Коротко


Подробно

Потеря памятника

Бориса Ельцина нечем помянуть

выставка мемориал

В Москве, в музее актуального искусства ART4.RU открылась выставка конкурсных работ на памятник первому президенту России Борису Ельцину. Попытки современных художников произвели тяжелейшее впечатление на ГРИГОРИЯ Ъ-РЕВЗИНА.


Музей ART4.RU проводит конкурс по собственной инициативе (хотя и в сотрудничестве с Фондом Бориса Ельцина), и единственное, что в этом конкурсе скорее радует робкую душу художественного ретрограда — то, что никаких последствий он иметь не будет. Местом для памятника избрана Лубянская площадь, на месте памятника Дзержинскому Евгения Вучетича. Мысль о том, что Юрий Лужков или ФСБ позволят поставить памятник Ельцину напротив здания бывшего КГБ СССР, является глубоко абсурдной.

Так что перед нами просто акция художников на тему Бориса Ельцина. Группа "Синие носы" предлагает установить памятник Ельцину в форме памятника Дзержинскому, который сносится. Покойный великий поэт и художник Дмитрий Пригов тоже успел поучаствовать в конкурсе — там выставлена его работа, памятник Ельцину в форме рюмки коньяку, очень монументальной. Маститый художник Дмитрий Гутов придумал памятник в форме огромной бетонной надписи в две строки "Ель / цин", эта надпись исполняет "Калинку" в записи оркестра, которым пьяный Ельцин дирижировал в 1994 году в Германии. По словам господина Гутова, надпись отсылает к надписи LOVE мастера поп-арта Роберта Индианы — это тоже была монументальная, свободно стоящая надпись, и она тоже вписывалась в квадрат. У не знающего истории американского искусства зрителя надпись более ассоциируется с образцами монументальной пропаганды брежневского времени — из таких больших бетонных букв складывали у обкомов "Слава КПСС".

В близкой брежневской стилистике тему решает Аладин Гарунов, у него памятник — несколько бетонных триколоров, в которых прорезан профиль Ельцина. Михаил Лейкин и Мария Сумнина тоже склоняются к текстово-бетонной стилистике, только у них это дело пошло по шарадному пути — памятник в виде елочки, к которой сбоку пристроены буквы "ЦИН". Дмитрий Каварга считает, что хорошим памятником был бы большой черный пластиковый мешок с мусором, куда сбрасываются надписи, модели людей, зданий, заводов, городов — страны. Впрочем, при желании этот мешок с мусором можно трактовать и как большое черное сердце Ельцина, вместившее в себя эту уничтоженную страну. Во всяком случае, на эту мысль наводит проект Дмитрия Цветкова — у него памятник выглядит как большое красное вырезанное сердце Ельцина с рубцами от инфарктов и обрезанными сосудами, на сердце татуировано "Дорогие россияне". Лена Хейдис, напротив, видит Ельцина в виде большого бигмака, сам он восседает на троне сверху булочки в виде майонезной виньетки, а в теле гамбургера слоями проложены чиновники, колбаса с деньгами и опять чиновники, внизу, в виде крошек, разбросаны простые граждане, толкающиеся и тянущиеся к слоям колбасы и денег.

Нежнейший мастер Андрей Бартенев увидел памятник более аллегорично — у него это композиция из лежащих звездой атлантов, которые сплетаются в центре в дерево с яйцеподобными листьями, памятник является фонтаном, и яйца сочатся слезами в память о первом президенте. Ростану Тавасиеву Ельцин видится то ли падающей колонной, то ли зайчиком, пытающимся удержать ее от падения: трудно разобраться, кто — кто, но памятник представляет собой падающую колонну, поддерживаемую героическим зайчиком, у которого в общем-то нет шансов ее удержать.

Тут довольно трудно попасть в настроение мастеров. Дело в том, что сам я считаю время Ельцина отрезком довольно величественным, вероятно, наиболее заметным из тех, что пришлись на мой век. Вдобавок, он умер, что как-то, ну, не знаю, влияет что ли. Вот, скажем, Дмитрий Пригов при жизни в основном стебался, что и демонстрирует его проект памятника Борису Николаевичу, однако ж хоронили его как великого русского поэта, и имя Пушкина в его связи вспоминали настолько серьезно, что это даже казалось отчасти приколом. А тут другое настроение. Как бы собрались в мастерской, и пол-литра есть, и уже очень пора, горло екает, но неудобно, нужен повод. И тут кто-то вспоминает — ребята, Елкин же того! И все сразу — о! ну давай, наливай, помянуть-то, как же!

Исторически известно, что художники не очень умные люди. Но наступило время концептуализма, поэтому возник феномен очень неумных мыслителей, и это особый вид деятельности. Как бы такой Бивис и Бадхед для интеллектуалов. Это когда каждое отдельное высказывание является полным фуфлом, мыслью на уровне школьного сортира, но при этом они интересны как примеры модных интеллектуальных течений. Есть постмодернистский стеб, есть авангардный, есть "назад к 70-м", есть ужастики, есть комиксы, есть плачущие яйца. Я бы сказал, что больше в интеллектуальном горизонте сегодняшнего дня ничего нет, и это, пожалуй, самое неприятное.

Потому что вот случилось историческое событие — кончился СССР, изменилась конфигурация мира. Вот случилось серьезное экзистенциальное событие — смерть. А у смотрящих на это интеллектуалов так устроена оптика, что они могут только одним способом на это реагировать. Которые поумнее — они сложно реагируют, многословно, а художники — люди простые и передают только суть. Ха-ха-ха, страна екнулась! Ха-ха-ха, Ельцин сдох!

Это оставляет очень тяжелое впечатление. Невольно хочется понять: ну почему они так, ну что с ними случилось? Вы знаете, мне кажется, неправильно считать, что художники, в особенности авангардисты, думают как-то вперед и обгоняют свое время. Напротив, это консервативная среда. Я все пытался понять, где бы это было адекватно — вот такие стебовые похороны, и вдруг понял. Это было бы очень свежо, уместно и т. д. в 1982 году, когда хоронили Брежнева. Тогда, если бы где-нибудь в мастерской, тайно, устроили такой квартирник, все бы поразились свободомыслию, смелости и раскованности художников, об этом рассказали бы на BBC, в New York Times, и выставка вошла бы в анналы современного искусства. С того времени много чего произошло, но не в художественном мире — они там сидят и травят те же анекдоты.

Но этот консерватизм не означает отсутствия актуальности. Напротив, время настоящих художников всегда приходит. Они сидели, сидели, тут сменилась эпоха, и вдруг они оказались удивительно кстати. Следовало только сменить соорганизаторов и выступить вместе не с Фондом Ельцина, а с каким-нибудь фондом Путина, организованным ветеранами КГБ-ФСБ. Удивительно, до какой степени произведения современных художников оказались созвучны идеям современных чиновников. Лично Ельцина вслух проклинать не решаются, все же президент был, но про его эпоху думают ну ровно то же самое. Это уникальный исторический случай, потому что со времен Союза художников СССР такого единения художников и власти не случалось. Да и там, между нами говоря, была показуха, а здесь — по зову сердца.



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение