Коротко


Подробно

Кремль пошел на ничтожную сделку

с предпринимателями

приватизация

В распоряжении Ъ оказался переданный на этой неделе главным правовым управлением администрации президента в правительство текст поправок в 181-ю статью Гражданского кодекса (ГК), определяющую срок давности для признания сделок недействительными. Как оказалось, обещанное бизнесу президентом снижение срока давности по приватизационным сделкам на деле оказалось не более чем очередным "сигналом". Предложенная редакция ГК по-прежнему оставляет заинтересованным в пересмотре итогов приватизации лицам шанс обойти не только трехлетний, но даже и десятилетний срок. Одновременно поправки ухудшают положение миллионов граждан, добросовестных приобретателей имущества, не имеющих никакого отношения к приватизации.


Что изменилось для предпринимателей


В последнее время и президент, и правительство уделяют бизнесу повышенное внимание. Виной всему очевидное замедление темпов экономического роста, снижение инвестиций и общий спад деловой активности в стране. В сложившейся ситуации установка такова: предприниматели должны получить сигнал, способный подвигнуть их не просто к активизации, а к действиям, обеспечивающим заветное удвоение ВВП. Сигналов в избытке: навести порядок в налоговых проверках — пожалуйста, простить былые приватизационные прегрешения, снизив с десяти до трех лет срок давности по таким сделкам,— получите.

Однако обличенные в форму поправок в законодательство, данные обещания обрастают неожиданными подробностями. И бизнесу они вряд ли понравятся. Не внушают доверия предпринимателям подготовленные Минфином поправки в Налоговый кодекс по совершенствованию налогового администрирования (см. Ъ от 6 апреля и 7 апреля), которые грозят им не долгожданным избавлением от давления налоговых органов, а, напротив, его увеличением. Вот и со снижением срока давности по приватизационным сделкам получается то же самое.

В поправках срок давности для всех без исключения ничтожных сделок, к которым можно отнести и приватизационные, снижается с десяти до трех лет, а для оспоримых сделок повышается с одного года до трех лет. То есть сроки унифицируются.

Попытаемся разобраться, что же это значит с точки зрения приватизационных сделок, пересмотра итога которых так опасаются предприниматели. Если расценивать приватизационные сделки, происходившие с какими-то нарушениями, как ничтожные, то все на первый взгляд выглядит так, как этого и хотел бизнес. Срок давности по таким сделкам отсчитывается, согласно ГК, с момента их исполнения, а значит, с вступлением поправок, снижающих этот срок с десяти до трех лет, к сделкам 1995-1996 годов претензий уже быть не должно.

Однако при желании можно доказать, что такая сделка была не ничтожной, а оспоримой, а следовательно, срок давности для признания последствий сделки недействительными в этом случае считается с момента, "когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной". При этом оспоримыми, а в конечном итоге недействительными могут считаться сделки, совершенные с превышением полномочий (Гражданский кодекс, ст. 173: недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности), или сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178).

Под эти основания легко можно подвести и приватизационные сделки. И как раз срок давности, в течение которого такие сделки могут быть оспорены, увеличивается с года до трех лет. Иными словами, в любой момент чиновник может заявить, что он только что узнал о каких-то "нехороших" обстоятельствах приватизации какого-либо предприятия (неважно, когда эта приватизация проводилась). С этого момента у него будет полных три года, а не год, как сейчас, на то, чтобы подвести сделку под категорию оспоримых и доказать ее недействительность. То есть правила "приватизационной амнистии" в любой момент могут быть нарушены. Причем на законных основаниях.

"Поправки не только не улучшают ситуацию в отношении приватизационных сделок, а, напротив, ее ухудшают. Сейчас сделки по приватизации квалифицируются как ничтожные, и срок их оспаривания ограничен десятью годами. Однако нарушений при приватизации настолько много, что можно придраться к чему угодно, перевести такую сделку в категорию оспоримых и признать ее недействительной, когда заблагорассудится. Только такой путь и останется. А значит, срок давности по приватизационным сделкам фактически увеличивается до бесконечности",— считает партнер юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Виталий Можаровский. То есть "приватизационная амнистия" — не более, чем очередная декларация властей.

Что изменилось для граждан


Возникает вопрос: а что же произойдет со всеми остальными сделками, к категории приватизационных не относящихся, но сроки давности для которых также меняются?

Во-первых, ничтожные сделки. К примеру, сделки, совершенные несовершеннолетним. Напомним, срок давности для них также устанавливается три года против нынешних десяти лет. По словам руководителя экспертного совета Госдумы по налоговому законодательству Михаила Орлова, "несовершеннолетний за три года просто может не понять, что, продав в возрасте десяти лет дедушкины ордена мошеннику, попросту ошибся". "Когда он подрастет и это осознает, изменить и оспорить такую сделку будет уже невозможно",— поясняет он.

Другой пример сделки с недвижимостью. Сейчас сделки с недвижимостью, не прошедшие процедуру госрегистрации, по закону считаются ничтожными. Например, человек продает квартиру, сделку по какой-то причине не регистрирует, но при этом в течение десяти лет может оспорить ее и вернуть свое имущество. Теперь у него в распоряжении всего три года.

Не повезет и добросовестным приобретателям недвижимого или какого-то другого имущества. Так, как по оспоримым сделкам срок давности увеличивается с года до трех лет, следовательно, и спать спокойно, не боясь лишиться приобретения, покупатель не сможет как минимум в течение трех лет.

"Я думаю, что это совсем не то, что имел в виду президент. Речь ведь шла о реальном сокращении срока давности исключительно по приватизационным сделкам, а выходит совсем другой законопроект",— недоумевает Михаил Орлов.

В любом случае получается, что окончательно отказаться от лишних способов держать предпринимателей на крючке власти пока не готовы. Зато усложнять, пускай даже и ненамеренно, жизнь миллионам остальных граждан чиновникам не привыкать.

ГАЛИНА Ъ-ЛЯШЕНКО




Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №62 от 08.04.2005, стр. 13

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение