Коротко


Подробно

С миру по фильтру

На прошлой неделе в Госдуму был внесен законопроект, позволяющий блокировать доступ к интернет-сайтам с экстремистским содержанием. Поскольку экстремизм понимается в России расширительно, "Власть" решила на всякий случай выяснить, как власти могут ограничить распространение информации в интернете и как с этим бороться.


С инициативой закрывать экстремистские сайты Генпрокуратура выступила еще в апреле, предложив включить для этого специальную статью в закон "О противодействии экстремистской деятельности". В его действующей редакции уже содержится общий запрет на "использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности". Однако на практике пресечь распространение подобной информации, особенно если речь идет об интернет-сайтах, зарегистрированных за рубежом, крайне сложно.

Депутаты Госдумы на призыв прокуроров откликнулись и к началу октября подготовили законопроект, включающий в том числе и предложения по борьбе с интернет-экстремизмом. Как сообщил "Власти" один из авторов Алексей Розуван ("Единая Россия"), согласно проекту, в случае неоднократного размещения экстремистских материалов на одном и том же сайте суд вправе принять решение о прекращении доступа к нему на территории РФ. После этого организации, предоставляющие услуги доступа к интернету, обязаны принять меры по исполнению решения суда.

Стоит напомнить, что понятие "экстремизм" в упомянутом законе толкуется чрезвычайно широко, что позволяет записать в экстремисты практически любого критика действующей власти. Поэтому предложенные меры могут рано или поздно затронуть и законопослушных граждан, которые ищут в интернете не рецепты изготовления бомб или методы прорыва милицейского оцепления, а лишь правдивую информацию или альтернативные мнения о событиях в стране и за рубежом.

Устанавливая национальный контроль над всемирной сетью, российские власти могут воспользоваться как отечественными изобретениями, так и опытом некоторых зарубежных стран, прежде всего Китая, чьи методы ограничения свободного доступа в интернет получили в мире наибольшую известность. Впрочем, опрошенные "Властью" эксперты уверены, что на каждое придуманное властями ограничение доступа к интернету непременно найдется и надежный способ это ограничение обойти.

Наиболее естественными для властей являются административные методы борьбы со свободой сетевого слова. Правда, самый простой из них — запретить интернет вовсе — реализовать в России затруднительно. Ведь для этого все линии связи в стране должны находиться под прямым контролем государства, как, например, в КНДР.

Но при необходимости российские власти могут прибегнуть к менее радикальным способам. Один из них предложил в феврале член Совета федерации Владимир Слуцкер: по его мнению, интернет-сайты с аудиторией не менее 1000 посетителей в день должны быть приравнены к средствам массовой информации и получать госрегистрацию. Соответственно, такой сайт может быть закрыт, как и любое СМИ, если в течение года получит два предупреждения за нарушение федерального законодательства.

В качестве аргумента Слуцкер упомянул действующее правило, согласно которому обязательной регистрации подлежат печатные СМИ с тиражом от 1000 экземпляров. Но в результате под новое определение попали блоги, форумы и чаты, которые к СМИ отнести никак нельзя. Дальнейшую судьбу этой инициативы, видимо, определит рабочая группа Госдумы, которая сейчас собирает и систематизирует все предложения об изменении закона "О средствах массовой информации". Но даже в случае принятия этой нормы ее жесткость наверняка будет компенсироваться фактическим неисполнением. Ведь наладить регистрацию сотен тысяч или даже миллионов сайтов, а заодно и организовать поиск уклоняющихся от регистрации, пожалуй, не по силам ни одному госоргану.

Более действенным методом следует считать точечную борьбу с отдельными сайтами, для которой, как показывает практика, вполне достаточно уже существующих законов. Наиболее ярким примером такого рода стало июньское решение Кунцевского суда Москвы о закрытии за экстремизм оппозиционного сайта "Ингушетия.ru". Его деятельность была прекращена на основании закона "О средствах массовой информации", хотя регистрации в качестве СМИ сайт не имел. Суд, однако, согласился с прокуратурой, которая полагала, что сайт "является по своей сути СМИ". Эту формулировку следует признать весьма перспективной и для других процессов против "неправильных" сайтов.

Противодействовать судебным решениям хозяева сайтов могут, регистрируя их на зарубежных серверах. Всем известный пример — сайт чеченских сепаратистов "Кавказ-центр", который по требованию Москвы неоднократно терял прописку в разных странах, но успешно функционирует до сих пор. Да и история с зарегистрированным в США "Ингушетия.ru", который возобновил работу под именем "Ингушетия.org", доказывает, что простой административный запрет доступа к сайту всех проблем для власти не решает.

Одновременно власти воюют и с отдельными блогерами, которым инкриминируются уже существующие статьи Уголовного кодекса (см. справку). Главное в этой войне — знать врага в лицо, и здесь российские правоохранительные органы могут только завидовать своим китайским коллегам, у которых для контроля за комментариями в интернет-блогах есть все необходимое. "При регистрации просят ввести множество личных данных, номер удостоверения личности или сотовый телефон,— рассказал "Власти" живущий в Китае редактор интернет-издания "Магазета" Александр Мальцев.— Причем от балды набрать не удастся, так как в номере удостоверения зашифрованы дата и место рождения".

Некоторые российские борцы с интернетом готовы пойти еще дальше. В феврале начальник бюро специальных технических мероприятий МВД Борис Мирошников предложил регистрировать паспортные данные всех граждан, подключающихся к интернету (а не только блогеров), мол, "в тумане анонимности мы поощряем вхождение мошенников в наши дома". Такой меры пока нет ни в одной стране, даже в Китае.

Но шансы остаться неузнанными у блогеров есть. Организация "Репортеры без границ" даже выпустила специальную книгу "Справочник для блогеров и кибердиссидентов", в которой приводятся подробные инструкции, позволяющие пользователям сохранить свою анонимность. Некоторые из предложенных методов требуют определенной технической подготовки, зато другие вполне просты и эффективны: использовать для регистрации бесплатные почтовые серверы, работать в блогах лишь с общедоступных компьютеров (например, в интернет-кафе), регулярно меняя место дислокации.

"Осуществить цензуру в интернете технически невозможно",— заявил 1 сентября, общаясь со студентами МГУ, министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев. Однако у экспертов на этот счет иное мнение. "Технически в принципе возможно все,— сказал "Власти" руководитель лаборатории конвергенции факультета журналистики МГУ Иван Засурский.— Была, допустим, в Грузии блокировка доступа к российским сайтам во время российско-грузинского конфликта. У них это было легче сделать, так как в Грузии мало интернет-провайдеров и у одного провайдера высокая концентрация на рынке. У нас провайдеров много, однако все-таки и это возможно".

Наиболее известны два способа технического ограничения доступа в интернет, и оба они широко используются в Китае.

Первый из них — корректировка работы поисковых систем. Китайский поисковик Baidu не обрабатывает запросы, содержащие имена политиков-оппозиционеров, ключевые комбинации "свобода и Тибет", "независимость и Тайвань" и т. п., либо выдает ссылки лишь на сайты, отражающие позицию по этим вопросам официального Пекина. Иностранным интернет-компаниям, желающим войти на перспективный китайский рынок, приходится работать на тех же условиях. Например, в 2006 году резкой критике правозащитников и конгресса США подверглась компания Google, согласившаяся принять условия китайских властей.

В китайском отделении Google "Власти" сообщили, что делают для сохранения свободы слова все возможное: "Во-первых, мы предоставляем пользователям сервисы, которые содержат личную информацию, только в том случае, если компания действительно может это ответственно обеспечить. Мы не предлагаем продукты, которые требуют от пользователя раскрытия личных данных (к примеру, Blogger и YouTube). Во-вторых, если нам приходится ограничивать доступ к информации, мы обязательно сообщаем об этом пользователям. Наконец, люди всегда могут пользоваться Google.com вместо Google.cn".

Последний вариант — лишь один из способов преодоления поисковой цензуры. Другой — избегать запрещенных слов. Китайские пользователи даже выработали специфический жаргон. Например, если китайцу нужно отыскать в сети способы обхода фильтра, он набирает в поисковике не "цензура" или "ограничение доступа", а выражение "я гармонизовался", появившееся после принятия на съезде КПК в 2007 году программы "гармоничного развития страны".

Гораздо труднее преодолеть другую систему ограничений, которая получила в интернете название Great China Firewall (по аналогии с Великой Китайской стеной). Это специальный сервер или система серверов, которые устанавливаются на интернет-канале между пользователями и поставщиком интернет-соединения и занимаются фильтрацией информации. Если какой-то сайт содержит нежелательные для властей данные, доступ к нему из Китая становится невозможен. Именно Firewall перекрывает для китайских пользователей доступ к таким всемирным ресурсам, как Wikipedia и LiveJournal.

Создать в России что-то подобное труда не составляет. "Любой провайдер доступа в интернет, будь то оператор связи или администратор офисной локальной сети, имеет возможность либо избирательно заблокировать, либо избирательно разрешить своим пользователям подключение к тем или иным адресам в сети",— сказал "Власти" эксперт компании SUP Антон Носик. Например, если под запрет попадет сочетание nbp, то будут заблокированы и сайт nbp.ru, и соответствующее сообщество в "Живом журнале", и статья про национал-большевиков в "Коммерсанте".

Похожие случаи в России уже были: в феврале некоторые провайдеры перекрыли доступ к сайту "Компромат.ru". Его владельцы назвали это "приходом китайского интернета в Россию", однако Носик с этим не согласен: "Избирательная блокировка сайтов — это европейская модель. Если вы попробуете из Италии зайти на сайты британских букмекеров, то увидите, что они заблокированы итальянским минфином".

Тем не менее обойти и эту систему несложно. Если не считать нелегальных интернет-кафе с нефильтруемым доступом, в которых власти периодически устраивают полицейские облавы, наиболее популярным и одновременно безопасным способом является использование прокси-серверов. "Прокси-сервер — широко распространенная технология. И вы, и я выходим в интернет через него,— говорит эксперт Алексей Онучкин.— Я и все мои коллеги имеем один IP-адрес, на который поступает запрашиваемая нами информация,— это адрес прокси-сервера, который уже сам адресно распределяет трафик между пользователями. Точно так же прокси-сервер может находиться за границей и иметь нероссийский IP-адрес. В этом случае я, будучи подключен к этому серверу, буду иметь, к примеру, финский IP-адрес и смогу свободно заходить на ресурс, закрытый для своих пользователей российскими провайдерами".

Существует и множество других способов. Например, как напомнил Антон Носик, у многих сайтов есть "зеркала" — сайты-дублеры, выявить их все для интернет-цензуры практически невозможно. Кроме того, оригиналы заблокированных страниц можно при желании найти в памяти поисковых серверов. Наконец, распространять нежелательную для властей информацию можно посредством электронной почты и прямого обмена файлами между пользователями. "Вообще, игра в кошки-мышки между цензором и пользователем, желающим обойти запрет,— довольно увлекательное занятие,— заключил Носик.— И разумеется, такого запрета, который совсем нельзя было бы обойти, не существует. Но правила игры меняются в зависимости от упрямства сторон".

Правоохранительные органы против интернета
В борьбе правоохранительных органов с виртуальным экстремизмом в последние годы появились первые невиртуальные пострадавшие.

17 августа 2005 года ФСБ арестовала петербуржца Александра Втулкина, разместившего на форуме сайта fontanka.ru "смертный приговор" губернатору Валентине Матвиенко. 10 февраля 2006 года Смольнинский райсуд признал его виновным в разжигании ненависти и приговорил к полутора годам колонии.

15 февраля 2006 года прокуратура завела дело о возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды против жителя Новосибирска Тараса Зеленяка. Он выступал на украинском сайте proua.com с идеей изгнания всех русских из Прибалтики и Восточной Европы. 16 июля 2007 года Зеленяк был приговорен к штрафу 130 тыс. руб.

В апреле 2007 года прокуратура Сыктывкара завела дело о возбуждении ненависти или вражды к милиции против блогера Саввы Терентьева. На сайте livejournal.com он призывал ежедневно "сжигать по неверному менту". 7 июля 2008 года городской суд приговорил его к году условно.

15 августа 2007 года МВД и прокуратура заявили о задержании студента Виктора Милькова, распространявшего в интернете видеоролик с убийством дагестанца и таджика людьми в масках. 21 ноября 2007 года Майкопский суд приговорил его к году исправительных работ за возбуждение ненависти и вражды. 1 февраля 2008 года после пересмотра дела Мильков получил год колонии-поселения.

В январе 2008 года прокуратура Ингушетии направила в Верховный суд республики жалобу с требованием прекратить работу сайта "Ингушетия.ru" за экстремизм. Внимание следствия привлекли опубликованные на сайте высказывания лидера оппозиции Мусы Келигова, обвинявшего в коррупции президента республики Мурата Зязикова. Дело было передано по месту прописки хозяина сайта Магомеда Евлоева — в Москву. 6 июня Кунцевский суд признал сайт экстремистским. 26 сентября по решению суда региональный центр регистрации доменов заблокировал имя "Ингушетия.ru", однако ресурс продолжил работать в доменной зоне .org.

18 сентября 2008 года следственное управление следственного комитета при прокуратуре РФ по Татарии возбудило уголовное дело по статьям "Клевета" и "Нарушение неприкосновенности частной жизни" в связи с размещением в ряде блогов сообщений о смерти президента республики Минтимера Шаймиева. Проверяются три блогера, в том числе бывший пресс-секретарь главы республики Ирек Муртазин.



МАРГАРИТА ПАПЧЕНКОВА, ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение