South Korea wants to gag the noisy internet rabble

Южная Корея хочет заткнуть рот шумной интернет-толпе

The Guardian

Michael Fitzpatrick

Майкл Фицпатрик

Руководство самой активно пользующейся интернетом страны в мире стремится ограничить анонимность и дискуссии с помощью законов, которые, по мнению многих, потерпят неудачу.

В то время как правительства многих стран по всему миру пытаются разобраться в интернете и ищут пути ограничения некоторых из его более мрачных проявлений, все внимание сейчас должно быть привлечено к Южной Корее, которая одна из первых из числа демократических государств намеревается использовать закон для привлечения интернета к ответственности.

Многие считают, что попытки правительства навязать пользователям интернета правила окажутся безрезультатными. Оно хочет, чтобы веб-сайты работали аналогично традиционным СМИ, то есть, чтобы они были подотчетными и на них распространялись законы о клевете и тому подобные.

Это довольно рискованная стратегия: если она не сработает, правительство ожидает онлайн-бунт такого масштаба, который чуть не привел к прекращению полномочий нынешнего правительства всего несколько месяцев назад.

Южная Корея, возможно, самая активно пользующаяся интернетом страна в мире: 97% южнокорейских семей имеют высокоскоростной широкополосный доступ в интернет. Для сравнения, в Великобритании в 35% домов нет вообще никакого доступа в интернет.

Плохие манеры

Некоторые обозреватели говорят, что такой рост показателей доступа в интернет выявил самое плохое, что есть в южнокорейцах. "Поведение в интернете в Южной Корее отличается довольно низким уровнем культуры. Меня зачастую отталкивают или даже оскорбляют манеры пользователей в сети",— говорит Енг Ми Ким, профессор социологии и политологии из Эдинбургского университета, которая занимается исследованиями проблемы управляемости в Корее, Тайване и Японии. Она выступает против введения безоговорочной цензуры, но была бы рада, если бы началась какая-нибудь кампания содействия улучшению манер общения в интернете.

Но правительство Южной Кореи уже об этом позаботилось. Наряду с законами о контроле над содержанием информации в интернете, которые должны быть приняты в ноябре, Сеул также намеревается ввести с этого года в школе уроки этикета и этики для детей от семи лет и старше.

Вопрос в том, можно ли контролировать интернет? Британские парламентарии, похоже, считают, что можно. Члены комитета палаты общин по культуре, СМИ и спорту, которые выступали за централизацию контроля, считают, что необходима "более жесткая форма саморегулирования, при которой индустрия быстро создаст органы саморегулирования".

Южная Корея идет еще дальше. На все информационные сайты будут распространяться те же ограничения, что и на газеты, телевидение и радио, но кроме этого они будут подотчетны государственному регулирующему органу — Корейской комиссии по коммуникационным стандартам.

Эти правила будут распространяться как на сайты, так и на отдельных людей. Все участники форумов и чатов должны будут сообщать свои настоящие данные при регистрации, а интернет-компании должны будут раскрыть свои алгоритмы поиска для повышения прозрачности. Но самый противоречивый проект правительства — предоставить этой комиссии полномочия задерживать минимум на 30 дней публикацию статей, которые обвинят в фальсификации или клевете. В течение этого срока комиссия будет принимать решение о дальнейшей судьбе этого материала.

Однако предыдущий опыт Сеула с подобной цензурой позволяет предположить, что если правительство не наймет еще несколько тысяч людей для работы в этой комиссии, которая уже не укладывается в сроки рассмотрения около 2 тыс. письменных возражений, то даже изучение первичных жалоб будет нереальным и неисполнимым.

Профессор Джонатан Зиттрейн, один из основателей Центра по проблемам интернета и общества Гарвардского университета, считает, что другие аспекты новых законов неосуществимы: "Реальное беспокойство вызывает дезинформация, которую можно распространять в интернете. Однако режим соблюдения требования о введении реальных данных при регистрации на всех форумах и чатах — это слишком масштабная операция по контролю над соблюдением закона, и ее не так просто осуществить без отсеивания зарубежных сайтов, которые отказываются выполнять это требование".

Джин Мин из ведущего южнокорейского информационного портала OhmyNews International, куда поставляют новости все его читатели, говорит, что от этих новых правил попахивает Большим Братом: "Уровень поддержки президента Ли упал ниже 20% после фиаско с импортом американской говядины и неудовлетворительного решения других острых дипломатических вопросов. Здесь многие подозревают, что члены правящей партии и правительственные чиновники на самом деле пытаются спасти крайне непопулярное правительство, запугивая пользователей новыми законами и угрозами исков, чтобы отбить у них желание высказывать свое мнение в интернете".

"Слишком эмоциональное поведение"

Президент Южной Кореи Ли Мен Бак отстаивает предлагаемые меры, называя их предохранительными мерами против "общества, характеризующегося чрезмерно эмоциональным поведением, неорганизованностью и грубостью". В одном из своих недавних выступлений он заявил: "Мы должны остерегаться "инфодемии". Это явление, которое характеризуется распространением неточной, ложной информации, что приводит к социальным беспорядкам, распространяющимся подобно эпидемиям".

С этой речью он выступил в августе после беспорядков, организованных через интернет и вылившихся в демонстрации и пикеты в знак протеста против решения Сеула возобновить импорт говядины из США. В ходе протестов, в которых принимала участие в основном молодежь, пустели школы и колледжи, города фактически замирали. Многие акции протеста заканчивались насилием.

Власти возложили вину за беспорядки на слухи и ложь, распространенные пользователями интернета. Они также обвинили провайдеров в том, что те не следят за размещаемым контентом, и в том, что они предоставляют пользователям платформу для выражения ненавистнических и клеветнических взглядов и запугивания.

Провайдеры вняли предупреждениям. Крупнейший корейский портал Naver сообщил, что откажется от обзора новостей, а его конкурент Daum протянул "пальмовую ветвь мира" традиционным СМИ. Daum будет делиться доходами от баннерной рекламы на информационных сообщениях с газетами, телевидением и другими СМИ, которые предоставляют ему эти сообщения.

Немного смешно, что Южная Корея, которая так стремится обеспечить всех своих граждан высокоскоростным доступом в интернет, теперь пытается ввести ограничения на то, как люди этим интернетом пользуются. Но получится ли у нее это?

Перевела Алена Ъ-Миклашевская

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...