Коротко

Новости

Подробно

Кризис закончился?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 4

После массированных финансовых вливаний российский фондовый рынок прекратил падение.


Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК "Система". Какие глупости, конечно, нет. Нас ждет еще много испытаний, будут и взлеты, и падения.

Михаил Прохоров, президент группы ОНЭКСИМ. Это первый глобальный финансовый кризис, и он интересен тем, что у него нет дна. По силе и необычности он сопоставим с Великой депрессией, потому что бьет не по отдельным банковским системам, а меняет правила игры и систему. До тех пор, пока системы доверия и ликвидности не будут восстановлены, будет трясти.

Петр Шелищ, президент Союза потребителей России. Как потребитель я кризиса не заметил. Ощущение такое, что это у них — олигархов, банкиров, руководителей государства — кризис. Но как ответственный гражданин я понимаю, что если государство не будет принимать чрезвычайных мер, то проблемы возникнут и у простых граждан.

Яков Миркин, председатель совета директоров инвесткомпании "Еврофинансы". Кризис не заканчивается одномоментно. Достижение дна — еще не завершение кризиса, серьезная болезнь требует длительного лечения. Нас ждет полугодовой период высоких рисков и волатильности, а затем — повторение 1990-х годов, когда рынки росли годами. По сути, мы войдем в новый экономический цикл.

Василий Дума, член Совета федерации, экс-президент "Славнефти". Нет, я думаю, мы только в его начале. Главные проблемы впереди, и первой из них будет инфляция, которая увеличится до 15-20%. Проблемы будут в денежной сфере, упадет платежеспособность и государства, и всех участников рынка.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, в 1994-1996 годах министр экономики. Нет, вполне возможен спад производства, нарастание долгов, а значит, серьезные испытания для экономики. Беда в том, что государство ведет непонятную избирательную политику, решая, кому помогать, кого спасать, а кого нет. Вроде бы оно помогает банкам с тем, чтобы они кредитовали других. Но кредиты с высокими процентами не всем подходят.

Павел Сигал, президент Центра микрофинансирования. Конечно, нет. То, что дали деньги крупным госбанкам, еще не значит, что они попадут в средние и малые банки. На межбанковском рынке в Казани стоимость кредита доходит до 20%! Как тут можно говорить об окончании кризиса?

Михаил Делягин, научный руководитель Института проблем глобализации, в 2002-2003 годах помощник премьера РФ. Приступ дизентерии закончился — готовьтесь к новому. Финансовый кризис всегда идет волнами. Это была первая волна, в США сейчас вторая, скоро она и нас накроет. Если бы наша экономика была модернизированной, кризис почувствовали бы только спекулянты. Но у нас нефтяная демократия, при которой, как в банановой республике, спокойно не живут.

Владимир Кулаков, губернатор Воронежской области. Нет, такие вещи быстро не проходят. Наш рынок еще будет и в плюсе, и в минусе. И это будут более глубокие процессы. Но из нашей области ни один иностранный инвестор не ушел. Наоборот, мы ждем прихода новых крупных инвесторов.

Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России. Россия — часть мировой системы, и если там кризис не закончился, то и у нас еще будут проблемы. Вероятно, скоро произойдет резкое падение цен на нефть и отток ликвидности. Конечно, у нас есть стабфонд, но наша банковская система слаба, экономика не дифференцирована.

Роман Авдеев, председатель правления и президент Московского кредитного банка. О завершении кризиса в мировой экономике пока рано говорить, а на нашем рынке негативный фон проходит. Если кризис не кончится сегодня, то кончится завтра. Я не думаю, что будет хуже.

Александр Репринцев, председатель совета директоров группы компаний "Мегастрой". Еще нет. Чтобы работать по-старому, банки будут еще год налаживать взаимоотношения.

Фархад Ахмедов, член Совета федерации, экс-президент компании "Нортгаз". С чего он кончится? Правительство предпринимает какие-то шаги, но они выглядят нелогично. Например, мы наступаем на те же грабли, что и американцы: бездумно вбрасываем ликвидность с нулевым результатом. На власти уповать не стоит, надежда только на рост нефтяных цен.

Павел Медведев, член комитета Госдумы по финансовому рынку. Никакого кризиса в экономике России пока не было, лишь небольшие турбулентные явления на рынке. Рекордный рост экономики несколько сократится, но все равно по этому показателю мы уступаем только Китаю. А через год-два экономика снова будет расти в том же темпе.

Антон Данилов-Данильян, бывший начальник экономического управления администрации президента. Нет, если первая волна затронула крупные банки, то от второй могут пострадать банки второго эшелона. Не надо недооценивать зависимость нашего рынка от мирового. Сама экономика США еще будет порождать кризисы. Они или сократят спрос, что ударит по нашим экспортерам, или придется опускать в цене доллар, что будет плохо для внутренних производителей.

Александр Викулин, гендиректор Национального бюро кредитных историй. Полагаю, что да. Я сужу по количеству выданных кредитов — в сентябре их было выдано столько же, сколько и в августе. Да и такого ипотечного кризиса, как в США, в России не будет. Наши банки кому ни попадя кредиты не дают.

Борис Йордан, президент группы "Ренессанс Страхование". Кризис связан с доверием, а оно еще не вернулось. Например, непонятно, как обстоят дела у "Тройки Диалог". Непонятно, что происходит с "КИТ Финансом". А состояние региональных банков вообще неизвестно. Конечно, некоторая стабилизация за счет госвливаний произошла, но полной определенности в состоянии банковской системы нет. Да и объемы торгов упали в десятки раз.

Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров. Внешне — да, хотя я чувствую, что люди заняты решением проблем, стали меньше ходить по ресторанам. Все бросились себя защищать, подчищать хвосты. Звонишь друзьям в Европу, Америку — все в панике. И у нас так же. Когда кризис минует, люди успокоятся, пойдут в рестораны, станут больше расслабляться. Это самый верный признак любой разрядки.

Владимир Груздев, депутат Госдумы, основатель компании "Седьмой континент". Нет, наша экономика очень глубоко интегрирована в мировую, поэтому, чуть кольнет там — отразится здесь. Но у кризиса есть и положительные стороны, например, некоторые компании избавятся от неэффективных собственников.

Алу Алханов, заместитель министра юстиции России. Хочу надеяться. Правительство приняло смелые и серьезные решения. Вливание столь значительных средств должно стабилизировать финансовый и фондовый рынки России. Все сделано по-мужски. Но расслабляться нельзя, ведь кризис родился не внутри страны, а пришел извне, так что борьба за выживание будет глобальной.

Александр Шохин, президент РСПП. Думаю, что нет. Мы долго нащупывали дно и в какой-то степени нащупали, но это не значит, что следующий шаг мы сделаем на берег. Ушедшие из России деньги не могут быстро вернуться. Если мы продемонстрируем удачную динамику, то в начале следующего года начнется возврат иностранных инвестиций. Сейчас у нас есть блестящая возможность доказать, что российский рынок привлекательнее любого.

Елена Панина, заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности. Я думаю, что у нас вообще кризиса не было. Были лишь намеки, и принятые меры сняли остроту вопроса.

Григорий Гуревич, президент компании "Нобель Ойл". Он только подходит к пику. Американцы нашли эффективное оружие в борьбе с Россией — снижение цен на нефть. Если президентом США станет Барак Обама, он постарается сыграть именно на этом. Конечно, у России есть неплохие запасы, но они небезграничны. Для меня индикатором уровня кризиса является отношение власти к бизнесу: как только давление на предпринимателей ослабится, о кризисе можно будет позабыть.

Дмитрий Ананьев, член Совета федерации, совладелец группы "Промсвязькапитал". Хотелось бы верить, что да. Но это утверждение может пока восприниматься слишком оптимистично. Нужны меры, которые добавили бы стабильности и не повлекли бы понижение странового рейтинга.

Вячеслав Вашанов, руководитель Центра исследований экономических проблем СНГ. Нет, зайдите в Сбербанк и посмотрите на очереди и испуганных людей. Наши банки очень много задолжали зарубежным, так что кризис будет затяжным. К тому же Кудрин сначала говорит одно, на следующий день — другое. Все это настораживает. Еще как минимум полтора месяца у всех будет неуверенность в завтрашнем дне.

Игорь Касатонов, бывший командующий Черноморским флотом. А его и не было. Я помню дефолт в 1998 году, это был кризис, а сейчас что? Ситуацию просто раздули.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД*

А когда нам было хорошо?

В сентябре 1998 года последствия кризиса докатились до каждого россиянина.


Евгений Ясин, бывший министр правительства России. Реальная надежда на то, что вот-вот начнется серьезное улучшение, была в 1995 году. Это была третья попытка серьезных реформ. И если бы мы занялись сокращением расходов, выбиванием налогов, а не стали увлекаться разными заимствованиями, сейчас было бы иначе.

Михаил Прусак, губернатор Новгородской области. Никогда. Мне никогда не казалось, что у нас все делается нормально, а не наперекосяк.

Анатолий Пушко, первый заместитель гендиректора "Сибнефтегаза". Хорошим был 1996 год. Тогда всем повышали зарплату, товары стали доступнее, появилась надежда, что, пусть и небольшими темпами, мы движемся к лучшему.

Альфред Кох, председатель совета директоров компании "Монтес Аури". Скорее всего, в 1992-1993 годах. Тогда в Петербурге мы проводили приватизацию. Перспективы вырисовывались самые радужные, боюсь, такого повторения уже никогда не будет.

Марк Захаров, художественный руководитель театра "Ленком". В этом году, перед кризисом. Казалось, что правительство идет по правильному пути. Качество жизни, особенно в Москве, во многом приблизилось к западным нормам. Стало исчезать хамство, очереди и другие мерзкие признаки советского времени.

Георгий Шахназаров, член-корреспондент РАН, политолог. Хорошо почему-то всегда в прошлом. А сейчас не то что нехорошо, а какой-то сплошной мрак.

*Должности указаны на момент опроса.


Комментарии
Профиль пользователя