Коротко


Подробно

 Неделя Haute Couture в Париже


Haute Couture во власти созвездия Водолея

       В минувший уик-энд в Париже завершилась традиционная Неделя Haute Couture, во время которой (как уже сообщал 1 февраля Ъ) именитые французские дома моды показали свои новые коллекции на лето 1995 года. В моду вернулись точные линии, яркие цвета, приталенные и пышные формы, а также всевозможные игривые детали — бабочки, бантики и бутоны. Все это позволяет говорить о начале новой моды, названной большинством стилистов модой эпохи Водолея. Главное ее достижение — возвращение на подиум истинной женственности, то строгой, то вызывающей, но непременно соблазнительной Новые тенденции комментирует корреспондент Ъ НАТАЛИЯ ОРЛОВА, побывавшая на Неделе Haute Couture.
       
       Такого триумфа Haute Couture не переживала вот уже добрый десяток лет. С тех пор, как один из наиболее демократических видов искусства оторвался от реальности и модельеры начали показывать сверхэкстравагантные модели и аксессуары, не заботясь об интересах и желаниях публики, ради которой и создавались некогда все знаменитые парижские мастерские дизайна. Клиенты продолжали посещать показы, очевидно, по инерции. Однако уже к середине 1980-х их круг значительно сузился. И если бы мода не обратилась к традициям Китая, Японии и Ближнего Востока, то, вероятно, к началу 1990-х у некоторых кутюрье вообще не осталось бы клиентов. Количество моделей в коллекциях значительно сократилось, а ряд домов вообще отказался от участия в defilees.
       Пресловутый кризис Haute Couture, о котором столько говорилось в прессе, и о котором даже не желали слушать в парижских модных кругах, — закономерный результат неверно взятого модельерами курса. Он заставил мэтров скорректировать свои планы и отказаться от наносящей значительный экономический урон политики. Вернуть в моду истинную женственность было одним из главных требований, предъявляемых домам их клиентками в 1994 году. Как бы странно это не звучало, но "настоящей женщины" на подиуме не было с тех самых пор, когда модельеры начали деформировать хрупкие фигуры, заставляя дам надевать вещи с мужского плеча, нарочито утрируя их формы.
       В 1995 году дамы, наконец, обрели желаемое. Летние коллекции Haute Couture представили моду экстравагантную, достаточно юную, подчас сумасшедшую, но абсолютно реалистичную. Все, о чем только могла мечтать женщина, в наступившем году ей предоставили знаменитые французские дома моды. Предложенные образы условно можно разделить на три типа — кокотку, аристократку и гостью из космоса. На появление этих имиджей, вероятно, повлиял юбилей кинематографа. Ретроспективные показы голливудских лент, равно как и лучших французских и английских фильмов, вернули к жизни воспоминания о том времени, когда жизнь виделась в розовом цвете, а женщине предоставлялось право играть главную роль. При одном лишь условии — героиня будет строго следовать сценарию.
       
Rendez-vous на проезжей части
       "Мудрость и сумасшествие — вот те два элемента, которые гарантируют моде ее будущее". Эти слова одного из самых ярких мастеров современности — Карла Лагерфельда — можно считать девизом летних коллекций домов Chanel, Yves Saint-Laurent, Emanuel Ungaro, Louis Feraud, Jean-Louis Scherrer, Carven, Nina Ricci и Torrente. Именно они показали вечерние туалеты и наряды, достойные самых эксцентричных модниц XX века — Мерилин Монро, Элизабет Тейлор и Брижит Бардо. Нынешняя мода припомнила все малейшие капризы их бурной юности и, слегка видоизменив детали, предложила все это современным женщинам.
       Дом Chanel в качестве главного летнего цвета вновь предложил черный. Поскольку, как считает автор коллекции Chanel Лагерфельд, "черный — цвет надежды, он идеально отвечает понятиям кутюрье об истинном совершенстве". А совершенство сегодня как никогда необходимо женщинам, желающим оставаться "на гребне волны". В ансамбле с черным допустимо использовать белый цвет, а также глубокие и прозрачные цвета морских волн (от утренних бирюзово-голубых до вечерних цвета deep blue). Не стоит особо ломать голову над выбором летних тканей: сегодня охотно используются все материалы. Главное, чтобы одежда помогала чувствовать себя свободно и сохранять на лице улыбку. Что довольно сложно делать, учитывая силуэты, которые при всей своей демократичности предлагает сегодня Chanel.
       "Haute Couture умеет и освободить, и искусно спрятать все изъяны фигуры", — подобное утверждение автора одной из самых ярких коллекций недели, на первый взгляд может показаться злой шуткой гения. Поскольку его костюмы и платья в духе 1950-1960 годов и моды рубежа XIX-XX веков могут позволить себе надеть только обладательницы идеальных фигур. К тому же твердо стоящие на ногах. А точнее — на высоченных шпильках, на которых на подиуме в Le Carrousel du Louvre появились звезды показа Chanel "Комедия в трех актах" — топ-модели Клаудиа Шиффер, Надя Ауэрманн, Карен Мюлдер, Элль Макферсон, Ясмин Гаури, Наташа Кретова, Хелена Кристенсен и Кристен Макминами.
       Насмешливый и резкий голос Эдит Пиаф, паровозные и автомобильные гудки и сирены, визг тормозов, избранные в качестве звукового сопровождения, подчеркивают атмосферу скандала, на который сознательно решается героиня. Возможно, что поэтому столь контрастны и забавны были выбранные в этом году Лагерфельдом аксессуары — квадратной формы мягкие сумочки из розового бисера, продолговатые коробочки со стильными ручками из черного пластика, крупные золотые сверкающие пряжки, серьги и браслеты, а также круглые жемчуга, нанизанные на длинные нити в духе Chanel. Особое великолепие дивам придавали широкополые шляпы с плоской тульей, декорированные цветами, лентами, а также перьями экзотических птиц, использованными в качестве вуали.
       "Мечты и желания — вот главные приметы моды будущего", — решили в домах Louis Feraud, Jean-Louis Scherrer и Carven. В воздушных и пластичных коллекциях этих домов предпочтение было отдано белому цвету и его многочисленным оттенкам, а также силуэтам, отчасти напоминающим знаменитую "трапецию". Едва появившись на подиуме, модели начинали кружиться в танце. Что объясняется обилием расклешенных двойных юбок-каскадов, пышных муслиновых нижних юбок (обычно выбранных либо в тон ткани, либо чуть светлее), а также весьма пластичных коротких узких жакетов и топов.
       Так же, как и Лагерфельд, авторы этих коллекций не поскупились на сравнения. Правда, они сравнивают своих поклонниц с роковыми красавицами 1940-х, предлагая в качестве примера отчаянных героинь фильмов того времени. Белые, розовые, голубые и кремовые цвета — вот что предлагают стилисты для шляп-таблеток, картузов и стилизованных пилоток — наиболее подходящих для этой темы аксессуаров. Круглые массивные серьги, крупные яркие пуговицы и блестящие кокарды и медальоны станут завершающим штрихом летнего образа.
       В домах Yves Saint Laurent и Emanuel Ungaro, мода периода 1940-х также считается созвучной современности. Музыка Джорджа Гершвина, под которую на показе Ива Сен-Лорана вышли на подиум Hotel Intercontinental топ-модели Катя Кретова, Ясмин Гаури и Карэн Мюлдер, отчасти гармонировала с классическими смокингами и жакетами в духе Сен-Лорана, а отчасти, напротив, контрастировала с тем, что зрителям приходилось видеть. Ретроспективный взгляд на современную моду легендарного французского мэтра вызвал на свет костюмы и платья, словно сошедшие со страниц журналов прошлых лет. Однако сегодня юбки-смокинги, приспущенные Лораном на бедра, смотрелись более изысканно за счет использования безупречно облегающих фигуры тафты и шанжана. Тема "Баттерфляй" стала основной для решения вечерних туалетов и для свадебного платья и привнесла в коллекции элемент бесконечной легкости, значительно оживив мерцающие легкие ткани, расписанные бабочками.
       В домах Nina Ricci и Torrente женщина предстает в ореоле естественных красок, заимствованных у неба и полевых цветов. Все это, по мнению самих авторов, напоминало "сплошной вздох". В доме Torrente, судя по всему, вздыхали о чистых и несколько размытых линиях. И акцентировали взгляды на популярных еще с 1994 года трапециевидных формах из шелка, тафты, тонкого кружева и органзы. В полумраке ткани излучают фосфоресцирующий свет, они должны напоминать поклонницам о стиле хозяйки Дома, известной представительницы русской эмиграции.
       Создавая свою летнюю коллекцию для Дома Nina Ricci, Жерар Пипар решил "поразить молодых, привлекательных, утонченных и раскованных современных красавиц буквально в самое сердце". Он обратился к приталенным формам и ярким расцветкам, искусно подсвеченным серебряными блестками. По глубокому убеждению автора великолепных костюмов к "Золушке" (не так давно поставленной в Кремлевском Дворце) женщины отнюдь не способны добровольно отказываться от шика, как это безуспешно пытались доказать модельеры в течение последних лет. А шик — это непременно осиные талии, широкие и танцующие при каждом движении юбки. А главное — весьма изощренная техника кроя. Цвет коралла молодит и всегда радует глаз. В нынешней моде присутствуют воспоминания и о ярком колорите русских балетов, и о живописных восточных мотивах Эжена Делакруа. Роскошные и чувственные сверхдекольтированные вечерние туалеты трепещут как цветущие букеты — это так характерно для дома Nina Ricci.
       
От улыбки до жеста — выше всяких похвал
       Мода — это вечное повторение стиля — прежде всего проявляется в манере вести себя. В том, насколько изысканно блеклые вуали из колышущегося органди прикрывают лицо и очень стройную фигуру. А также — насколько современен силуэт, напоминающий стили, бывшие известными более 20 лет назад. Мода — это искусство обольщения с помощью глубоких декольте, гармонии цветов и форм, изящества высоких причесок, по-новому раскрывая извечную тему воспоминаний.
       Сегодня в этой моде большое внимание уделяется аксессуарам. Шляпам — очень маленьким, сдвинутым слегка назад на очень сложной прическе. Украшениям из мерцающей соломки, выдержанным в том же цветовом колорите, что и весь наряд. Сетчатым чулкам и колготам и туфлям-сандалиям на очень высокой шпильке (10-11 см), цвет которых был выбран контрастно к цветам туалетов. Из орнаментов предпочтение отдается цветам и полоскам — очень радостным и декоративным, романтичным и достаточно элегантным символам приближающегося лета.
       Все это нашло отражение в так называемой элегантной классике, предложенной этим летом домами Christian Dior, Givenchy, Guy Laroche, Hanae Mori, Pierre Balmain, Valentino и Lapidus. Поклонницам этого стиля, называемого французскими журналистами "элегантностью в третьей степени", не свойственна тяга к скандалам и выставлению себя напоказ. Напротив, для них более приемлема спокойствие аристократок, одежда которых всегда элегантна и гармонична. В качестве образчиков здесь предложены героини Хичкока, а также Одри Хепберн и Жаклин Кеннеди.
       Их вкусы достаточно просты — лаконичные линии, трапециевидные силуэты и относительно спокойная длина (обычно до середины колена или на пол-ладони выше). Все это не требует ни сверхэкстравагантных аксессуаров, ни чрезмерного блеска металла, ни утрированного макияжа. Белые, чайные и пастельные тона лучше всего подходят для отточенных форм и линий, подчас решенных в цветах Уорхолла, Поллока или Николя де Сталя.
       Новая коллекция Джанфранко Ферре для Дома Christian Dior стала настоящим путешествием в иррациональный мир. В ней точно перемешались разные эпохи, создавая иллюзию искусного коктейля из различных веков и течений. Согласно Ферре, Haute Couture — это прежде всего удивительное пристрастие к традициям. Подвластному собственным воспоминаниям и свободному в выборе художнику остается лишь преподносить зрителям свои мимолетные впечатления. Так, в коллекциях Christian Dior линии словно заигрывают с телом, повторяя каждый его изгиб. Излюбленная мэтром органза облегает бедра, намеренно подчеркивая утонченность фигуры и таким образом напоминая о моде 1950-х. Грудь всегда на виду, а узкие плечи подчеркнуто задрапированы. Талия четко очерчена и зачастую сильно утянута. Законченность образу придают высокие каблуки.
       Из тканей предпочтение отдано органзе — тяжелой или, напротив, легкой, как вуаль. Наряду с ней присутствуют желтый шелк, кремовые кружева, солнечные тени тюля. Широко используются и всевозможные инкрустации, вставки, аппликации, а также едва видимые подкладки. Светлый винил и нежная лайка призваны отражать яркий солнечный свет. Довершают картину общего великолепия ремни жемчужного цвета, а также длинные перчатки на пуговицах с надетыми поверх драгоценностями.
       Hanae Mori и Lapidus в духе Голливуда на этот раз занялись созданием "сказочных снов", в которых женщина должна была обольщать и очаровывать, полностью оторвавшись от реальности. Эта мода рассчитана на тех, кто в 1995 году решится "окунуться" в шелк — неощутимый и расцвеченный вибрирующими красками. Здесь также присутствуют светлые чулки и весьма подвижные (оживленные складками и воланами) короткие креп-жоржетовые юбки. А накинутые на плечи маленькие жакеты также точно очерчивают силуэт.
       Никаких блузок — только топы! Отчасти из материалов напоминающих гипюр и повязанных на манер бантов. Каблук достигает 11 см в длину. В качестве новшеств — матовые вышивки в виде цветов, узлы и рельефные шнуры. Все это вдохновлено деревенской одеждой, в которой формы и рисунки драгоценных украшений заимствованы у садовых цветов. В цветочной палитре преобладают цвета увядших роз, пионов и георгинов, цвета неба и солнца, "абсент", а также цвет розовой помады и "красный цвет скандала" в любых сочетаниях и композициях. Вечерние платья своими открытыми плечами и рукавами в форме фонариков напоминают декольтированные платья Скралетт О`Хара. Сверхмодными становятся юбки с турнюрами, подхваченными разноцветными бантами. В коллекции Hanae Mori среди рисунков присутствует и традиционное для японской одежды изображение серебряных "рыб счастья", выполненных на красном и белом сатине в технике Koi.
       
Космос влияет на стили и образы
       Среди участников парижской Недели особо выделялись коллекции домов Lecoanet Hemant и Paco Rabanne, представляющих так называемую альтернативную моду, напрочь лишенную предрассудков и условностей прошлых лет. Хотя у авторов этих коллекций и были отсылы к уже знакомым образам, например, к стилю 1976 года Пако Рабанна, женщины в их представлении сегодня представали в абсолютно по-новому.
       "Мода входит в знак Водолея, а значит предполагается новое мышление и новый порядок вещей", — вот главный девиз, предложенный поклонницам стиля Пако Рабанна и подхваченный главными художниками Дома Lecoanet Hemant. Все три стилиста взяли за основу силуэт в виде спирали. Рабанн отдал предпочтение корсарам XVII-XVIII веков, словно вышедшим из черно-белых исторических фильмов в непременных коротких панталонах с широкими ремнями, в камзолах и рубахах с рукавами-буфами и коротких жилетах из льна и шелка. Основными атрибутами такого костюма стали черные повязки на глазах и золотая серьга в правом ухе.
       Новые цвета — красные и бежевые и цвет "мов", вечером становятся золотыми или серебряными в основном благодаря обилию люрексной ткани, безукоризненно укутывающей и драпирующей тело. И если в коллекциях Paco Rabann вечерние туалеты из серебристого каучука дополнены жилетами и манто из металлических кружев, в доме Lecoanet Hemant вечером предпочтение отдают прозрачному пластику — материалу будущего, позволяющего женщине ощущать себя невесомой. Летучие ткани органди и органза, а также крылья из муслина (выбранные в качестве главных аксессуаров) как и воздушные юбки из пластика — вестники удачи для Haute Couture, которую высокой моде обещают звезды.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 04.02.1995
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение