Коротко


Подробно

"Хаттаб сказал: твое дело маленькое"

Оправдали обвиняемого в убийстве 64 человек

Коллегия присяжных заседателей Верховного суда Дагестана поздним вечером в пятницу полностью оправдала Магомеда Салихова, обвинявшегося в организации взрыва жилого дома в Буйнакске 4 сентября 1999 года, в результате которого погибли 64 человек. На этот раз подсудимый Салихов был оправдан не только по инкриминируемым ему статьям о терроризме, но и по участию в незаконных вооруженных формированиях. На прошлом суде за это ему назначили небольшой срок.


Процесс над Магомедом Салиховым проходил скандально. Подсудимый заявил ходатайство об отводе судьи Магомедгаджи Юсупова, посчитав, что тот ведет процесс предвзято, оказывает давление на свидетелей, оскорбляет его и в присутствии присяжных называет виновным. Впрочем, судья ходатайство не удовлетворил.

Когда начался допрос подсудимого, адвокат Сергей Квасов спросил его:

— Вам известно, в чем вас обвиняют?

— Нет.

— Вас обвиняют в том, что вы вступили в незаконное вооруженное формирование, что по заданию его лидера Хаттаба получили компоненты взрывного устройства, прикрыли его в кузове машины арбузами, привезли в Буйнакск, приняли участие в покупке двух машин, перегрузили на них эти компоненты и знали, что это делается для совершения теракта, который привел к гибели людей. Расскажите, как вы вступили в НВФ и далее по цепочке.

— В апреле 1999 года я поехал в Чечню, чтобы растаможить машину: я слышал, там это дешевле. В Чечне я встретил Ахмеда Зайнутдинова, через которого надеялся выйти на работников ГАИ.

— Что он там делал?

— Изучал Коран и арабский язык. В Грозном, в частном доме, он познакомил меня с чеченцем Мусой, который повез меня в ГАИ к знакомому, но там не оказалось бланков техосмотра, сказали, что они будут через три месяца. В том же доме я познакомился с Зубаиром из Карамахи. Позже я узнал, что он сводный брат жены Хаттаба. Зубаир предложил мне поработать на "КамАЗе", заниматься перевозками по России.

Далее Магомед Салихов рассказал, как он ездил на грузовике по разным городам Северного Кавказа. Наконец в июне Ахмед и Зубаир предложили ему перевезти оружие из Чечни в Дагестан, в селение Кудали Гунибского района.

— Я, естественно, отказался, получился спор.

— Почему "естественно"? Хорошие деньги могли бы сделать,— задал вопрос адвокат Квасов.

— Зачем мне такие деньги! Я отказался, получился скандал, я вернулся в Дагестан.

Однажды в августе, обсуждая с соседом ботлихские события, Магомед Салихов неосторожно заметил, что в некоторые дагестанские села из Чечни везут оружие и назревают крупные боевые действия. Этот разговор стал известен сотрудникам ФСБ, что в дальнейшем сыграло свою роль. Вскоре за Салиховым из Чечни приехал Зиявудин Зиявудинов, которого он раньше не знал, сказал, что надо перевезти какой-то груз.

— Я сразу сказал, что оружие перевозить не буду. Он ответил, что надо привезти арбузы и еще что-то, не оружие. Машина принадлежала этим людям, Зубаир меня нанял, я от них зависел, поэтому не мог отказаться.

Адвокат долго выяснял, в чем выражалась эта зависимость, и с трудом выжал из своего подзащитного, чего тот боялся. "Я видел кассету, на которой издевались над человеком, которого подозревали в связях с ФСБ. Я не хотел оказаться на его месте",— рассказал подсудимый. Салихов вместе с Зиявудином приехали в Ведено, где встретили Хаттаба. Хаттаб сказал, что надо перевезти в Дагестан краску.

— У вас не возник вопрос, с чего это Хаттаб решил торговать краской? Вы поверили, что это краска?

— Да.

— На вас оказывали давление? — допытывался адвокат.

— Ну Хаттаб сказал: много не болтай, твое дело маленькое, вези краску.

— Вы могли отказаться?

- Нет, я видел, к чему это могло привести.

В Сержень-Юрте в "КамАЗ" загрузили мешки с серебрянкой. Магомед Салихов видел, как араб Абу-Умар показывал Зиявудину часы с проводками, но никаких подозрений у него не возникло. По дороге назад они взяли с собой Ису Зайнутдинова и купили арбузы, прикрыв ими мешки с серебрянкой. Приехав в Буйнакск, разгрузили арбузы на даче брата Салихова.

Во время разгрузки арбузов на дачу приехала милиция, но, не найдя оружия, милиционеры дали отбой и уехали. Иса продал Зиявудину свой грузовик ГАЗ-53, Салихов же приобрел для себя ЗИЛ-130. В обе эти машины перегрузили краску.

— Допускали ли вы мысль, что ваш "ЗИЛ" используют для теракта?

— Нет.

— Допускали, что краску, которую вы везете, используют для теракта?

— Нет.

— Вы настаиваете, что не знали о готовящемся теракте?

— Что вы, нет! Я не убийца.

После того как свои вопросы подсудимому задали гособвинитель Мурад Алиев и судья Магомедгаджи Юсупов, суд перешел к прениям.

— Уважаемые присяжные заседатели и председательствующий, сидящий на скамье подсудимый обвиняется в особо тяжком преступлении, повлекшем многочисленные человеческие жертвы,— начал прокурор Алиев, однако подсудимый перебил его: "Эти обвинения уже отменили, почему он сейчас об этом говорит?" Магомедгаджи Юсупов ответил, что для этих возражений у подсудимого будет возможность высказаться в последнем слове. Однако обвиняемого Салихова это объяснение не удовлетворило, и он вступил с судьей в спор. В результате его удалили из зала.

— Вы знаете, что все это ложь! — сказал он уже на выходе.

Речь прокурора заняла около 40 минут. По его мнению, вина подсудимого была полностью доказана. Мурад Алиев попросил присяжных дать "объективную и справедливую оценку деяниям Салихова" и признать его виновным.

После многочасового обсуждения присяжные вынесли вердикт, которым оправдали Магомеда Салихова, сочтя его невиновным не только в теракте, но и в участии в незаконных вооруженных формированиях. На прошлом судебном разбирательстве он получил за это 4,4 года колонии-поселения.

Юлия Ъ-Рыбина, Махачкала



Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение