Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Павел Ъ-Шеремет


тележурналист


В белорусском парламенте оппозиции не было 12 лет — ни объединенной, ни правой или левой, ни формальной, просто — никакой. В парламенте последнего созыва не оказалось даже депутата-одиночки, который выступал бы с критикой президента страны и его курса. Но накануне нынешних выборов эксперты активно спорили, сколько оппозиционеров Лукашенко допустит к депутатским мандатам на сей раз. Оптимисты со ссылкой на источники в Брюсселе заявляли, что под давлением Европы Лукашенко даст оппозиционным кандидатам аж 20 мест из 110.

Лукашенко неожиданно освободил политических заключенных, в том числе своего заклятого врага и соперника на прошлых президентских выборах Александра Козулина, дал по собственной инициативе несколько интервью влиятельным западным газетам и поговорил о будущем по телефону с верховным представителем Европейского союза по вопросам внешней политики и безопасности Хавьером Соланой. У многих западных политиков возникла иллюзия разворота белорусской политики от Востока к Западу, от диктатуры к либерализации. Что же случилось такого, что президент Лукашенко, который полгода назад практически выгнал из страны всех американских дипломатов, теперь посылает Западу знаки мира и дружбы?

Ответить на этот вопрос нельзя, не уяснив простую истину: именно Москва, а не Брюссель остается главным направлением белорусской политики. Именно Москва повлияла на то, что в Белоруссии попытались создать иллюзию политической оттепели. Последнее время братская дружба становится для Лукашенко все более обременительной. И Медведев, и Путин все настойчивее предлагают ему трансформировать союз двух государств во что-то более конкретное, например, хотя бы ввести российский рубль как единое платежное средство. Между тем активность и амбиции российского руководства, похоже, пугают Александра Лукашенко.

Депутаты-оппозиционеры нужны белорусскому президенту, чтобы использовать их как политический щит от наиболее неприятных претензий Кремля. При их помощи можно блокировать или затягивать непопулярные и тяжелые для Лукашенко решения, например признание Абхазии и Южной Осетии. Парламент без оппозиции никого не обманет, ссылки на такой парламент только усилят раздражение в Кремле. По конституции белорусский парламент прямого влияния на жизнь в стране не имеет, миновать президента он не может ни при каких обстоятельствах, но это дополнительный аргумент в торге с Москвой, в торге за дешевый газ и прочие экономические и политические преференции. При этом всегда можно рассчитывать и на обещанную поддержку и финансовую помощь Запада. Способен ли на такую игру Александр Лукашенко? Пока она ему дается с трудом.

За сутки до дня выборов, только по официальным данным, четверть избирателей проголосовала досрочно на участках, никак не контролируемых наблюдателями. В отдельных местах организованного скопления граждан — в институтах, воинских частях и даже на заводах — досрочно проголосовали до 90% избирателей. Вряд ли подконтрольные властям избирательные комиссии так старались ради кандидатов-оппозиционеров. Ненависть к своим политическим оппонентам у Александра Лукашенко сильнее холодного политического расчета.


Комментарии
Профиль пользователя