Коротко

Новости

Подробно

Допеть и перепеть

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54

1 октября Театр оперетты выпускает премьеру российского мюзикла "Граф Монте-Кристо", 10 октября МДМ — импортный диснеевский продукт "Красавица и Чудовище". О том, куда привели создателей мюзиклов многолетние поиски жанра,— корреспондент "Власти" Марина Шимадина.


Лет шесть назад, когда мюзиклы в Москве переживали настоящий бум и публика могла выбирать между "Норд-Остом", "Нотр-Дамом", "Чикаго" и "42-й улицей", будущее этого жанра в России выглядело безоблачным. Но затем выяснилось, что все не так просто. И дело не только в злополучном теракте, в экономических условиях и особенностях нашего театрального рынка, но и в том, что не всякий заморский гость приходится нам ко двору.

У каждой страны свои национальные предпочтения. В России пионеры-первопроходцы жанра действовали наугад или руководствуясь собственной интуицией, которая часто подводила продюсеров. Борис Краснов просчитался с "42-й улицей", сделав ставку на нетленную бродвейскую классику. Вскоре выяснилось, что никакими бродвейскими калачами русского зрителя не заманишь на англоязычный спектакль, сюжет которого основан на типично американских ценностях. На ментальных несовпадениях публики по разные стороны океана погорел и Филипп Киркоров со своим проектом русского "Чикаго". В Москве оказалось не так много поклонников хореографии Боба Фосса и эстетики кабаре, а сюжет про двух очаровательных убийц, сделавших славу на своих преступлениях, вызвал у нашей публики, воспитанной на гуманистических идеалах русского театра, явное отторжение. Зато его конкурент, российский "Норд-Ост", совместивший западные технологии с традицией советских музыкальных спектаклей, подкупал зрителя именно тем, что с первых нот казался родным и с детства знакомым.

Лучше других на местной почве прижился французский мюзикл. "Notre-Dame de Paris" приобрел в Москве массу фанатов и снискал популярность не меньшую, чем у себя на родине. Знакомая литературная основа, красивая и вместе с тем драматичная любовная история, мелодичные, легко запоминающиеся песни — все это стало залогом успеха.

Узнаваемость — пожалуй, одна из обязательных составляющих любого проекта на нашем театральном рынке. Русская публика не жаждет новизны, охотнее откликаясь на уже знакомые имена, названия и сюжеты. А знакомые мелодии — это и вовсе половина успеха, что блестяще доказала русская версия "Мамма миа!", собравшая в московском прокате рекордную сумму $25 млн. Но все же только половина: аналогичный по форме мюзикл "We Will Rock You", основанный на музыке группы Queen, к этой цифре не подошел и близко: поклонников творчества Фредди Меркьюри у нас на порядок меньше, чем тех, чья молодость прошла под песни группы ABBA. Кроме того, социальный бунтарский пафос этого рок-мюзикла оказался в нашей стране гораздо менее востребованным, чем праздничная атмосфера легкомысленного спектакля "Мамма миа!".

В нашей системе культурных координат мюзикл занимает место исключительно буржуазного развлечения. Поэтому в ближайшее время до нас вряд ли доедут произведения композитора-интеллектуала Стивена Сондхайма, которые меньше всего соответствуют расхожим представлениям об этом жанре. История покушений на американских президентов в мюзикле "Убийцы", рассказ о жизни художника в мире купли-продажи в спектакле "Воскресенье в парке с Джорджем", мюзиклы без сюжета и действующих лиц, новаторская, сложная для восприятия музыка — все это так не похоже на то, что мы привыкли считать легким жанром, и потому едва ли будет востребовано.

Сегодня российские продюсеры уже хорошо изучили вкусы и предпочтения российской публики и действуют наверняка. Генеральный директор компании "Стейдж Энтертейнмент Россия" Дмитрий Богачев выражается без обиняков: "Мы на 100 процентов уверены в успехе, потому что предлагаем зрителям именно то, что они хотят. А они хотят прийти в театр и хотя бы на несколько часов забыть о повседневности. "Красавица и Чудовище" погружает нас в сказочный мир, где сбываются мечты".

Действительно, в последнее время взрослые и солидные люди все больше впадают в детство: читают взахлеб "Гарри Поттера", смотрят "Хроники Нарнии" и "Властелинов колец", сходят с ума от "Симпсонов". А полнометражные мультики бьют в нашем прокате рекорды популярности. Фанаты Шрека, саблезубой белки из "Ледникового периода" и сентиментального робота Вали не пропускают ни одной анимационной премьеры, хотя вполне могут оставить без внимания какой-нибудь очередной голливудский блокбастер и увенчанное всевозможными премиями авторское кино. Поэтому обращение компании "Стейдж Энтертейнмент" к мюзиклу, основанному на одноименном диснеевском мультфильме (авторы либретто — Говард Эшман и Тим Райс), выглядит совершенно естественным.

Символично и то, что первый диснеевский мюзикл, который будет показан в России, был в своем роде первой ласточкой и в Америке. Именно "Красавица и Чудовище" в 1994 году открыл для бродвейской индустрии новую золотую жилу — детскую анимацию. На смену постановкам по оригинальным сценариям, книгам и кинофильмам пришли инсценировки диснеевских сюжетов. Интересно, что застрельщиком новой моды стал влиятельный театральный критик Фрэнк Рич, заметивший в своем обзоре претендентов на премию "Тони" (театральный аналог "Оскара"), что если бы новый диснеевский мультфильм "Красавица и Чудовище" был мюзиклом, он наверняка получил бы "Тони" как лучший мюзикл года.

В компании Walt Disney Theatrical Productions слова нью-йоркского оракула приняли как руководство к действию, и хотя в итоге "Красавица и Чудовище" из девяти номинаций на премию "Тони" выиграл только одну — за лучший дизайн костюмов, опыт оказался крайне удачным. Только на Бродвее спектакль режиссера Гленна Касала на музыку лауреата восьми "Оскаров" Алана Менкена был сыгран 5000 раз, по всему миру шоу посмотрели более 30 млн зрителей, а общие сборы составили около $1,5 млрд. Поэтому за "Красавицей и Чудовищем" вскоре последовали "Русалочка" и "Король Лев", идущий сейчас во многих странах, а затем мюзиклы-сказки "Мэри Поппинс" и "Wicked" — приквел к истории "Волшебника из страны Оз".

Идея оказалась успешной хотя бы потому, что аудитория мюзиклов-сказок гораздо шире обычной. Это красивые и эффектные постановки для всей семьи, где не скучно ни взрослым, ни детям, ни простодушным домохозяйкам, ни высоколобым интеллектуалам. В России сектор семейных развлечений практически пуст. Афиши взрослых и детских спектаклей в театре почти не пересекаются, и всей семьей можно сходить разве что в кино на те же полнометражные мультфильмы. Поэтому такой мюзикл, как "Красавица и Чудовище", придется кстати, особенно в период школьных каникул. Не случайно прокат спектакля, бюджет которого продюсеры оценивают в несколько миллионов долларов, в Москве рассчитан только на семь месяцев, а с наступлением лета, когда потенциальные зрители разъедутся по дачам и лагерям, мюзикл отправится в турне по городам России.

Театр оперетты и его директор Владимир Тартаковский пошли другим путем. Тартаковский решил, что хватит копировать чужие спектакли — пора сделать что-то свое. Есть определенный опыт, накопленный во время работы над иностранными постановками, "Метро", "Нотр-Дамом" и "Ромео и Джульеттой", есть профессиональная постановочная команда и группа артистов, прошедшая школу разных московских мюзиклов, и есть творческие амбиции — чем мы, собственно, хуже французов? Конечно, создавать музыкальное произведение с нуля гораздо рискованнее, чем предлагать зрителю уже раскрученный во всем мире бренд. Но новый спектакль Театра оперетты — не коммерческий проект, деньги на постановку выделило московское правительство, поэтому риски имеют исключительно творческий характер.

Обсуждая варианты сюжетов для будущего спектакля, Владимир Тартаковский и друг театра Юлий Ким сошлись на романе Дюма как на идеальной основе для мюзикла. "Даже удивительно, что во всем мире еще никто не догадался превратить этот интереснейший и актуальный и в наши дни роман в музыкальное произведение,— говорит директор Театра оперетты.— Ведь здесь есть и приключения, и мелодрама, и любовь, и предательство — все, что нужно для этого жанра. К тому же таких повсеместно известных романов не так уж много. А "Графа Монте-Кристо", я думаю, в нашей стране читали все".

То, что для постановки в Театре оперетты выбрали именно французский роман, тоже по-своему символично: так протягивается ниточка преемственности между новым спектаклем и шедшими на этой сцене французскими мюзиклами. Впрочем, Владимир Тартаковский и не скрывает, что в качестве образца для подражания они выбрали именно французскую модель как наиболее близкую русской публике. Тому есть несколько причин. Во-первых, французский мюзикл опирается, как правило, на крепкую литературную основу, классический сюжет, во-вторых, его не может быть без любовной интриги, страстей и страданий, что, безусловно, импонирует женской, то есть основной аудитории этого жанра, а в-третьих, французская музыка мелодична и легко ложится на слух.

Над созданием русского продукта по французскому рецепту колдовала весьма разношерстная команда. Автор либретто — заслуженный мастер слова, поэт и драматург Юлий Ким, композитор — Роман Игнатьев, для которого этот спектакль — дебют в большой форме, режиссер — молодая Алина Чевик, постановщик мюзикла "Маугли", а художник — никогда не работавший в этом жанре, зато известный в оперном мире Вячеслав Окунев. Как сработается эта команда, еще неизвестно. Но продюсеры уверяют, что она покажет эффектное шоу (при бюджете постановки около 100 млн рублей), в котором западные технологии (новейшие звуковая и световая системы, огромный плазменный экран) будут сочетаться с русской школой актерской игры по Станиславскому. "Все-таки в западных мюзиклах нашему зрителю не хватает душевности",— считает Владимир Тартаковский. Театр оперетты намерен этот пробел восполнить. Сможет ли русская душевность составить достойную конкуренцию бродвейской школе, которую проходят артисты в мюзикле "Красавица и Чудовище", мы узнаем уже в октябре.

Комментарии
Профиль пользователя