• Москва, -4...-3 пасмурно
    • $ 44,79 USD
    • 57,43 EUR

Коротко

Подробно

-->

Среднее и высшее самообслуживание

40 лет назад, в 1967 году, были подведены итоги очередной реформы советской системы образования, когда уборка, ремонт и приготовление пищи в учебных заведениях были переложены на плечи учащихся. Катастрофические последствия этого эксперимента изучил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.


"Физический труд превращается в какое-то пугало"


1 сентября 1959 года школьников и их родителей, а также учащихся профтехучилищ и студентов вузов и техникумов ожидал не самый приятный сюрприз. Партия и правительство возложили на них важнейшую народно-хозяйственную задачу — взять на себя все обслуживание школ и других учебных заведений, начиная с уборки классов и всех других помещений до приготовления и раздачи обедов в столовых. Для стороннего наблюдателя это решение могло показаться верхом непродуманности. В стране из-за массового освобождения заключенных из лагерей и резкого сокращения армии росла безработица, а руководство страны собственноручно лишало заработка десятки тысяч уборщиц по всей стране. Можно было предположить, что ЦК КПСС и Совет министров СССР пошли на введение самообслуживания в учебных заведениях из-за постоянно нараставших в 1950-е годы финансовых трудностей (см. "Власть" N10 за этот год). Правда, экономия на мизерных зарплатах технического персонала школ, техникумов и вузов была столь же мизерной.

Истина заключалась в том, что новые веяния в советской системе образования отражали представления первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева о том, как нужно воспитывать новое поколение советских людей, которое будет жить при коммунизме. Как считал Хрущев, дети не должны были отвлекать родителей от плодотворного труда на благо страны. В связи с этим он выступил с несколькими инициативами.

Хрущев предложил значительно расширить сеть круглосуточных яслей и детских садов, а также увеличить количество школ-интернатов. Со свойственной ему энергией он протолкнул соответствующие решения через Президиум ЦК КПСС, как тогда именовалось Политбюро, не обращая внимания на расчеты затрат на эти мероприятия.

Результаты, как водится, оказались удручающими. Если круглосуточные детские сады обходились казне лишь немногим дороже обычных, ведь спальные комнаты и питание с завтрака до ужина в них уже было, то интернаты, где государство оплачивало питание учащихся, оказались серьезной нагрузкой для бюджета. Причем последовавшая затем попытка переложить хотя бы часть расходов на плечи родителей успехом не увенчалась. Большинство пап и мам просто не стали вносить ежемесячную плату, прекрасно понимая, что руководство интерната не имеет законной возможности выставить их чадо за дверь. Так что в 1960-е годы, чтобы выйти из положения, интернаты начали массово закрывать.

Однако основополагающая идея Хрущева состояла в том, что главной школой для советской молодежи должен быть труд на производстве. В июне 1958 года он изложил свои взгляды в пространной записке "О системе народного образования в СССР", разосланной членам Президиума ЦК.

"Наша общеобразовательная школа,— говорилось в записке,— страдает тем, что мы очень многое взяли от дореволюционной гимназии, ставившей своей целью дать выпускникам определенную сумму абстрактных знаний, достаточных для получения аттестата зрелости... Юноши и девушки, окончившие среднюю школу, как правило, считают, что единственно приемлемым для них жизненным путем является продолжение образования в высшем или, в крайнем случае, в среднем специальном учебном заведении. Окончившие десятилетку не только неохотно идут работать на фабрики, заводы, в колхозы и совхозы, но некоторые из них даже считают это для себя оскорблением. Такое барски-пренебрежительное, неправильное отношение к физическому труду проявляется и в семьях. Если мальчик или девочка плохо учатся, то родители и окружающие их люди пугают ребенка тем, что в случае если он не будет хорошо учиться, не получит золотой или серебряной медали, не сможет попасть в вуз, будет работать на заводе простым рабочим. Физический труд превращается для детей в какое-то пугало".

Хрущев предлагал следующее: "По моему мнению, в производительный труд на предприятиях и в колхозах следовало бы включать всех учащихся без исключения после окончания ими семи-восьми классов. И в городе, и в деревне, и в рабочем поселке все выпускники школ должны пойти на производство, никто не должен миновать этого". А все дальнейшее образование — полное среднее, среднетехническое и высшее — молодежь должна была получать без отрыва от производства.

План первого секретаря ЦК не вызвал энтузиазма среди его коллег по Президиуму ЦК. И дело было не только в том, что всем им было трудно представить своих детей и внуков, стоящими за станками. Сам Хрущев признавал, что "при такой организации общеобразовательной школы нам придется ежегодно определять на работу в ближайший период времени от 2 до 3,5 млн подростков, причем примерно 40% из них в городе и остальных — в деревне". А в условиях острой нехватки рабочих мест подобный план, мягко говоря, не отличался разумностью. Члены Президиума попытались осторожно спустить несвоевременную реформу на тормозах — предложили дополнительно обсудить предложения "дорогого Никиты Сергеевича", разослать его записку для изучения членам ЦК. Но Хрущев настоял на том, что рассматривать его предложения нужно без промедления, этой же осенью на пленуме ЦК. В итоге противникам нового школьного эксперимента пришлось довольствоваться тем, что вопрос о ликвидации школ-десятилеток и запрете на прием в вузы их выпускников отложили на три-четыре года.

"Посильно участвовать в ремонте школьных зданий"


Как обычно, все газеты страны после принятия решения о реформе системы образования публиковали восторженные отзывы трудящихся о мудрости партии и правительства. Причем далеко не все они были неискренними. Те, чьи дети ни при каких обстоятельствах не поступили бы в вуз, неподдельно радовались торжеству социальной справедливости и демократизма. Но для полной и окончательной победы над всеми остальными нужно было заставить их отпрысков работать руками сызмальства. И потому в ЦК начали поступать предложения о том, что приучать школьников к труду нужно начиная с первого класса. Почему бы не поручить учащимся уборку классов, коридоров и туалетов с умывальниками.

Эта инициатива очень понравилась Хрущеву, ведь чаяния народа полностью совпадали с тем, что он писал и говорил: "Следует, обучая и воспитывая детей в школах, уже с первого класса психологически готовить их к тому, что они должны будут в дальнейшем принимать участие в общественно-полезной деятельности, в труде". А дальше все пошло по накатанной дорожке. Инициативу масс поддержали в передовых школах и интернатах страны, а 2 июня 1959 года вышло постановление партии и правительства N603 "О расширении самообслуживания в общеобразовательных школах, школах-интернатах, детских домах, профессионально-технических училищах, суворовских училищах, в средних специальных и высших учебных заведениях". В отличие от планов по ликвидации школ-десятилеток, которым так и не суждено было осуществиться, это постановление имело очень серьезные практические последствия.

На бумаге все выглядело вполне разумно:

"Учащиеся,— говорилось в постановлении,— могут, например, участвовать в уборке классов, сажать и выращивать деревья и цветы и ухаживать за живым уголком, следить за сохранностью учебно-наглядных пособий и книг, дежурить по школе, ремонтировать учебно-наглядные пособия, переплетать книги, дежурить в буфетах и столовых, следить за чистотой и благоустройством школьных дворов и спортивных площадок, посильно участвовать в ремонте мебели и школьных зданий. Воспитанники, проживающие в общежитиях, кроме того, должны проводить работу по уборке спален, участвовать в приготовлении и раздаче пищи в столовой, чинить одежду, стирать свои мелкие вещи. Студентов высших учебных заведений надо широко привлекать к выполнению обязанностей младшего обслуживающего персонала в лабораториях, клиниках, учебных кабинетах, мастерских, к участию в обслуживании сельскохозяйственных и лесных учебных хозяйств, к уборке и содержанию в чистоте жилых комнат общежитий, помещений для занятий и отдыха, клубов, стадионов, тиров, а также к выполнению работ по самообслуживанию в столовых и буфетах и проведению дежурств во всех учебных помещениях и общежитиях...

Дополнить "Правила для учащихся" положениями, касающимися самообслуживания. Шире привлекать учителей и воспитателей к организации труда учащихся по самообслуживанию. Самообслуживание в школах и подготовку к этому виду труда учащихся сочетать с уроками домоводства и занятиями в школьных мастерских, на учебно-опытных участках и т. п. В школах следует более активно привлекать родителей к организации самообслуживания учащихся, в частности к дежурству в буфетах и столовых, ремонту школьных зданий, заготовке топлива, ремонту и изготовлению мебели и т. д.; при этом родители не должны выполнять работу за учащихся".

А чтобы самообслуживание внедрялось быстро и повсеместно, руководителям учебных заведений предложили 70% сэкономленных на зарплатах уборщиц средств использовать "на улучшение бытовых условий и культурно-массовой работы".

Не были забыты и интересы самих учащихся. В постановлении говорилось: "Работу по самообслуживанию в школах, других учебных заведениях и детских домах следует проводить с учетом возраста, пола, физических возможностей детей и молодежи, норм и требований гигиены и охраны их здоровья". Контроль за исполнением этой части решения партии и правительства возложили на Минздрав СССР, и первая же массовая проверка школ и интернатов, проведенная в 1962 году, привела к поразительным результатам: в школах резко выросло число учеников, заразившихся инфекционными болезнями и глистами. Однако в ЦК, чтобы не расстраивать "дорогого Никиту Сергеевича", объявили, что речь идет об отдельных недостатках в отдельных учебных заведениях.

"Учащиеся привлекаются к работам, связанным с опасностью"


В следующий раз глобальная проверка школ состоялась лишь после смещения Хрущева, в 1967 году, когда о ликвидации десятилеток речи уже не шло. Ее результаты оказались еще более удручающими. Министр здравоохранения СССР академик Борис Петровский докладывал в ЦК:

"Анализ материалов министерств здравоохранения союзных республик показал, что имеются только отдельные школы, школы-интернаты, детские дома и т. д., в которых правильно организована работа по самообслуживанию, где уделяется должное внимание привитию школьникам необходимых трудовых навыков, навыков личной гигиены и т. д. В ходе проверки был выявлен ряд серьезных нарушений в организации и проведении работ по самообслуживанию: в подавляющем большинстве школ работы проводятся без учета возраста, пола, физических возможностей, состояния здоровья детей и без соблюдения правил личной гигиены.

Так, широко распространено привлечение школьников младших классов к мытью и натирке полов; школьники 1-4 классов поднимают и передвигают тяжелые парты (школа N22, школы-интернаты N1 и N2 г. Таллина; школы N2 и N3 г. Кохтла-Ярве; школа продленного дня N60 и школы-интернаты N2 и N3 г. Баку, школы NN19, 32, 34 и др. г. Душанбе и т. д.). Нередко учащиеся привлекаются к работам, связанным с опасностью получения травм: циклевка пола осколками стекла (школа-интернат N3 г. Сумгаита и др.), протирка оконных стекол и осветительной арматуры, ремонт окон на вторых-третьих этажах (детский дом N3 г. Таллина, школа-интернат N1 г. Кохтла-Ярве, школы Коломыйского и Надворнянского районов Ивано-Франковской области УССР, школы Амбролаурского и Зестафонского районов Грузинской ССР, в отдельных школах г. Москвы).

Имеет место привлечение учащихся к уборке помещений, опасных в эпидемиологическом отношении,— уборка санитарных узлов, умывальных и др. (Государственное профессионально-техническое училище N17 и детский дом N3 г. Таллина, специальная школа-интернат Саад-Ярве района Тарту, школа-интернат N42 Ленинградского района Москвы и др.).

Таким образом, вместо привлечения школьников к уборке только классных помещений во многих школах, школах-интернатах, детских домах и интернатах при сельских школах на детей возлагается полностью уборка здания, заготовка дров, приготовление пищи и т. д. (школы Тюменской и Амурской областей РСФСР, ряд школ Эстонской ССР, УССР и др.). Отмечаются нарушения режима в проведении самообслуживания; нередко имеют место случаи, когда учащиеся затрачивают на дежурство больше двух часов или вообще в день дежурства освобождаются от занятий; привлекаются к уборке школьного помещения, ремонту здания во внеучебное время — каникулы, в воскресные дни (БССР, Грузинская ССР, УССР, Эстонская ССР, РСФСР и др.)".

Однако это было отнюдь не самое страшное.

"До сих пор,— докладывал министр,— не решен вопрос обеспечения школ горячей водой, в большинстве школ полы моются холодной водой. Во многих школах отсутствуют предметы личной гигиены (мыло, полотенца); из-за отсутствия умывальников, а также подводки горячей, а нередко и холодной воды, учащиеся после уборки не имеют возможности вымыть руки... Учитывая, что инвентарь часто бывает общим как для уборки классов, так и для уборки коридоров и санитарных узлов, дети, заражаясь сами, переносят грязными тряпками яйца глист на поверхность перил, парт, откуда и происходит повторное заражение.

Несмотря на то что в большинстве союзных республик массовые мероприятия по дегельминтизации среди школьников осуществляются регулярно, пораженность гельминтами (глистами.— "Власть") остается все еще высокой. Так, например, в среднем по школам Молдавской ССР в 1965 г. пораженность гельминтами составляла 12,9% (обследовано было 177 386 учащихся), по школам-интернатам — 14,8%; наиболее высокая пораженность гельминтами учащихся отмечается в Страшенском районе — 40,2%, в Каларашском районе — 41,7%; в БССР в школах Могилевской области — от 25% до 65%, Пинской области — от 20% до 40%, в Минске — 25,9% и т. д. Обращает внимание повышение пораженности гельминтами детей и подростков в организованных коллективах (школы, школы-интернаты) по сравнению с показателями пораженности гельминтами всего населения.

Среди школьников также отмечается все еще высокий уровень заболеваемости кишечными инфекциями, инфекционным гепатитом (школы г.г. Кальмету и Вяндра Эстонской ССР, Молдавской ССР, Таджикской ССР и др.). В Тбилиси удельный вес заболеваемости школьников дизентерией, инфекционным гепатитом и пораженности гельминтами в 1965 г. по сравнению с 1958 г. (до введения самообслуживания) стал выше: инфекционным гепатитом — в 25 раз, дизентерией — в 2 раза, гельминтами — в 1,5 раза. Отмечается наличие очагов заболеваемости инфекционным гепатитом. Так, в школах Москвы в 1965 году были зарегистрированы очаги инфекционного гепатита, т. е. в 243 школах от 2 до 8 случаев в каждой".

Но главное, у детей элементарно не хватало сил, чтобы выполнять уборку так, как это требовали санитарные нормы.

"О неудовлетворительном санитарном состоянии школ,— писал Петровский,— в первую очередь классных помещений, свидетельствуют высокие уровни бактериальной загрязненности, запыленности, содержания СО2 в воздухе помещений, превышающие предельно допустимые концентрации (Грузинская ССР, Молдавская ССР, БССР)".

Министр здравоохранения, по сути, предлагал отменить школьное самообслуживание, считая, что "привитию трудовых навыков, воспитанию ответственности за порученное дело, уважению к людям труда, бережливому отношению к школьному имуществу и одновременно укреплению здоровья и физических сил школьников, по нашему мнению, будет больше способствовать правильно организованный общественно полезный труд на свежем воздухе, на пришкольном участке (работа в садах, парках, огородах, участках и др.), проводимый коллективно всеми учащимися совместно с педагогами".

При этом академик Петровский ссылался на то, что во многих школах самообслуживание уже фактически отменено: "В связи с тем, что самообслуживание не дало желаемых результатов, в ряде школ Грузии (Поти, Чиатура, районы Ткибули, Очам-чире, Цулукидзе, Цалка и др.), Белоруссии (Гомель, Минск и др.), Латвии (Даугавпилс, Рига и др.), Азербайджана и других республик, и особенно в школах сельской местности, отказались от привлечения детей к проведению работ по самообслуживанию". К тому же в большинстве вузов самообслуживание сошло на нет еще быстрее, чем в школах. Единственным воспоминанием о нем осталась практика приема студентов на работу в качестве лаборантов.

Но в ЦК, видимо, сочли, что отмена постановления партии и правительства продемонстрирует населению, что руководство страны может ошибаться, а не нравящиеся решения центра можно и не выполнять. К тому же против отмены постановления N603 выступили многие директора школ и других учебных заведений. Ведь оно давало возможность привлекать учеников и их родителей к ремонту школ. И именно тогда, чтобы дети не работали в каникулы, родители стали собирать деньги на ремонт классов и всей школы, фактически откупаясь от неприятной повинности.

В итоге пресловутое постановление пережило не только Хрущева, но и СССР. В Российской Федерации его отменили только в 1994 году. А вот в Белоруссии изданное на его основе постановление Совмина БССР действует до сих пор.

При содействии издательства ВАГРИУС "Власть" представляет серию исторических материалов

Подписи

В конце 50-х годов советские школьники начали расплачиваться за обязательное бесплатное образование обязательным безвозмездным трудом

Никита Хрущев полагал, что все школьники, окончившие семь-восемь классов, должны стать рабочими или колхозниками и получать дальнейшее образование без отрыва от производства

У учащихся школ-интернатов (слева), в отличие от обычных школьников (справа), складывалось более всестороннее представление о самообслуживании

Узнав, чем пахнут ремесла, и вкусив плодов своего труда, советские школьники нередко оказывались среди нуждающихся в экстренной медицинской помощи

По мнению министра здравоохранения СССР Бориса Петровского, трудовые навыки детям было бы безопаснее прививать на свежем воздухе

Журнал "Коммерсантъ Власть" №33 от 27.08.2007, стр. 54

Наглядно

Социальные сети

  • Следуйте за новостями