Коротко

Новости

Подробно

Чем Третьяков лучше Прохорова?

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Ирина Прохорова


соучредитель Фонда Михаила Прохорова

В октябре в трех тысячах километрах друг от друга стартуют два крупных театральных проекта. В Москве пройдут масштабные гастроли Малого драматического театра — Театра Европы, а в Красноярском крае — пятый фестиваль "Норильские сезоны". У обоих этих событий один спонсор, они стали возможны при финансовой поддержке Фонда Михаила Прохорова. О деятельности этого фонда и проблемах меценатства в России ИРИНУ ПРОХОРОВУ расспрашивает корреспондент Русфонда ОЛЬГА Ъ-КОРШАКОВА.


Созданный в 2004 году бизнесменом Михаилом Прохоровым этот фонд системно работает в Красноярском крае, ежегодно проводя 15 грантовых и стипендиальных конкурсов в области науки и образования, обустройства городского пространства, спорта, СМИ. Наиболее крупные акции: Красноярская ярмарка книжной культуры, театральный фестиваль "Норильские сезоны", фестиваль современного искусства "Таймырский кактус". Фонд является генеральным партнером Малого драматического театра Льва Додина и Государственного театра наций, поддерживает фестиваль NET и Красноярскую музейную биеннале. Бюджет на 2008 год — $10 млн. Подробности на www.prokhorovfund.ru.

— Сегодняшние меценаты являются продолжателями традиций меценатов Серебряного века?

— И 100 лет назад, и сейчас главной проблемой в развитии отечественного меценатства является неопределенный статус благотворителя в обществе. С одной стороны, в конце 1980-х произошла шквальная реабилитация дореволюционной культуры, причем не только писателей, ученых, политиков той эпохи, но и меценатов.150 лет спустя братья Третьяковы заслужили наконец памятник. Оказалось, что феномен Серебряного века стал возможен исключительно благодаря частной поддержке, что государство тогда почти не участвовало в создании новой культурной индустрии. Знаменитые литературные журналы, галереи, музеи и прочее — все создавалось на деньги купцов и промышленников. К сожалению, в последующих мемуарах литераторов и театральных деятелей редко встретишь слова признательности "благодетелям". Эта печальная традиция социальной неблагодарности легко перекочевала и в наше время. Мы воспроизводим систему полуфеодальных предрассудков, существовавшую 100 лет назад. И проблема та же: статус благотворителей еще нелегитимен в общественном сознании. В отличие от 90-х годов ХХ века, когда общество сочувственно относилось к идее богатства у людей предприимчивых и успешных, сейчас идет откат к советскому мышлению. Идея благотворительности сводится к тезису "наворовали — делитесь".

— А корпоративная и частная филантропия тем не менее развивается и очевидны две тенденции. Одна — действовать в избранной сфере по всей стране, другая — в отдельных регионах, зато глубоко. Вы предпочитаете второе?

— Да, норильско-красноярское направление для Фонда Михаила Прохорова приоритетное. Но мы также поддерживаем образовательные и культурные проекты федерального и международного уровня с тем, чтобы потом показать их в Красноярском крае. Например, мы подружились с замечательным Театром Льва Додина, стали его генеральным партнером. Фонд финансировал постановку его спектакля "Жизнь и судьба" по Василию Гроссману. Лев Додин не раз приезжал с актерами в Норильск. Российская премьера "Жизни и судьбы" прошла именно в Норильске, а уже потом в Петербурге и Москве. Мы также стали генеральными партнерами Театра наций, театрального фестиваля NET (Новый европейский театр) и планируем в следующем году показать их спектакли в Норильске и Красноярске. Театральная столица необязательно должна находиться там же, где и административная.

— Как встречает ваши акции норильская публика?

— Замечательно. Норильск — особое место со всех точек зрения, я прикипела к нему душой. С одной стороны, он в концентрированном виде воплощает в себе все проблемы постсоветского существования. А с другой стороны, уровень образованности горожан здесь куда выше среднего по стране. В Норильске очень сильны культурные запросы. Там мощный костяк интеллигенции, норильчане — люди независимого нрава. Поначалу мы часто сталкивались с недоверием, становилось обидно, ты же с лучшими намерениями. А потом осознаешь: недостаточно быть полным благих идей. Надо понять, в какую культурную среду ты приходишь. Есть общая российская культура, но есть и культура локальная со своей историей, традициями, культурной мифологией. Ее нужно знать и уважать. Тогда и налаживается диалог.

— Нужны ли изменения в законе о благотворительности?

— Конечно, этот закон надо совершенствовать, он принят в середине 90-х годов, с тех пор многое изменилось. Но для начала надо сформулировать статус благотворителей, которые государству не враги и не конкуренты, а помощники. Современное государство не может и не должно брать на себя тотальный контроль над общественной жизнью, тем более развитием культуры. Да, наши святыни — Большой и Мариинский театры, Третьяковка — постоянно требуют серьезных вложений, это государственный масштаб. Но даже здесь не исключены частные спонсоры. Да, нужна государственная стратегия развития и поддержки культуры. Но современное общество устроено сложно, должны сосуществовать самые разные фонды: государственные, частные, общественные, комбинированные. И чем их больше, тем лучше стране. В Германии в одном только Гамбурге действует тысяча благотворительных фондов. Скажите, в России сейчас наберется тысяча действующих благотворительных организаций?


Комментарии
Профиль пользователя