• Москва, +2...+4 пасмурно
    • $ 60,68 USD
    • 74,57 EUR

Коротко

Подробно

-->

"Право на хранение оружия дают членские партийные билеты"

ФОТО: СЕРГЕЙ ПОДЛЕСНОВ
Российское государство неизменно предпочитало, чтобы граждане защищали с оружием в руках его, а не себя
       85 лет назад, летом 1920 года, СНК принял декрет, регламентирующий правила хранения огнестрельного оружия и обращения с ним. Как в России и СССР решали вопрос о разоружении народных масс, исследовал корреспондент "Власти" Александр Малахов.

"Тростей со вделанными кинжалами никому не носить"
       В дореволюционной России иметь оружие мог каждый законопослушный и психически здоровый гражданин. Государство не выдавало никаких специальных разрешений, а лишь запрещало вооружаться определенным категориям граждан. Например, после одного из восстаний башкир (в XVIII веке такое случалось нередко) Анна Иоанновна издала особый указ, повелевавший "участвовавшим в мятеже Башкирцам... запретить под угрозой штрафа носить оружие и с ним ездить и в домах иметь, кто поймает человека с оружием, тому отдать лошадь пойманного, а оружие сдать в казну, а тех пойманных ссылать в ссылку".
       И в XVIII, и в XIX, и в начале XX века запрещение иметь оружие означало поражение в правах. Зимой 1835 года сибирские власти обсуждали вопрос о том, могут ли ссыльнокаторжные, "за совершенною дряхлостью и увечьями от работ освобожденные... иметь охотничье огнестрельное оружие". Окончательное решение, которое в конце концов подписал Николай I, было однозначным: "запретить ссыльнокаторжным иметь всякое огнестрельное оружие, хотя бы они по увольнении от работ и жили своими домами".
       Но чаще русские цари ограничивали право не на хранение оружия, а на его ношение. Уже в Уложении 1649 года имеется целая глава, запрещающая верноподданным размахивать шашкой перед носом царя (в других местах это, по всей видимости, дозволялось): "Если кто при Государе вынет на кого-нибудь какое бы то ни было оружие, а не ранит и не убьет, того наказать отсечением руки. А если кто на Государевом дворе, но не при Государе на кого-нибудь вынет оружие, а не ранит, того посадить на три месяца в тюрьму... Также... где изволит царское величество проезжать, из пищалей и из луков и из иного оружия без Государева указа не стрелять и с таким оружием в Государев двор не ходить... А если кто на Государевом дворе и в Москве, и в объезде начнет ходить с пищалями и с луками, хотя бы и не для стрельбы, и из этого оружия никого не ранит и не убьет, тем за это преступление учинить наказание: бить батогами и поместить на неделю в тюрьму".
В XVII и XVIII веках в Российской империи разоружение подданных практиковалось нерегулярно. Боевые палаши (вверху) и тем более винтовки с кремниевым замком (внизу) появлялись у тех, кому они не полагались по чину, только во время восстаний и бунтов
       Указы и инструкции, касающиеся ношения оружия и обращения с ним, принимались постоянно. Например, в подписанном Николаем I Полицейском уставе об использовании оружия говорится следующее: "Запрещается носить при себе оружие во всякое время, исключая ловли диких зверей и охоты. Запрещается стрелять в селениях, домах, во дворах, на улицах и площадях". Но это ограничение относится не только к оружию. В той же главе устава (которая, кстати сказать, называется "О мерах предупреждения убийств и телесных повреждений") содержится и запрещение продавать яды, а также требование держать на привязи диких животных, могущих нанести людям увечья. При этом если для содержания дома волков, медведей и других хищников требовалось разрешение полицейского начальства, то иметь дома пистолет можно было без всякой специальной бумаги.
       Правда, некоторые виды оружия были в принципе запрещены. Например, 8 июля 1793 года появился такой указ Екатерины II: "Ея Императорское Величество Высочайше повелела тростей со вделанными в них потаенными кинжалами, клинками и другими орудиями никому не носить".
       
"Людям нижних чинов ни с каким оружием не ходить"
В ходе исторического процесса Романовы демонстрировали все большую терпимость в отношении дуэлей. При Петре I дуэлянтов вешали, при Екатерине II разжаловали, а при Александре III уже терпели (на фото — дуэльные пистолеты XIX века)
       Право появляться с оружием в общественном месте было знаком высокого социального статуса. Первый царский указ, связывающий ношение оружия с общественным положением, появился еще в 1682 году. "С сего времени,— говорится в этом документе,— и полковникам, и стряпчим, и дворянам московским, и жильцам, и начальникам людям русским и иноземцам... и детям боярским в Москве и в походах ходить с саблями и с шпагами и с иным таким же оружием. И с таким же оружием в Москве и в походах ходить приказным, и дворовым конюшенного чина людям, и купцам, и докторам, и иным таких чинов людям. А из служащих в придворной страже ходить лишь тем по Москве с саблями, кто несет караульную службу. А купцам и другим людям нижних чинов... которые будут не в карауле, ни с каким оружием не ходить". Указы о запрещении ходить с оружием для отдельных категорий подданных появлялись постоянно. Например, Екатерина II издала специальное запрещение жителям Москвы и Санкт-Петербурга наряжать своих слуг в военную форму и давать им оружие.
       В XIX веке ограничения стали строже. Было введено правило, согласно которому "запрещается всем и каждому носить оружие, кроме тех, кому закон то дозволяет или предписывает". Количество вооруженных постепенно сокращалось. Ни доктора, ни купцы, ни учителя не ходили по улицам со шпагой на боку. При этом все, кому оружие полагалось по чину, имели право применять его в целях самообороны, для охоты и занятий спортом.
       Особым случаем были дуэли. В течение долгого времени государство изо всех сил боролось с поединками. Подписанный Петром I "Патент о поединках и нечинении ссор" карал дуэлянтов смертной казнью через повешение. В дальнейшем наказания несколько смягчились. Екатерина II в манифесте "О поединках" хотя и видела в дуэли преступление против государственных интересов, но наказывала за нее не смертью, а разжалованием в рядовые и тюремным заключением. Год от года наказания становились все более мягкими, пока в 1894 году Александр III не подписал закон о дуэли, разрешавший офицерам стрелять друг в друга при соблюдении определенных формальностей. Право убивать не на поле боя было их исключительной привилегией, и люди штатские не могли с этим смириться. Государство пошло навстречу, и через несколько лет им тоже разрешили выяснять отношения с пистолетом в руках.
       
"Воспретить привоз оружия как для личного пользования, так и для продажи"
В 1920-х годах партия приступила к поголовному изъятию у масс орудий их революционного творчества (внизу — револьвер Smith&Wesson, вверху — пулемет "Максим")
       В начале XX века в связи с деятельностью революционных партий в стране появилось значительное количество незаконно ввезенных стволов. Известно, например, что в конце 1905 года пароход "Сириус" доставил на Кавказ 8,5 тыс. винтовок и большое количество боеприпасов, купленных японцами для русских революционеров. Кроме того, оружие в большом количестве воровалось с армейских складов. Незаконное распространение оружия приобрело такие масштабы, что требовало принятия решительных и жестких мер.
       В ноябре 1905 года император утвердил положение Совета министров "О порядке хранения и продажи огнестрельного оружия". Этот документ давал губернаторам право "при наличии чрезвычайных обстоятельств, угрожающих общественному порядку и спокойствию", издавать временные постановления, регламентирующие оборот оружия. Заметно ужесточались и правила ввоза оружия из-за рубежа: "Воспретить привоз оружия, кроме охотничьих образцов, а также огнестрельных припасов из-за границы и из Великого Княжества Финляндского как для личного пользования, так и для продажи, за исключением тех случаев, когда провозитель оружия или торговая фирма, на имя которой оно отправляется, представят в надлежащие таможенные учреждения особое разрешительное свидетельство от Министерства внутренних дел".
       После принятия этого документа контроль над обращением оружия заметно усилился. В частности, продажа боевого оружия разрешалась лишь в случае предъявления покупателем разрешительного свидетельства из полиции, которое оставалось в магазине в качестве оправдательного документа.
       Однако начавшаяся война спутала все карты. Контролировать оборот оружия во время военных действий было совершенно невозможно, особенно после того, как страну наводнили толпы вооруженных дезертиров. Результатом стала сначала Февральская, а затем и большевистская революция.
       
"Сдать винтовки, пулеметы и револьверы всех систем"
За время войны было выпущено порядка 5 млн автоматов ППШ. Сколько из них осталось на руках у советских граждан, неизвестно
       Большевики приступили к разоружению населения далеко не сразу. Лишь 10 декабря 1918 года был подписан декрет "О сдаче оружия", обязывающий "все население и все учреждения гражданского ведомства сдать находящиеся у них все исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки всякого образца". Авторы декрета указывали, что "все сданное оружие предназначается для Красной Армии".
       За противодействие декрету карали по полной программе — за несданное ружье можно было получить до 10 лет. А гражданам, донесшим на соседа, полагалось вознаграждение. Декрет предписывал "выдавать из средств комиссариатов по военным делам особое вознаграждение тем гражданам, которые обнаружат скрытые предметы указанного оружия... причем за обнаруженную скрытую винтовку вполне исправного состояния выдавать вознаграждение в размере 600 руб., а за каждую неисправную, нуждающуюся в ремонте — от 100 до 500 руб., за каждый обнаруженный скрытый пулемет выдавать вознаграждение вдвое".
ФОТО: ВАСИЛИЙ ЕГОРОВ
На вооружении руководителей партии (на фото — товарищ Хрущев, внизу — товарищ Брежнев), государства и правительства Москвы всегда состояли лучшие образцы отечественного нарезного и гладкоствольного оружия
       По-настоящему революционным в этом декрете было то, что его действие не распространялось на членов Коммунистической партии. Специальная инструкция, которая появилась вместе с декретом, позволяла членам РКП(б) сохранить имеющиеся у них винтовки и револьверы. Лишь в тех случаях, когда коммунист владел совсем уж дефицитной трехлинейкой, ее меняли на менее продвинутые модели. Первое время после принятия декрета партбилет являлся одновременно и разрешением на оружие: "В течение 2-х недель со дня опубликования этого декрета право на хранение оружия членам Российской Коммунистической Партии дают членские партийные билеты; по истечении этого срока действительны только вновь выдаваемые соответственные удостоверения".
       Летом 1920 года СНК выпустил декрет "О выдаче, хранении и обращении с огнестрельным оружием" — первые советские правила обращения. Этот декрет запрещал не только незаконное хранение, но и бессмысленную стрельбу в воздух, беспричинную стрельбу часовых и милиционеров, небрежное обращение с оружием и т. д. Отдельная статья запрещала пугать окружающих: "Лиц, виновных в прицеливании на улице и вообще во всяком месте, где может быть опасность для других лиц, хотя бы выстрела и не последовало, привлекать в административном порядке и карать заключением в концентрационном лагере до трех месяцев". Затем последовали еще два декрета — декрет "Об охоте", дающий право на ношение оружия охотникам, и декрет "О сдаче советскими учреждениями любых видов оружия": "Всем советским учреждениям, в распоряжении которых имеются запасы огнестрельного охотничьего оружия и припасов, предписывается в недельный срок сдать их в соответствующие распределительные органы, снабжающие население таковым". А продаваться продолжало только гладкоствольное и мелкокалиберное оружие.
       
"Честному воину Рабоче-Крестьянской Красной Армии"
ФОТО: ВАСИЛИЙ ЕГОРОВ
       Постепенно власти осознали, что иметь дело с безоружным населением намного безопаснее. По новому Уголовному кодексу 1926 года за незаконное хранение огнестрельного и холодного оружия можно было получить срок до пяти лет. В 1930-е годы было принято еще несколько законодательных актов, касающихся оружия, однако ничего принципиально нового в них уже не было.
       Тем не менее полностью разоружить страну так и не удалось. И дело здесь было не только в том, что у населения имелось значительное количество (никто даже не брался точно оценить, какое именно) нелегальных стволов. Просто еще со времен первого советского декрета 1918 года, разрешавшего коммунистам сохранить личное оружие, винтовка, кортик и пистолет стали знаками социального статуса. Во время Гражданской войны было принято несколько декретов о почетном оружии, которым ВЦИК награждал за особые боевые отличия. К нему относились "шашка (кортик) с вызолоченным эфесом, с наложенным на эфес знаком ордена 'Красного Знамени' и револьвер, на рукояти которого прикрепляется орден 'Красного Знамени' и серебряная накладка с надписью: 'Честному воину Рабоче-Крестьянской Красной Армии (или Флота) от Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР 19... года'".
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Борис Ельцин
       Как только началась война, население вновь стало вооружаться. Оружие в массовом порядке раздавалось чиновникам. Колхозники и горожане подбирали его в местах боев. К концу войны существенная часть населения не только владела оружием, но и умела с ним обращаться.
       Практически сразу после победы началось массовое изъятие, ни у кого не вызвавшее большого энтузиазма. Как всегда бывает после войны, преступность была очень высокой, и вооруженный человек чувствовал себя куда более спокойно, чем безоружный.
       Многочисленные послевоенные кампании по сдаче оружия особого эффекта не давали: в местах боев оставалось такое количество оружия и боеприпасов, что изъятые арсеналы быстро заменялись новыми. А развлечения вроде глушения рыбы при помощи гранат имели массовый характер. Указы о сдаче оружия и об уголовной ответственности за его незаконное хранение издавались регулярно. Как и в 1920-х годах за это полагалось пять лет тюрьмы. Лишь к концу 1950-х годов народ начал постепенно разоружаться. В это время серьезно взялись за вооруженных чиновников, у которых отобрали не только выданные в начале войны пистолеты, но и наградное оружие. Если очень уж не хотелось расставаться с наградой, пистолет просто-напросто делали негодным для стрельбы. Постепенно стали сокращаться и арсеналы сельских жителей.
ФОТО: ПАВЕЛ СМЕРТИН
Юрий Лужков
       Но говорить о полном и окончательном разоружении было бы преувеличением. В начале 1970-х годов в Белоруссии я разговорился с двумя инспекторами рыбнадзора. Два подвыпивших мужика решили поразить воображение мальчишки и показали арсенал, который имелся в их моторной лодке. Там были два автомата ППШ, винтовки и пистолеты. А на вопрос, зачем им все это богатство, рыбинспекторы отвечали, что автомат, мол, есть у каждого браконьера, поэтому часто приходится вступать в перестрелку. Понятно, автоматы могли быть только нелегальными.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" №30 от 01.08.2005, стр. 58

Наглядно