Коротко


Подробно

Поисковая операция

"Это не вопрос доли рынка, это создание рынка",— говорит харизматичный миллиардер, один из основателей компании Google Сергей Брин. Прилетев в Москву, он встретился с российскими журналистами и рассказал, где компания Google видит новые перспективные сферы для применения своих технологий.


Текст: Константин Бочарский


Сергей Брин смеется, когда его спрашивают, следит ли он за готовящейся сделкой между Microsoft и Yahoo!. "Microsoft хочет купить Yahoo! — что, правда?" — переспрашивает он и делает удивленное лицо. Это что-то вроде восклицания "Вау, мы высадились на Луне!" при виде пожелтевшей фотографии с астронавтами в архивном журнале.

35-летний миллиардер, вместе с партнером Ларри Пейджем создавший компанию — символ новой экономики, выглядит как студент западного колледжа, заехавший в Россию на каникулы. Он и правда здесь вроде как на каникулах. По словам Брина, его нынешний приезд в Москву спустя почти пять лет не имеет бизнес-цели (он улаживает семейные дела). Тем не менее, проведя накануне в офисе российского Google вечер вопросов и ответов в стиле TGIF (Thanks God It's Friday), Брин перед отлетом домой нашел время и ответил на вопросы журналистов.

Это добрый жест, и вся атмосфера встречи — начиная с его дырявых тапочек и униформы технологического предпринимателя (джинсы и серая футболка), через задорный настрой Брина и заканчивая его охотными ответами на самые разные вопросы — отлично поддержала концепцию, которую я назвал для себя по имени серии занятных мультиков, крутившихся когда-то на канале MTV,— "немотивированные случаи проявления доброты".

"Я считаю, что главное — создать что-нибудь хорошее для пользователя. По крайней мере, у нас всегда находится способ, как это не только окупить, но и получить от этого хороший доход. Мы не считаем. Мы просто смотрим, что можем сделать важного и полезного. Если это будет действительно важное и полезное, то тогда мы найдем способ заработать на этом",— говорит Брин. Наверное, это отдельное искусство: сначала придумывать что-нибудь хорошее, а уже потом учиться зарабатывать на этом деньги. В случае компании Google и Сергея Брина эта концепция работает.

Партнеры по ширпотребу


Когда Брин и Пейдж придумывали поисковый алгоритм, идея поиска была не такой уж и новой. Уже тогда существовала целая обойма процветающих компаний: Yahoo!, Excite, AltaVista, Infoseek, сервис HotBot. Сегодня, отвечая на вопрос "Почему именно вам удалось стать тем, чем стал Google?", Брин не вспоминает про PageRank и BackRub — технологии, позволившие получать принципиально иной уровень релевантности поисковой выдачи, основанной на старом как научный мир принципе анализа цитируемости документа, а также "авторитетности" ссылающихся источников (аспирантам Стэнфорда Брину и Пейджу были хорошо известны эти принципы). Сегодня Брин рассказывает о том, что его успех — это скорее недосмотр конкурентов: "Их не интересовал поиск. Они хотели стать порталами. Мы оказались единственными, кто поставил на поиск".

В конце 1990-х компании и правда интересовались поиском мало. "Поиск был ширпотребом. Commodity",— объясняет Брин. "Обузой",— уточняет Владимир Долгов, директор российского Google. Доминирующей бизнес-моделью в Сети была ставка на баннерную и спонсорскую рекламу, компании оказывались заинтересованными в трафике, а это значило, что пользователя нельзя отпускать со своего сайта. Поисковая модель, напротив, первым делом толкала к тому, чтобы кликнуть на результат и перейти по ссылке. Кто бы мог подумать, что может быть по-другому. "Я вообще очень везучий человек",— утверждает Брин.

Брин говорит сегодня про Пейджа, что в связке "друзья" и "партнеры" первое, пожалуй, главнее. Про второе говорят историографы Google. Ведь это именно Пейдж придумал BackRub, и Брин был впечатлен красотой и масштабом идеи, которой Пейдж с ним поделился. "Сергей Брин прекрасно понимал, на что идет, когда поступал в аспирантуру Стэнфордского университета в области вычислительной техники. Элитная программа Стэнфорда известна во всем мире благодаря сочетанию академического уровня образования и широких связей в мире корпораций",— пишет Джон Бэттелл в книге "Поиск". Так что, наверное, это и правда было везение, только очень управляемое.

Выгода для миллионов


Везение создателей Google заключалось еще и в том, что на момент создания технологии, а позднее компании, и еще позже — при получении первого чека на $100 тыс. от основателя компании Sun Энди Бехтольшейма и $25 млн у самых авторитетных инвесторов Кремниевой долины ни Пейдж, ни Брин так и не знали, как же их компания будет зарабатывать деньги. Бизнес-модели экономики поиска еще не существовало.

В чем точно были уверены создатели Google, так это в том, что они не хотят совмещать поиск с рекламой. В научной работе, написанной ими про философию поиска, они приводили пример поискового запроса по слову "сотовый телефон", который в одной из первых ссылок выводил статью о риске использования телефона водителями во время движения. "Очевидно, что поисковой системе, размещающей платные рекламные объявления, связанные с мобильными телефонами, будет сложно оправдать появление такой страницы перед рекламодателями",— следовал вывод. "Мы ожидаем, что поисковые системы, финансируемые рекламодателями, будут необъективными",— говорилось в работе.

Со временем Брин и Пейдж избавились от предубеждения к рекламе, но все же бизнес-моделью Google стал заработок не на медийной рекламе. Создав технологии AdSense и AdWords, Google дал возможность миллионам небольших компаний тратить с умом каждый рекламный цент, а главное, он позволил зарабатывать миллионам не самых крупных сайтов.

Aps — он и в Африке aps


Поиски своей бизнес-модели и исполнение роли создателя "блага" для пользователя ведут Google дальше. Сегодня бизнес компании — довольно интересное балансирование между поощряемой современными гуру от бизнеса "концентрацией вглубь" и стремлением разбежаться вширь. Кроме собственно поиска Google — это еще и электронная почта Gmail, карты Google Maps и целая куча-мала различных aps (как выражается Брин, вопросительно поднимая глаза на Владимира Долгова. "Aps и есть aps, это понятно",— отвечает тот). Список этих самых aps (applications — приложения) еле умещается на странице "Программы и службы Google". И это только верхушка айсберга — компания постоянно присматривается к перспективным активам, и "быть купленным Google" становится хоть и счастливым лотерейным билетом, но серийным.

Кроме продуктов, время от времени извергаемых разработческим котлом, кипящем внутри компании, на счету Google такие заметные на интернет-рынке сервисы, как фотохостинг Picasa, социальная сеть Orkut, видеосервис YouTube (цена покупки $1,65 млрд), блогохостинг Blogger.com, поражающий воображение сервис объемной видеосъемки городских улиц StreetView и многие другие проекты, заставляющие заподозрить Google во втягивании во всю ту же портальную модель, за которую Брин так жестоко критикует коллег по цеху.

Google не занимается лишь интернетом, он выходит и за рамки виртуального пространства. Компания претендует на частоты сотовой связи, участвовала в проекте доставки интернета по телефонным проводам вместе с компанией Sprint и объявила о создании оператора WiMAX в альянсе с такими гигантами, как Intel, Comcast, TimeWarner. "Чем больше людей присоединятся к интернету, тем больше пользы будет Google",— объясняет Брин.

Идея "расширения базы", возможно, одна из главных стратегий компании наряду с повышением качества продуктов ("мы улучшаем интерфейсы и технологии"). Огромную аудиторию Google нашел среди пользователей сотовых телефонов. Тот конкурс за частоты Google не выиграл, но теперь у компании есть шанс зайти на рынок с другой стороны. "Сейчас с точки зрения бизнеса Google у сотовых телефонов масса проблем",— рассказывает Брин. Для них неудобно разрабатывать ПО, его трудно локализовывать, у мобильников неудобный интерфейс и они работают под разными операционными системами. Разрабатываемая платформа Android должна решить эти проблемы и стать универсальной и стандартной средой, удобной для разработчиков и, конечно же, отлично подходящей для продуктов Google.

Когда я намекаю на это, Брин тут же уходит в защиту: "Android станет абсолютно открытым и бесплатным решением, основанным на принципах open source. Так что мы не будем владеть рынком, скорее мы хотим продвинуть эту индустрию еще на шаг вперед. Интернет и веб-сервисы уже есть в сотовых телефонах, но успех рынка может быть значительно больше".

Брину не близка идея монополизации веба. И именно здесь он позволяет себе непривычно резкое заявление о Microsoft, которая "хочет купить интернет": "Microsoft сделала много плохих вещей. Интернет был изначально открытой средой, если сюда придет Microsoft, она постарается его закрыть". Неудивительно, что у самого Сергея на компьютере стоит Linux.

Как электричество


Офлайновые проекты компании не ограничиваются сферой ИТ. Брин делится планами о проекте чистого топлива, над которым работает его компания, а также об инвестиции компании в проект 23AndMe — стартапа, запущенного Анной Воджиски, женой Сергея Брина. Идея стартапа — быстрое тестирование ДНК человека. Смысл его для компании в том, что это тоже поиск. Геном — код. Чем не сфера для применения поисковых технологий Google.

Технологии поиска применимы в самых разных сферах. Google уже ищет по документам, картам, почте, книгам. Я спрашиваю Брина о том, думает ли он о новых сферах, где можно задействовать ключевую компетенцию компании. "Да, да, точно!" — говорит Брин, но не раскрывает, о каких именно.

Когда мы разговариваем о поиске, я вспоминаю метафору Николаса Карра об T, переставших быть конкурентным преимуществом. Вроде электричества в проводах, без которого бизнес невозможен, но зато и доступно оно уже всем.

Я спрашиваю Брина, не стал ли поиск, после того как Google продемонстрировал миру его важность, таким же commodity и не размываются ли уникальные преимущества Google под натиском конкурентов. Сегодня Yahoo! ищет уже сравнимо хорошо, а "Яндекс" в России и Baidu в Китае — еще лучше, занимая при этом гораздо большие доли своих локальных рынков.

На все это Брин отвечает, что Google постоянно совершенствует поиск и что это главная цель компании: "Мы занимаемся поиском гораздо серьезнее, чем кто-либо другой. У нас выделяется на это больше всех ресурсов, работают больше программистов". Ну а каждый новый сервис и каждый новый продукт увеличивает самое главное, что есть у компании,— ее и без того гигантскую аудиторию.

досье


Сергей Брин родился в 1973 году в Москве в семье преподавателя математики. В 1979-м семья переехала в США. Брин изучал вычислительную технику и математику в Мэрилендском университете, где читал лекции по математике его отец Михаил Брин. Окончив университет, в 1993 году Брин поступил в Стэнфорд, где в 1995-м познакомился со своим теперешним "другом номер один" и партнером Ларри Пейджем. В 1996-м они создали поисковую технологию, легшую в основу сервиса Google, а, получив первые инвестиции, в 1998-м основали компанию Google Inc. В мае 2007 года Сергей Брин женился на Анне Воджиски, сестре Сьюзен Воджиски, в чьем гараже началась история Google. Выведя в 2004 году Google на IPO, Брин стал одним из самых молодых и известных миллиардеров мира (по оценке Forbes, его состояние на 2007 год составило $16,6 млрд). Увлекается спортом (сейчас это кайтинг), находится в академическом отпуске докторантуры факультета вычислительной техники Стэнфорда.



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение