Коротко

Новости

Подробно

Первые среди крайних

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 10

Вмешательство правительства изменило правила игры на российском фондовом рынке. Участники рынка с трудом привыкают к нововведениям, которые кого-то из них уже не спасут.


Рыночная измена


Падение российского фондового рынка до уровней 1998 года смогло предотвратить лишь экстренное вмешательство властей. В частности, особым решением ФСФР российские биржи были просто закрыты на несколько дней. За этот период Министерством финансов России было принято решение о размещении на банковских депозитах трех крупнейших банков — Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка — 1,5 трлн руб. из бюджета для поддержания ликвидности на рынке. Правительство обязало эти банки направить 60 млрд руб. на кредитование участников фондового рынка под залог ценных бумаг (рынок репо). Остальные средства будут направлены в другие сегменты рынка. Всего правительством было обещано 3 трлн руб. на поддержание ликвидности финансовой системы.

Перед открытием торговой сессии 19 сентября было объявлено о временном прекращении маржинальной торговли на российских площадках. В течение нескольких дней в срочном порядке ЦБ снизил нормы резервирования для банков, в Госдуму подан законопроект о повышении норм страхования вкладов (с 400 тыс. руб. до 700 тыс. руб.), а президент Медведев объявил о возможности освобождения от налогов инвестиций на фондовом рынке.

На принятые властями беспрецедентные меры рынок отреагировал ростом котировок, причем такими же темпами, какими накануне падал. Правда, за эти дни рынок уже недосчитался нескольких игроков рынка репо, их бизнес в течение нескольких дней перешел в руки новых собственников. В частности, группа ОНЭКСИМ заявила о приобретении 50% минус одна акция инвестбанка "Ренессанс Капитал" за $500 млн. Новые собственники появились и у УК "Пиоглобал Эссет Менеджмент", чуть позже стало известно о приобретении ВЭБом Связьбанка. Первый же игрок, который не смог выполнить свои обязательства перед контрагентами, ИБ "КИТ Финанс", сообщил о том, что завершаются переговоры о приобретении его контрольного пакета акций компанией УК "Лидер", и уже получил кредитную поддержку от Газпромбанка в размере 22,5 млрд руб.

Заокеанские рецепты


Российские власти следуют вроде бы тем же рецептам борьбы с кризисом, что и американские: смягчают условия на финансовом рынке и накачивают ликвидность в банковскую систему. Однако на деле меры, предпринятые в России, оказываются мягче по отношению к участникам рынка и потому жестче по бюджетным последствиям.

В отличие от России, власти США вот уже почти полгода не смягчают условий на финансовом рынке. Последнее снижение ставки ФРС состоялось 30 апреля 2008 года (с 2,25 до 2% годовых). Больше снижений не было и не предвидится. Ставка ФРС стабильна. По крайней мере, так считает рынок. Фьючерсы на ставку ФРС в настоящее время распределяются так: снижение/сохранение/повышение — 18%, 67% и 15%. Видимо, снижение ставки ФРС — это пройденный этап.

Деньги отдельным компаниям финансовые власти США дают, как и в России. Но дают не просто так, а с условием их национализации. Так, 7 сентября правительство США установило "федеральную опеку" над крупнейшими ипотечными компаниями Fannie Mae и Freddie Mac. Под контролем американских властей оказалось как минимум 44% ипотечного рынка. А 15 сентября ФРС предоставила экстренный кредит в размере $85 млрд крупнейшей в мире страховой компании American International Group (AIG). Правда, в обмен на национализацию 80% ее акций, что дает ФРС контроль над 46% американского страхового рынка. Так всего за неделю в США возникли две госмонополии.

Заметим, что контроль правительства по-американски предполагает не только погашение долгов из бюджета. Механизм федеральной опеки предусматривает, в частности, смену всего топ-менеджмента опекаемых компаний. И увольнениями в США не ограничиваются. 24 сентября The Wall Street Journal сообщила, что "деятельность четырех американских корпораций — Fannie Mae, Freddie Mac, Lehman Brothers и AIG, оказавшихся на грани краха из-за кризиса, стала предметом расследования ФБР".

В ФБР в тот же день подтвердили эту информацию. Специальный агент ФБР Ричард Келко заявил: "Всего сотрудники бюро подозревают в мошенничестве 26 фирм. Речь идет о возможных подлогах в отчетности этих компаний. Так как расследование пока продолжается, полный перечень подозреваемых компаний пока не будет оглашен. Расследование находится на предварительной стадии и касается как самих компаний, так и их отдельных сотрудников".

В России, в отличие от США, никаких расследований деятельности участников фондового рынка не проводится. Ни в отношении юридических, ни тем более физических лиц. Повторяется ситуация 1998 года, когда результатом массовой потери денег инвесторов стало горизонтальное перемещение нескольких чиновников из власти в бизнес и обратно.

Внутренний голос


Принятые меры вполне могут стать лишь началом антикризисной кампании, которую властям придется продолжать уже в совершенно иных масштабах. Кризис доверия способен в ближайшее время привести к очередным банкротствам на рынке репо в сегменте облигаций второго и третьего эшелонов. Вероятны также технические дефолты по облигациям к концу года в связи с кризисом ликвидности и понижением рейтингов как по отдельным российским компаниям, так и по суверенным обязательствам страны.

Как заявил "Деньгам" Рустам Исеев, президент ИК "Файненшл Бридж", "сейчас на рынке репо фактически присутствуют только пять игроков, трое из них получили господдержку — Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Ставки, по которым они размещают денежные средства под залог ликвидных акций, колеблются от 20 до 22% годовых. Это при том, что в стандартных условиях уровень ставок составляет 6-7%. Дисконт по ликвидным активам сейчас составляет 30%, а в пик кризиса уровень дисконта доходил до 40%. Надо сказать, что на рынке сейчас существует объем неисполненных репо. Основные риски лежат не в сегменте сделок репо для акций, а в сегменте облигаций второго и третьего эшелонов. Этот сегмент сопоставим с рынком репо под акции. И те компании, которые "пирамидились" с облигациями второго и третьего эшелонов (а таких игроков можно назвать с десяток), находятся в зоне риска. Как им фондироваться, совершенно непонятно. Рынка репо облигаций второго и третьего эшелона, как и просто биржевого рынка, сейчас фактически нет. Поэтому мы ожидаем, что в ближайшее время станет понятно, смогли ли эти компании, а среди них и довольно крупные игроки, привлечь денег или с ними придется проститься".

С этим согласен и Сергей Григорян, руководитель отдела инвестиций "Пионер Инвестмент Менеджмент": "Российские денежные власти совместными усилиями производят масштабные вливания ликвидности в банковскую систему. При этом распределение ликвидности среди банков носит крайне неравномерный характер. Более того, круг получателей этих денег ограничен. По сути, принятие решений о предоставлении средств банкам второго-третьего эшелонов делегировано госбанкам. Это осложняет работу рынка репо и смежных сегментов денежного рынка. Таким образом, кризис ликвидности и недоверия в банковской системе еще не преодолен. Обращает на себя внимание и краткосрочная природа спасательных мер. Государство предпочло не расставаться с деньгами более чем на квартал. Между тем рефинансирование и тем более финансирование новых долгов банков и компаний осуществляется на "длинные" деньги. Финансирование 30-летних ипотечных кредитов, например, невозможно за счет межбанковского рынка".

Рынок остается зависимым от объема вливаний, с которым посчитают возможным расстаться российские власти. Но такой способ поддержки негативно влияет на экономику вне финансовых рынков. Сегодня рост цен в России в четыре раза выше инфляции в странах Евросоюза. Этот фактор будет влиять не только на инвесторов и игроков, но и на обычных потребителей. По мнению Ивана Гуминова, ведущего портфельного менеджера УК "РОН Инвест", в краткосрочной перспективе действия монетарных властей по предоставлению рублевой ликвидности коммерческим банкам и через них реальному сектору экономики оказались достаточными, "но эта палка о двух концах. Второй конец палки — это инфляционные процессы, которые всегда разгоняются в случае, когда растут госрасходы. К тому же масштаб предпринятых вливаний сопоставим разве что с "расшивкой" неплатежей, возникших в российской банковской системе сразу после дефолта 1998 года. В тот период инфляция галопировала в течение полугода. Поэтому можно ожидать в ближайшие шесть месяцев очередной инфляционной волны. Однако до конца года Минфин и ЦБ вряд ли откажутся от выбранной политики. А начиная с марта им придется с еще большей активностью бороться с инфляцией, в том числе путем ограничения денежного предложения".

МАРИЯ ГЛУШЕНКОВА, АЛЕКСАНДРА МЕРЦАЛОВА, ПАВЕЛ ЧУВИЛЯЕВ


Комментарии
Профиль пользователя