСа, с которого ничего не взыскивается, лишает возможности оценить договоры об аудите. Заседание суда состоялось еще во вторник, но в тот день суд не смог вынести постановление и объявил перерыв до пятницы. Григорий Чернышов считает, что в деле PwC предпочтительнее был бы отказ в удовлетворении иска: "Сейчас ситуация выглядит так, что проигрыш налоговиков связан не с безосновательностью иска, а с ликвидацией ЮКОСа".

Прекращение судебных дел в связи с формальной ликвидацией одного из ответчиков создает угрозу того, что суд не сможет оценивать законность многих сделок. "Это, по сути, ограничивает право на судебную защиту",— считает господин Чернышов. "Рейдерские схемы, как правило, предполагают, что фирма, захватившая имущество, быстро его перепродает и сама ликвидируется. Кроме того, компанию, у которой захвачено имущество, рейдеры также пытаются как можно быстрее исключить из госреестра юридических лиц. Это делается для того, чтобы сделать невозможными судебные разбирательства о захваченном имуществе",— рассказал руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский. По его мнению, судебная практика прекращения дел как раз способствует развитию таких схем.

Ольга Ъ-Плешанова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...