• Москва, +17....+22 ясно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

«Я не хожу на поклоны к Рамзану и не буду»

На прошлой неделе резко обострилась обстановка в Чечне. Президент Чечни обвинил командира батальона "Восток" Сулима Ямадаева в похищениях людей и вымогательстве, а база батальона в Гудермесе была блокирована.


Силовые подразделения, подконтрольные Рамзану Кадырову, на прошлой неделе окружили расположенную в Гудермесе базу батальона ГРУ "Восток", подчиняющегося российскому Министерству обороны. На следующий день был проведен обыск в доме командира батальона Сулима Ямадаева. По сообщениям чеченских правоохранительных органов, в доме были изъяты боеприпасы и оружие, а самого Ямадаева в тот же день Рамзан Кадыров обвинил в похищениях и вымогательстве.

Причиной происшедшего стало давнее противостояние между Рамзаном Кадыровым и неподконтрольными ему силовыми подразделениями — батальонами "Восток" и "Запад". Особенно непростые отношения у Рамзана Кадырова сложились с командиром батальона "Восток" Сулимом Ямадаевым, авторитетным чеченцем, который, как сетуют чеченские чиновники, "не хочет признавать авторитет Рамзана". Представители чеченской власти не раз говорили в местном телеэфире, что бойцы батальона "Восток" "творят беззаконие в республике" и требовали их вывода за пределы Чечни, а сам президент Кадыров намекал, что для сохранения мира в Чечне он должен контролировать все силовые подразделения. Если учесть, что МВД Чечни, а также батальоны "Север" и "Юг" считаются подконтрольными Кадырову, становится понятно, почему чеченскому президенту так важно добиться подчинения "Востока" и "Запада" — сегодня это единственные в республике силовые подразделения, которые обладают большими полномочиями и не обязаны согласовывать свои действия с президентом Чечни.

Однако "Восток" и "Запад" на хорошем счету у военного командования, и, несмотря на неоднократные требования чеченских властей вывести или переподчинить эти подразделения, батальоны продолжают работать автономно от Кадырова.

События в Гудермесе показали, насколько серьезным является противостояние чеченских властей и профедеральных чеченских подразделений. Однако российские власти предпочли их не комментировать (если не считать успокаивающего заявления представителя Минобороны Владимира Шаманова: мол, просто пошумели ребята, "побряцали оружием"). С президентом Чечни ко времени сдачи этого номера "Власти" связаться не удалось. Командир батальона "Восток" Сулим Ямадаев оказался более доступен.

"Я никогда не думал, что такое снова увижу"


— Что же все-таки произошло между вами и Кадыровым?

— 12 апреля в Хасавюрте мои ребята провели спецоперацию совместно с УФСБ Дагестана. Уничтожен амир Янгизбиев. А когда 13-го числа мои ребята возвращались из Хасавюрта с задания, их протаранила "Тойота", там кадыровцы были. Те живы, а мои оба трупы. Эти ребята мои, Аюб и Иса, трое суток просидели в засаде. Они и брали этого Янгизбиева. Они домой ехали! Каждый из моих ребят стоит сотни!

Потом мои бойцы поехали хоронить этих ребят в Ножай-Юртовский район. Возвращаясь, на подъезде к Гудермесу пересеклись с колонной Рамзана. Мои ребята говорят, что одна машина из колонны блокировала нашим дорогу. Наши остановились, кадыровцы начали оскорблять моих ребят, наши не смолчали, ответили. Дошло до драки. Бадик (Бадрудин Ямадаев, младший брат Сулима Ямадаева.— "Власть") и Рамзан вышли из машин, успокоили людей. Потом Бадик подошел к Рамзану. Рамзан выразил соболезнования ему и моим ребятам. Потом обнял Бадика, сказал ему: "Все нормально, это нас третьи силы хотят поссорить". И все мирно разъехались. А через два часа он ввел в Гудермес 10 тысяч ментов, батальоны "Север" и "Юг" и еще несколько подразделений, требуя выдачи Бадика. Город был блокирован. Особенно база "Востока" и жилой квартал, где наша семья живет. У нас в семье три Героя России, и наш дом три дня окружен непонятно кем! Людьми, против которых мы воевали. Которые против России воевали и нас мунафиками (предателями.— "Власть") называли!

Когда окружили Гудермес, еще двоих моих убили. Сначала кадыровский передвижной пост задержал моего бойца. Двое моих поехали его забирать. Эти ребята — командиры, официальные люди. Когда они подъехали к посту, кадыровские им сказали: ""Восток"? Сдавайте оружие!" Мои отказались. Как это — сдать оружие непонятно кому? Бородатым с автоматами, которые вчера из леса пришли. И эти бородатые расстреляли моих людей в упор. Одного убили сразу, второго ранили, но, перед тем как его добили, он успел выстрелить и вроде бы в кого-то попал. Но факт то, что те все живы, а мои убиты. Понятно, у кого там было преимущество. Потом они вытащили трупы и бросили их прямо в поле, там рядом Гудермесский биохимзавод. Вот там их только к вечеру мои ребята нашли. Это же бандиты! Расстреляли бойцов российского Министерства обороны! И выбросили их, как собак, в поле. Я никогда не думал, что такое снова увижу. За что мы воевали?!

— Гудермес был блокирован с одной целью — задержать Бадрудина Ямадаева?

— Да, Бадик им нужен, чтобы меня достать. Но Бадика уже нет в Чечне.

— Но в МВД Чечни говорят, что к нему серьезные претензии у правоохранительных органов. Ему инкриминирована попытка воспрепятствования передвижению президента республики. Говорят, что это именно Бадрудин блокировал дорогу и начал стрелять в кортеж президента.

— Он что, ненормальный? Там же сотня свидетелей есть — все видели, что там было. Никакой стрельбы. У Бадика вообще не было при себе оружия, я запретил ему носить. Он не военнослужащий. И в этой колонне он был только потому, что знает всех моих ребят — вместе со всеми на похороны ездил.

— Но почему он вышел к Рамзану, а не командир?

— Он Ямадаев. И он лично знает Рамзана. Потому и вышел.

"Они хотят, чтобы все умерли, пока они едут"


— Вы абсолютно исключаете, что эта дорожная ситуация могла быть спровоцирована вашими людьми?

— Я исключаю. У меня там нет камикадзе. Все в Чечне знают, что будет, если перейдешь дорогу Рамзану. И зачем Рамзану обнимать Бадика при свидетелях, если Бадик в кого-то там стрелял или кого-то блокировал? Недавно похожая история была с Бесланом Элимхановым, он командует батальоном "Запад". Он со своими людьми ехал по трассе, появилась кадыровская колонна, там был двоюродный брат Рамзана. Они начали теснить колонну "Запада", те съехали на обочину, но не остановились. Тогда кадыровцы их остановили и стали выяснять отношения. Достали свои "стечкины", и этот брат Рамзана стал Беслану угрожать. Тот вспылил, они подрались. После этого Рамзан заявил, что Беслан хотел напасть на вице-премьера Байсултанова, и отдал приказ задержать Беслана. Этот приказ он по телевизору отдал. Беслан вынужден был уехать из Чечни, чтобы ребят своих не подставлять.

— Вот слушаю — и опять та же история: встретились на дороге и не пропустили друг друга. Но ведь президентский кортеж надо пропускать.

— А кто не пропускает? Когда они едут, там вся трасса мертвая стоит. Все съезжают не то что на обочину, а вообще в поле, чтоб не убили.

— Вы тоже съезжаете?

— Съезжаем, но не останавливаемся. У меня спецподразделение, это воинская колонна, у нас по уставу запрещено останавливаться во многих местах. Мы съезжаем и едем. Но им и это не нравится. Они хотят, чтобы все умерли, пока они едут. Если бы они объявляли заранее, что президентский кортеж будет ехать по трассе с шести до восьми, то вы ни одной машины на этой трассе не увидели бы. Они все делают так, чтобы всех унизить. 13-го Гудермес окружили кадыровские, а 15-го в городе, третьем квадрате, где мои ФСБ охраняли, разоружили целую нашу роту. Пришли туда и сказали: проверка оружия, вот постановление прокурора о проведении баллистической экспертизы. Мои оружие сдали, и тут же их всех забрали в Гудермесское РОВД. Оттуда мне ребята звонят, говорят: эти амнистированные лесные братья ходят мимо и издеваются: "И кто это тут бойцы "Востока"?" И они еще говорят, что 40 бойцов "Востока" сложили оружие и перешли на сторону Рамзана. Бойцы "Востока" — это военнослужащие Минобороны, у них устав, как это они могут на чью-то сторону перейти? Зачем нас провоцировать? Зачем моим людям говорить: "И кто это тут бойцы "Востока"?"

— А вас это задевает?

— Я чеченец.

— Но кроме этого российский офицер.

— Меня как офицера тоже задевает. По чеченскому телевидению нас уже сколько месяцев бандитами называют. Пропаганда такая. К родственникам моих ребят ходят менты и говорят: "Пусть твой сын уходит из "Востока", а то у тебя проблемы будут". Этих родственников с работы увольняют. Были случаи, даже в медицинской помощи отказывали. На совещаниях с силовиками Кадыров говорит, что "Восток" с братьями-мусульманами воюет. А меня мунафиком называет. Это слышат не только чеченские министры. Это и Ханкала знает, они тоже ходят на эти совещания. Я сам это видел на кассете, которую люди записали на таком совещании. Это не республика, а шариатское государство! Первоклассницы в школу в платках ходят. Можно заварить ворота ФСБ (24 мая 2007 года, после того как чекисты отказались впустить в здание чеченского УФСБ многочисленную охрану Рамзана Кадырова, все входы в здание оказались заварены, блокада была снята только после личного вмешательства Николая Патрушева.— "Власть"), можно похитить Атлангериева (Мовлади Атлангериев, авторитетный чеченский бизнесмен, по неофициальной информации сотрудничавший с российскими спецслужбами, в 2007 году был выслан из Великобритании по подозрению в подготовке покушения на Бориса Березовского, а в конце января 2008 года был похищен неизвестными в Москве.— "Власть"), который помог ФСБ взять Радуева и Атгериева, можно убивать солдат Минобороны — ни ФСБ, ни Минобороны, ни российские законы им не указ.

Я не хочу, чтобы моих ребят мунафиками называли. Они неделями в засадах сидят, и их убивают. Они воюют. Чтобы в Чечне и в России нормально все жили. Мы никуда не лезем, не лезем в политику, мы делаем свою работу. Да, я не хожу на поклоны к Рамзану и не буду. Ахмат-хаджи меня старшим сыном называл, я его уважал. Рамзан мне не командир, у меня свои командиры есть.

— Я все-таки не понимаю, для чего все это нужно Рамзану. Ну, допустим, задержали Бадрудина — и что дальше?

— Меня вывести из себя. Он ждет, что я воевать с ним пойду. Если я что-то сделаю против Рамзана — это значит против власти. Я сразу стану вне закона. Он этого хочет. Моих ребят убивают, брата хотят задержать, мой дом окружили — у кого нервы выдержат? Это хорошо, что я в госпитале в Москве в это время был.

— И что дальше?

— Один Аллах знает.

— А все-таки?

— Я думаю, командование видит, что происходит, и я думаю, каждый ответит за то, что сделал. У меня убито четыре человека, а сейчас уже не те времена, когда можно безнаказанно убивать военнослужащих и выбрасывать их тела в поле.

"Все, что происходит, делается с одной целью — убрать Сулима"


— Из-за этого противостояния может начаться война?

— Я даже не знаю, что будет через час. В Чечне все зависит от одного человека и от того, что ему придет в голову.

— После истории с Элимхановым, его исчезновения и отсутствия какой-либо реакции на это военного командования могло показаться, что вашим командирам все равно, что с вами будет. Почему, кстати, такое отношение к вам у Минобороны? Они не хотят обострять отношения военных с гражданской властью Чечни?

— Это не моя компетенция. Я военнослужащий. Насколько я знаю, Беслан находится на своей должности и никто его не увольнял.

— Говорят, что причина противостояния Ямадаевых с Кадыровым — в дележе нефти. Что вы пытаетесь отобрать свой кусок пирога.

— Да это ерунда полная. У нас никакой нефти давно нет. С тех пор как Рамзан стал президентом, весь этот бизнес давно под ним. И он лично решает, что делать с этой нефтью.

— В чем же тогда дело? Чего хочет Рамзан?

— Он хочет, чтобы я ушел.

— Из батальона?

— Из батальона, из Чечни, вообще. Все, что происходит сейчас, делается с одной целью — убрать Сулима. Халида (старшего из Ямадаевых, бывшего депутата Госдумы, Героя России.— "Власть") он выдавил из Госдумы. Ису (среднего брата Ису Ямадаева.— "Власть") выдавил из чеченского парламента. Джабраил (Джабраил Ямадаев — командир чеченского спецназа, убит в 2003 году в Ведено, Герой России.— "Власть") мертв. Остался Сулим. Когда они окружили Гудермес, к Рамзану пошли старейшины, просили снять оцепление. Он сказал: "Когда Ямадаевы со своими семьями уедут из Чечни, тогда и оцепление сниму".

— Прямо так и сказал?

— Так мне передали.

— Почему же тогда вы не уедете?

— Я родился в Чечне. Для чеченца это много значит. Почему я должен уезжать? Я военнослужащий, моя работа в Чечне, я выполняю приказы своего командования. Все мы умрем, один Аллах знает, когда. И для того, чтобы выжить, ползать ни перед кем не буду. Как потом ребятам своим в глаза смотреть?

— Но ведь в таком случае противостояние будет продолжаться и все равно закончится вашим поражением. У вас сил меньше.

— Это все видимость. Да, у него масса, но там 80% людей разбежится, как только речь зайдет о серьезных вещах. Когда власть держится на одних деньгах, управлять иногда становится трудно. Мои ребята другие. Но о войне никто не говорит. Просто я не понимаю, почему это все происходит. Когда Кадыров блокировал Гудермес, милиционеры подходили к моим ребятам и говорили: не стреляйте, мы сюда пришли, но нам деваться некуда. Они не хотят воевать с "Востоком", понимают, что к чему.

У меня половину охраны сократили, чтобы никого не раздражали лишние машины. Если вспомнить, у Горца (Мовлади Байсаров, командир спецроты ФСБ "Горец", блокированной летом 2006 года подразделениями чеченского МВД под Грозным. Расстрелян в Москве осенью 2006 года.— "Власть") тоже сначала забрали охрану, а потом его в упор расстреляли на Ленинском. И все знают, кто расстрелял. Ну ладно, сокращают охрану, я не против, если надо. Проверяют "Восток" — пусть проверяют, если надо. Но почему проверяют все время только нас? Почему "Север" и "Юг" не проверяют? Почему никто не говорит о пропавшем Атлангериеве? Об убитых бойцах "Востока"? Из гостиницы "Президент-отель" кадыровцы сделали казарму — по 200 человек там живет постоянно. И по Москве ездят с мигалками, как будто это Чечня. Я только удивляюсь, почему я об этом говорю, а не москвичи.

ОЛЬГА АЛЛЕНОВА


"Эта структура Минобороны оставила самый кровавый след в Чечне"
Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев призвал военную прокуратуру провести тщательное расследование деятельности батальона "Восток" на территории Чечни. За разъяснениями к нему обратился корреспондент "Власти" Муса Мурадов.

— Вы можете объяснить, почему батальон "Восток" вдруг оказался таким плохим?

— Почему вдруг? Эта структура Минобороны оставила самый кровавый след в Чечне. Это многочисленные издевательства над мирными людьми, похищения и даже убийства. Конечно, не только за "Востоком" значатся такие "подвиги", другие минобороновские структуры занимались тем же. По нашим данным, 5 тыс. человек пропали с начала второй военной кампании. Ко многим исчезновениям, уверен, причастны военные.

— В издевательствах над людьми правозащитники обвиняли не только военных, но и чеченских силовиков, которые подконтрольны Рамзану Кадырову. А про ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро главного управления МВД РФ.— "Власть"), например, вообще жуткие вещи рассказывали.

— Да, были такие случаи. Должен вам сказать, что президент Рамзан Кадыров не оставлял без внимания ни один наш сигнал о нарушении прав мирных людей, о произволе со стороны силовиков. Самые строгие меры принимались безотносительно к тому, в каком подразделении служили нарушители закона — в МВД или еще где-то. А что произошло с ОРБ-2, вы знаете. Там сменили начальника и после этого жалобы населения на эту структуру прекратились.

— Командира "Востока" Сулима Ямадаева президент Чечни обвинил в серьезных преступлениях — в причастности к похищениям людей, вымогательстве. А ведь Сулим воевал за Россию, он за это звезду Героя получил.

— Вспомните, в 1945 году некоторые советские офицеры, вернувшись с войны героями, попали в лагеря. За что? Оказалось, что некоторые герои успевали и преступления совершать. Так что звания и заслуги не освобождают от ответственности за нарушения закона. Об этом президент Кадыров и сказал. И вообще, я вам должен сказать, что не совсем понимаю, за какие такие заслуги некоторые получили геройские звезды. Вот Ахмат Кадыров, это я понимаю: он пожертвовал собой ради спасения чеченского народа.

— Давайте вернемся к "Востоку". Поступали ли к вам на ямадаевских бойцов жалобы от населения?

— Их бесчисленное множество. Особенно от жителей Ножай-Юртовского и Веденского районов.

— В чем их обвиняли?

— Мне трудно сейчас по памяти рассказывать про конкретные истории, поверьте, их было немало, и все они документально зафиксированы. Достаточно вспомнить то, что бойцы "Востока" натворили в станице Бороздиновская. Там убили и похитили полтора десятка людей. На все село навели страх, люди ушли из своих домов и в знак протеста неделями жили под открытым небом. Власти республики тогда с трудом уладили этот конфликт, а военные следователи дело в отношении бесчинствовавших бойцов спустили на тормозах. Сошла с рук военным и тысяча других преступлений. Военные ведь друг друга в обиду не дают. Подумаешь, чеченцев обидел, чего там шум поднимать? Есть такая логика у этих людей.

— Но в "Востоке" служат чеченцы. Они ведь иначе должны строить свои отношения с местным населением, чем те, которые откуда-то приехали. Не так ли?

— Ничего странного. Идеальной нации нет. Вот и в семье бывают такие вещи. Находятся уроды.

— Ямадаевы говорят, что все проблемы от того, что руководство республики хочет поставить батальон "Восток" под контроль.

— Это отговорки. Зачем президенту контроль над каким-то батальоном? В распоряжении президента достаточно сил и средств для решения любых задач. Если бы служащие "Востока", его командиры не нарушали бы закон, то никаких проблем бы не было. Вот, к примеру, что привело к обострению ситуации вокруг батальона в эти дни? Один из братьев Ямадаевых, Бадрудин, при поддержке вооруженных до зубов бойцов "Востока" попытался воспрепятствовать движению президентской колонны. Я представляю, что было бы в Москве, если б в кортеж Путина с какой-нибудь стороны заехал бы кто-то. Перестреляли бы!

— А как это Бадрудин на свободе оказался? Ему же в 2003 году за покушение на заместителя главного санитарного врача Москвы 12 лет дали.

— Да потому, что, к глубокому сожалению, в российском правосудии, в российских правоохранительных органах за связи и за деньги можно сделать все что угодно. Если не за маленькие, то за большие.

— Вы хотите сказать, что он, используя связи и деньги, вышел из тюрьмы?

— А иначе никак. А других, вон — мешок картошки украдут, посадят же, правильно?

— Чем, по-вашему, может кончиться эта история?

— Надеюсь, что руководство Минобороны поставит на место зарвавшегося комбата Ямадаева, а правоохранительные органы дадут законную оценку его противоправным действиям. А лучше всего — распустить батальон. С такой просьбой, кстати, в Минобороны уже обратился чеченский парламент. Этот батальон, как выяснилось, из воинского подразделения превратился в черт-те что. Вчера уже 200 военнослужащих батальона "Восток" встречались с президентом. Это же дикий ужас, что они рассказывают. Они больные. В течение двух-трех лет их в штат-то никто не оформил. Значит, случись с ними что, никаких социальных выплат не будет, потому что человек нигде не числится.

— Говорят, что вы и сами пострадали от бойцов "Востока". Это правда?

— Да, правда. В 2002 году, когда я работал в аппарате спецпредставителя президента РФ по соблюдению прав человека в Чечне, меня захватили военные этого батальона и издевались.

— За что?

— В том то и дело, что ни за что.



"Я знаю, чем он занимается"
Из выступления Рамзана Кадырова на совещании чеченских силовиков в Грозном 15 апреля:

"Преступники, кто бы они ни были, где бы ни находились, должны быть наказаны. Они должны быть в тюрьме или в другом месте. Ямадаев Сулим Бекмирзаевич находится в Москве. Я знаю, чем он занимается, мы все знаем. То Питер, то Москва, то Воронеж. Нападения, людей забирают, вымогательством занимается. А младший его брат, который должен был отбывать срок, он сегодня не только на свободе — до зубов вооруженный. Если он совершил или совершает преступления, то этого человека должны доставить в следственный изолятор или не знаю куда... Кто нарушает закон — для этого человека у нас в республике не должно быть места".



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение