Коротко

Новости

Подробно

Потек сознания

Тони Оурслер на "Винзаводе"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Выставка современное искусство

Мультимедийный Комплекс актуальных искусств совместно с хельсинкской галереей "Форсблума" открыл на "Винзаводе" первую в Москве выставку знаменитого американского художника Тони Оурслера "Новые работы". С созданиями единственного в своем роде видеоартиста-кукольника общалась ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Пятидесятилетний Тони Оурслер начинал в конце 1970-х — он занимался графикой и фотографией, играл в рок-группе под названием The Poetics и, конечно же, снимал видео. Его первые опусы представляли собой что-то вроде снятых на камеру кукольных спектаклей с рисованными картонными декорациями и персонажами. Но известность ему принесли ставшие безошибочно узнаваемые видеоскульптуры — куклы со спроецированными на них видео живых деформированных лиц.

Трогательные тряпичные куклы Тони Оурслера ютились в укромных уголках галерей и музеев, но вовсе не стремились спрятаться от публики. Напротив, они активно обращались к посетителям выставок, то ведя с ними философские дискуссии, то жалуясь на жизнь, то облаивая их, как нерадивых статистов. Роль крошечного, но грозного режиссера в этом произведении исполнял, кстати, Дэвид Боуи, с которым Тони Оурслер не раз сотрудничал, в частности он снял для него клип "Little Wonder". Впрочем, узнать рок-звезду в тряпичном паяце можно было разве что по глазам разного цвета. Видеопроекции Тони Оурслера на объемные фигуры причудливо искажали снятые на видео лица, так что казалось, что в попытках обрести третье измерение его создания столкнулись с воздействием мучительно искореживших их сил.

Со временем персонажи Тони Оурслера, для которых он снимает живых актеров, а часто и самого себя, становятся все менее и менее антропоморфными. Художник может, например, заполнить выставочное пространство целой россыпью гигантских моргающих глазных яблок или представить мозаичных монстров, состоящих из множества бурно артикулирующих ртов. Вот и в новых творениях американца, которые он привез на свою первую в Москве персоналку, уже не осталось почти ничего человеческого.

Залы на "Винзаводе" превратились в кунсткамеру, населенную чудищами. Тут есть "Космическое облако" — ажурная амеба c огромным глазом на одной из ложноножек, сквозь которую просвечивают какие-то далекие галактики. "Водяной" — гигантская переливчатая капля с глазами и ртом, пробулькивающим медиативный монолог. "Инопланетянин", похожий на глазастый радужный мыльный пузырь, к которому прилепилось еще несколько разноцветных пузырьков, также наделенных моргающими синими глазками и ртами. И "Кульминация" — находящийся в перманентном состоянии взрыва огненный шар, чью принадлежность к одушевленным существам обозначают опять-таки живые человеческие глаза и губы.

Художник сообщает, что одним из его источников вдохновения была американская кинофантастика — снятый в 1958 году фильм "The Blob", где инопланетное вторжение принимало форму гигантской капли красной желеобразной слизи, пожирающей все на своем пути. Впрочем, создания Тони Оурслера не выглядят агрессивными или опасными. Если и искать им аналоги в Голливуде, то можно вспомнить "Бездну" Джеймса Кэмерона, где неведомый разум, обитающий в глубинах океана, предстает в образе водного потока, принимающего форму того человека, с которым он пытается вступить в контакт. Создания Тони Оурслера также стремятся пообщаться с публикой, нарушая негласные правила, по которым произведениям искусства надлежит пассивно ожидать, пока зритель сам обратит на них внимание: в отличие от других видеоартистов Оурслер предъявлял не изображение говорящих людей, но говорящие произведения.

Но если раньше его творения стремились сохранить человеческую форму ценой мучительных усилий, то существа, с которыми можно познакомиться на московской выставке, пребывают в радужном расположении духа и кажутся довольными своим текучим состоянием. Страдания выпали на долю только одного персонажа — этакого Шалтая-Болтая с лицом самого художника, в чью яйцевидную голову воткнулись сразу несколько колющих и режущих орудий — топоров, пил, ножей. Это самый антропоморфный, но и самый молчаливый из героев выставки: он лишь стоически вздыхает да закатывает глаза. Кажется, что вот-вот контуры человеческого лица безболезненно растекутся радужными разводами и психоделическим потоком сознания.


Комментарии
Профиль пользователя