Апатичны, молчаливы, благоразумны

Социологи оценили адаптацию россиян к геополитическим изменениям

В первый день открывшейся в четверг в Москве Грушинской конференции социологи обсудили, что же происходит с обычными россиянами в эпоху геополитических перемен. Как выяснилось, в целом они к изменениям адаптировались и уверяют, что не стали больше пить и курить. Уровень тревожности и индекс потребительских настроений тоже находятся в приемлемых рамках. Правда, у значительной части граждан нет политической партии, представляющей их интересы, зато своеобразной политической ценностью российского общества, по мнению экспертов, стала его апатичность. В то же время один из участников дискуссии задумался, не ошибается ли власть, закрывая возможности для внутренней миграции, а другой предположил, что граждане из «благоразумия» все реже честно отвечают на вопросы социологов.

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

Одна из первых секций традиционной Грушинской конференции, проходящей под эгидой ВЦИОМа с 25 по 27 мая, носила громкое название «Параллельные реальности в российском обществе: множественность жизненных миров на фоне конфликта». В ее описании на сайте мероприятия говорилось, что она будет посвящена людям, не вовлеченным в политическую повестку, которые «молчаливы и апатичны».

Выступивший с докладом первый проректор НИУ ВШЭ Вадим Радаев представил данные октябрьского опроса 2022 года о том, как изменилась повседневная жизнь обычных россиян. Например, респондентов спрашивали, стали ли они больше курить и употреблять алкоголь, ухудшилось ли их материальное положение, чего они более всего опасаются и т. д. Чем больше цифр называл докладчик, тем яснее становился вывод, который мог бы показаться парадоксальным некоторым «необычным», то есть политизированным гражданам.

«Большинство россиян живут как раньше»,— гласил один из слайдов.

Примерно такой ответ на один из вопросов выбрали 63,6% респондентов. Больше пить и курить стали (по их собственным словам) только 4% и 17% опрошенных соответственно, а 64% и 59% оставили потребление подобной продукции на прежнем уровне. Наконец, 57% россиян не почувствовали изменений материального положения.

Впрочем, сказать, что граждане не ощутили за прошедший год вообще ничего нового, тоже было бы преувеличением. Так, почти треть респондентов (32,2%) столкнулась с нервным расстройством, депрессией или просто плохим эмоциональным самочувствием (в 2021 году таких было 28,5%). 64% признались, что им пришлось чем-то пожертвовать: например, по 34% опрошенных не совершили ранее запланированных крупных покупок или отменили путешествие и отдых.

Представитель социологической службы Russian Field Артемий Введенский рассказал о тех, кто не видит среди политических партий выразителей своих интересов. Таковых оказалось 55%: 25% заявили, что такой партии нет, а еще 30% затруднились с ответом. Хотя в электоральном опросе, когда респондентов спрашивают, за кого бы они проголосовали, предпочли не делать выбора только 25% респондентов.

«Получается, есть около 30% избирателей, которые голосуют инертно и потому что это гражданский долг и привычка»,— резюмировал социолог, связав это со специальной военной операцией (СВО) и отсутствием политического разнообразия.

Господин Введенский также подробно остановился на россиянах, которые одновременно поддерживают гипотетические решения президента и о дальнейших наступательных действиях в ходе СВО, и о мирных переговорах. Их социолог назвал «нейтралами», которых по стечению обстоятельств тоже оказалось 30%. Впрочем, представитель Russian Field заявил, что пока не может говорить о пересечении этих двух групп: «Можно выдвинуть гипотезу, что часть нейтралов — это сторонники общественного договора, готовые поддерживать решения власти до тех пор, пока она не потребует от них активного участия и какой-то жертвенности».

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов выдвинул теорию о том, что сейчас граждане хотели бы уйти во внутреннюю эмиграцию, как это уже было в 1970-е годы, но власть постепенно отрезает возможные направления для нее.

«Вопрос: это очень мудрый, хитрый ход власти, который побуждает рано или поздно к идеологической мобилизации, или это одна из больших ошибок власти, которая не дает уйти людям в пространство аполитичного?» — размышлял вслух политолог.

Тему апатии подхватила директор группы «Финансовое поведение» компании «инФОМ» Людмила Преснякова: «Есть сырая гипотеза, что это не психологическое состояние, это, похоже, политическая ценность нашего общества… Какая-то версия социального контракта: мы не лезем в ваши игры, вы не лезете в нашу жизнь». Из ее выступления следовало, что пока такой социальный контракт действует. В доказательство эксперт привела динамику индекса тревожности россиян и индекса потребительских настроений (ИПН), которые обычно находятся во взаимосвязи: чем больше растет тревожность, тем сильнее падают потребительские настроения. Как оказалось, в первые месяцы 2022 года колебания ни одного из этих показателей не превышали пандемийных значений. Ситуация изменилась только после частичной мобилизации: тревожность резко пошла вверх, но затем опустилась до средних значений. А ИПН сильно падал как в пандемию, так и в начале СВО, но по ее ходу стал повышаться.

Еще один представитель НИУ ВШЭ Никита Савин обнаружил в российском обществе раскручивающуюся «спираль благоразумия». «Граждане прекрасно понимают, что политика — это опасная тема, и всячески благоразумно избегают участия в политической жизни, благоразумно избегают рискованных для себя стратегий. Вот это благоразумие становится частью новых этик, которые формируются в разных формах жизни»,— отметил эксперт. Хотя для самой социологии эта спираль имеет негативный эффект, признал господин Савин. Он рассказал, что вместе с коллегами периодически проводит эксперимент, когда сначала гражданам задается открытый вопрос, а потом он проверяется на других группах путем списочного тестирования (особый метод, позволяющий вычленить, с какими утверждениями респонденты не согласны, но не скажут этого открыто). И если в начале СВО между результатами не было расхождений, то со временем разница достигла 30%, сообщил социолог.

Андрей Винокуров

Вся лента