Коротко


Подробно

Без шума и пыла

Галерея Stella Art признала себя некоммерческим фондом

ликвидация современное искусство

Одна из самых амбициозных московских галерей современного искусства — Stella Art объявила о своем закрытии. Последней выставкой стала экспозиция одной работы — инсталляции модного британского художника Марка Куинна "XXV". Произведение не продается — его уже приобрел для своей коллекции фонд Stella Art Foundation, который теперь поглотил галерею. О превращении Stella Art размышляет ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Марк Куинн, чья выставка ознаменовала закрытие галереи, относится к группе знаменитых "молодых британских художников", или YBA, как их сокращенно зовут на родине, которые сейчас уже и в России являются одним из самых бесспорных брэндов современного искусства. Так что вполне закономерно, что галерея, открывшаяся в ноябре 2003 года, когда пределом мечтаний отечественных любителей искусства все еще был поп-арт, с выставки Энди Уорхола, Тома Вессельмана и Жана Мишеля Баскиа, теперь, после того как в Москве уже побывал самый прославленный представитель YBA Дэмиен Хирст, закрывается именно выставкой Марка Куинна.

Инсталляция 1997 года "XXV" отнюдь не самая радикальная вещь художника, прославившегося скульптурным автопортретом из собственной замороженной крови и беломраморными статуями калек и инвалидов (одна из них установлена на Трафальгарской площади в Лондоне). Эффектная инсталляция представляет собой растекающиеся каплями по красному подиуму человеческие фигуры из посеребренного муранского стекла, больше всего напоминающие ртутного киборга из "Терминатора-2". Так и галерея — распавшись, она вновь восстанавливается в качестве фонда. Причем с самыми грандиозными планами, в которые входит в том числе создание музея современного искусства в "Москва-Сити", открытие которого намечено на 2010 год.

Вообще-то говоря, Stella Art Foundation был основан еще в 2004 году — именно этот фонд вместе с галереей выступал организатором выставки Ильи и Эмилии Кабаковых в Русском музее, на которую удалось привезти самого знаменитого концептуалиста, до этого решительно отказывавшегося посещать историческую родину, ретроспективы Вадима Захарова в Третьяковской галерее, признанной критиками одной из лучших экспозиций года, и других громких акций, связанных с именем Стеллы Кей. Так что главным событием все же стало не создание фонда, а закрытие галереи.

Stella Art и правда сильно изменила местный художественный ландшафт. Именно эта галерея в самом центре Москвы, с облицованным гранитом подъездом, звездными именами и отнюдь не богемной, а великосветской галеристкой окончательно превратила современное искусство из чего-то неформального в атрибут гламура и роскоши. Начинала Stella Art с верхней ноты — с экспозиций американских классиков Энди Уорхола, Алекса Каца, Дэвида Салле. А затем столь же эффектно занялась работой с отечественными художниками — и даже открыла для них новый зал на Мытной.

В пространстве, казалось бы, уже давно разрабатываемом галереями первого призыва — XL, "Риджиной", "Айдан", галереей Гельмана и другими, Stella все же нашла свой эксклюзив. А именно сам "западный" стиль работы — с охраной, наемными кураторами, официальными контрактами с художниками, обеспечивавшими им "зарплату" вне зависимости от продаж, толстыми каталогами, икрой и хорошим шампанским на вернисажах — одним словом, всем тем, чего не могли себе позволить первопроходцы русского арт-рынка, не имевшие, в отличие от Stella Art, дополнительных источников финансирования, кроме собственного бизнеса.

Новая галерея стала работать с русскими художниками-эмигрантами, действительно вышедшими на международный уровень. Но для полноценного галерейного существования этого все же, видимо, не хватало. Западные выставки как-то сами собой иссякли, выставки молодых художников были не то чтобы неудачными, но они мало чем отличались от выставок "новых имен" на "АРТСтрелке" или фестивале "Стой, кто идет". Галерея, вначале настаивавшая на своей уникальности и эксклюзивности, стала просто одной из многих. На территории отечественного искусства ей пришлось всерьез соперничать с более опытными и матерыми галереями-старожилами, а на территории западного искусства — с открывшейся вскоре после Stella галереей Гари Татинцяна, также начавшего возить в Москву интернациональных звезд первой величины. Возможно, наступление этих самых неизбежных серых будней и стало одним из поводов для закрытия галереи. Зарабатывание денег торговлей искусством для Stella Art не было насущной необходимостью, а особого азарта к собственно рыночной деятельности хозяйка галереи, видимо, не испытывает. Оставался один логичный выход — окончательно превратиться в некоммерческий фонд, каковым галерея неформально отчасти и являлась.

Всевозможные фонды в последние пару лет становятся все более популярной и модной формой арт-деятельности: в Москве уже активно действуют, например, фонды "Екатерина", "Современный город", "Эра" и другие, причем многие из них строят планы создания собственных музеев. Представить себе, на что может быть похожим такого рода частный музей, можно на примере опыта ближнего зарубежья, а именно киевского Pinchuk ArtCenter, открытого опять-таки частным фондом украинского предпринимателя Виктора Пинчука, представившего коллекцию международных звезд 1990-2000-х годов, собранных авторитетным французским куратором Никола Буррио. Вполне возможно, что что-нибудь подобное удастся осуществить и Stella Art Foundation.

Впрочем, судя по оглашенной программе деятельности Stella Art Foundation, деятельность некоммерческого фонда чревата рутиной не меньшей, нежели работа галереи. Конечно, всевозможные стипендии, пленэры и семинары для молодых художников, несомненно, полезны, а благотворительная программа "Искусство против детского СПИДа" — дело, несомненно, благородное. Но существенно повлиять на художественную сцену или стать сенсацией, как это было с первыми выставками галереи Stella Art, они не могут. Остается надеяться, что эта необходимая повседневность не притупит энтузиазм нового фонда.


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение