• Москва, +29...+31 ясно
    • $ 35.3457 USD
    • 47.4799 EUR

Коротко

Подробно

-->

Целлулоидное искусство


Целлулоидное искусство
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Чтобы на деле стать важнейшим из всех искусств, советскому кино не хватало самой малости — пленки, кинокамер и проекционных аппаратов
       Недавно фирма "Кодак" объявила о значительном уменьшении производства фотопленок. Похоже, заканчивается целая эра в технике увековечивания изображений. И все это время Россия простояла на обочине прогресса в технике производства кино- и фотопленок. Секрет того, почему секреты производства фирм "Кодак" и АГФА так и остались недоступными для отечественных инженеров, раскрыл обозреватель "Денег" Евгений Жирнов.

Производить нельзя ввозить
       Собственное производство фотоматериалов в дореволюционной России было представлено одной-единственной Фабрикой фотопластинок Иосифа Покорного. Но это никого особенно сильно не волновало. Германофилы, которых в России было немало, могли выписать все необходимое из Германии, где фирма АГФА, с конца XIX века выпускавшая химикаты для фотодела, с 1910 года начала производство пленок и фотопластинок. А те, кто знал толк в фотоделе, предпочитали пользоваться фотохимией и материалами от фирмы "Кодак", основанной и возглавляемой основоположником фотодела Джорджем Истменом. Тем более что фирма "Истмен-Кодак", не страдавшая излишней скромностью, привлекала русских покупателей рекламой следующего содержания: "Опытом дознано, что печатание на бумаге 'Солио' не представляет для неопытных никаких затруднений. Получаемые копии выходят красивее, чем на какой-либо другой бумаге".
       Для понимающих господ существовала бумага более высокого класса с соответствующими названиями — "Рояль", "Платиноматовая". А для тех, кто не желал возиться с продающимися фирмой "Истмен-Кодак" химикатами, существовал и вполне налаженный сервис. Отснятые на кодаковских фотоаппаратах кодаковские пленки или фотопластинки можно было отослать в адрес главного оптового склада фирмы в столице Российской империи или его отделения в Москве. Стоило проявление пленок и печатание снимков недешево, но состоятельных господ это не слишком волновало.
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Отсутствие собственного производства фотоматериалов не сильно заботило и заинтересованные ведомства, прежде всего военное. Куда больше волновало военных то, что лучшие объективы для аэрофотоаппаратов изготовлялись только в Германии. Если завтра война с кайзером, этот источник окажется закрытым для России, а пленки, пластинки и химикаты нейтральная Америка поставит всегда.
       А вот у пришедших к власти большевиков подход оказался совершенно иным. Во всех отраслях они стремились создать производство таким образом, чтобы стать полностью независимыми от заграницы. И естественно, их подход шел вразрез с идеологией фирмы "Истмен-Кодак", стремившейся всегда и всюду распространять продукцию собственного производства. Несходство взглядов было настолько очевидным, что пронырливые ребята из "Амторга" (советской торговой компании в Соединенных Штатах) и не прилагали особых усилий для вовлечения компании "Истмен-Кодак" в процесс индустриализации красной России.
       Фирма АГФА в плане организации пленочного производства в СССР смотрелась куда перспективнее. После поражения Германии в первой мировой войне дела фирмы шли не блестяще. Она отчаянно нуждалась в оборотных средствах и вполне могла клюнуть на предложение из Москвы. Однако советские представители с закидыванием удочки опоздали. АГФА вступила в альянс с ведущим производителем киноаппаратуры фирмой "Генрих Эрнеман", которая находилась под крылом крупнейшей немецкой корпорации "Крупп". И этот конгломерат сам обратился с предложением о сотрудничестве к советскому торгпредству.
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Низкокачественную отечественную фотопленку и фотобумагу гармонично дополняли собранные в мастерских промкооперации фотоувеличители
2 марта 1923 года торгпред Стомоняков доложил в Москву: "К нам обратились КРУПП-ЭРНЕМАН-АГФА с предложением образовать смешанное общество для ввоза фотокинематографических принадлежностей, аппаратуры и пленок. ЭРНЕМАН известен как самая крупная фабрика в Германии в области кино- и фотоаппаратов и остальной аппаратуры. АГФА производит лучшую в мире пленку, с которой конкурирует лишь только один 'Кодак'. Американцы истратили большие деньги, чтобы убить конкуренцию АГФЫ, но безуспешно...
       В противовес этому предложению мы выдвинули требование производства в России. Они готовы наряду с торговым смешанным обществом устроить мастерские ремонта проекционных и съемочных машин в Москве и Харькове и фабрики, производящие те изделия, которые рентабельно производить в России. Они считают, что ставить производство сложных машин и пленок нерентабельно и затруднительно. Представитель фотокиноуправления тов. Либерман, который был здесь, считает необходимым требовать от них устройства фабрики пленок в России. Но они заявляют, что Россия не может обеспечить сбыта отдельного производства, причем последнее является чрезвычайно сложным, требующим затраты больших средств, которые не окупятся. Проф. Ипатьев считает также машины, которые он встретил у АГФЫ, чрезвычайно сложными, которые обходятся очень дорого. Он полагает, что высказанные тов. Либерманом взгляды требуют тщательной проверки о возможности производства пленок и аппаратов в России.
       Если мы сочтем возможным образовать такое смешанное общество для торговли и известного производства, то они предоставят и требуемые кредиты".
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Французскую корпорацию "Динамит-Нобель" в СССР элементарно продинамили, как только фабрика в Переславле, созданная ее дочерней фирмой, была готова на 95%
Несколько дней спустя немецкая сторона конкретизировала финансовую сторону своих предложений. Восточная торговая компания, как назвали созданный альянс, была готова внести в уставный капитал совместного общества Ј2 тыс. и предоставить обществу кредит в десять раз больший. Деньги были вполне приличные для начала торговых операций, но совершенно ничтожные для организации сколько-нибудь серьезного производства. Внешторговцы полагали, что можно добиться у "Круппа" и куда большего кредита — в Ј50 тыс. или Ј100 тыс. Но Госкино и другие организации в Москве настаивали на организации производства киноматериалов в СССР.
       "В ответ на запрос Ваш по предложению 'Агфа',— писал председатель Госкино Лев Либерман,— можем сообщить следующее: создавать акционерное общество для ввоза пленки и мелкого ремонта киноаппаратов нецелесообразно. Это с успехом может взять на себя любое акционерное общество, ставящее своею задачею кинопроизводство. Производство сырой пленки в России чрезвычайно желательно, ибо это бронировало бы нас от зависимости в этой области производства. Соображение, что Россия не может обеспечить сбыта отдельного производства, правильно. Но ведь и Германия, и Франция, и Америка не ставит себе таких узких задач, а работает на мировой рынок. К этому же должны стремиться и мы. Вопрос лишь в привлечении капитала. От предложений 'Агфа' в полученной из Берлина формулировке надлежит отказаться".
       Ко всему прочему в Москве заподозрили, что "Крупп", создавая Восточную торговую компанию, хочет просто монополизировать продажи некоторых товаров в Россию и продавать дорого те товары, которые советские представители могут сами гораздо дешевле купить в Германии. В итоге на предложение альянса так и не ответили.
       
Французский дым и сладок, и приятен
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Новейшая в 20-е годы аппаратура, поставленная французами, страдала "детскими болезнями" до глубокой старости
Однако нужда в пленке меньше не стала. Особенно остро стоял вопрос о пленке для аэрофотосъемки. И военные настояли, чтобы вопросом производства фотоматериалов занялся Военно-химический трест. Зампред его правления Я. И. Цагарелли взял переговоры с АГФА в свои руки, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки. В конце концов киноаппараты "Эрнемана" в России вполне могли скопировать, что, собственно, и было сделано. Но для производства пленки нужно было строить новое производство и оборудовать его дорогостоящей техникой.
       Удача пришла, откуда ее никто не ждал. Военно-химический трест, естественно, занимался прежде всего химическим оружием и защитой от него. Богатый опыт в этой области имелся у французских фирм, которые с окончанием войны потеряли громадные прибыли от производства отравляющих газов и средств защиты.
       Командование Красной армии особенно интересовали материалы и конструкция фильтрующих элементов французских противогазов, и переговоры о передаче технологии и лицензий на их производство в СССР довольно быстро пошли на лад. Обрадованные быстрыми деньгами французы предложили свою помощь в постройке завода кинофотоматериалов, и за их предложение в Москве ухватились обеими руками. Серьезного собственного опыта такого производства у созданной специально для реализации этого проекта фирмы СИМП (Французского акционерного общества пластических производств) не было. Но за ней стояли капиталы и связи Нобеля, крупнейшего в мире производителя боеприпасов.
       В 1926 году договор между советским правительством и СИМП был подписан. Фирме отдали под перестройку и переоборудование завод #6 "Резинотреста" в Переславле-Залесском. Ничто не предвещало неприятностей. Французы заказали требуемое советской стороной новейшее оборудование и довольно быстро наладили производство побочного, но пользовавшегося огромным спросом продукта — искусственного рога. Эта пластмасса шла на изготовление пуговиц, расчесок, ручек и отрывалась частными торговцами и госпредприятиями просто с руками.
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Первый советский звуковой киноаппарат до боли напоминал продукцию немецкой фирмы "Эрнеман". Но первая цветная кинокамера была плодом совместного труда класса-гегемона и прослойки интеллигенции
Главное производство — пленок и фотобумаги — предполагалось открыть 1 января 1929 года. Но в России все гладко бывает только на бумаге. Местные власти неожиданно начали ремонт дороги между станцией Берендеево и Переславлем. В результате все грузы пришлось возить со станции Сергиево, что было дальше на 56 км.
       Советские поставщики с привычной для них регулярностью срывали сроки поставки стройматериалов, а пролетарии трудились спустя рукава. И стройка, в которую французы вложили полмиллиона золотых рублей, практически встала. Пришлось заключать дополнительное соглашение о переносе срока сдачи главного производства на год. Советское руководство даже пригрозило французам экономическими санкциями — пообещало резко ограничить объемы производства искусственного рога.
       Директор-распорядитель СИМП Леон Меринг был возмущен до крайности. Он доказывал советским партнерам, что задержки происходят отнюдь не по вине фирмы. СИМП отправляет заявку в ВСНХ на выдачу лицензий на ввоз необходимого сырья и неделями ждет ответа. Но еще больше возмущало Меринга поведение властей Переславля. По договору фирма должна была переоборудовать находившуюся на территории завода электростанцию, снабжавшую электричеством, кроме завода, весь город. Допотопное оборудование планировалось заменить современными дизель-генераторами. Для них нужно было укрепить фундамент здания, но городские власти отказывались вывозить старые машины и даже запрещали их останавливать.
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
В итоге всем стало очевидно, что и к 1 января 1930 года производство пленок не заработает. Советские управленцы стали грозить штрафом в 100 тыс. рублей. И только после этого французы догадались, что же, собственно, происходит — их выживают с почти достроенного и оборудованного завода! Формальный повод для расторжения сделки они дали сами. По своим внутренним соображениям учредители СИМП решили сменить юридическое лицо: один из учредителей решил покинуть фирму. Новый партнер Советов на заводе в Переславле назывался "Профпла". Но по начальному договору 1926 года права и обязанности по нему могли перейти только к фирме с тем же составом учредителей. Французам пришлось согласиться на досрочный выкуп советской стороной построенного предприятия.
       В Москве сделку сочли очень выгодной: французы поставляли все оборудование, необходимое для производства, и сами расплачивались за все патенты, а советская сторона могла еще три года требовать от них консультаций по любому вопросу.
       Французы тоже не могли считать себя совершенно обиженными: они получили $1,26 млн — сумма по тем временам настолько огромная, что банки провели ее девятью траншами.
       Однако недовольные сделкой все-таки были. Наркомфин считал, что СССР переплатил $200 тыс. А председатель "Фотохимтреста" Преображенский, в подчинение которому был передан завод, выступая на одном из совещаний, говорил о том, что с изгнанием французов поторопились: "Мы плохо сделали, что не использовали это общество как следует. Нужно было дать им пробыть у нас еще не менее года, чтобы они достроили завод до конца и оказали нам этим техпомощь. Мы получили совершенно новенькое оборудование по кинопленке. Принятое строительство закончено на 95%, остались незначительные работы. К сожалению, мы не сможем пустить фабрику раньше года. Только к концу 1930/31 г. мы, может быть, дадим продукцию кинопленки, и при этом следует принять во внимание, что будут 'детские болезни' производства".
       Французы, выполнив все обязательства по поставкам оборудования, от участия в лечении этих "детских болезней" уклонились. Естественно, после получения всех выплат они забыли и о договоренности, которая сопровождала дополнительное соглашение 1928 года: "Качество кинопленок должно быть к 1933 году доведено до качества, аналогичного пленке АГФА. Желательно дальнейшее улучшение после 1933 г. с доведением этого качества до сортов 'Истмен-Кодак'".
       И качество, остававшееся на неизменно низком уровне, каждый советский человек видел на фотоснимках и киноэкранах.
       
"Ни одного метра брака"
Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ  
Советская кинопленка обладала уникальной способностью, недоступной продукции "Кодак" и АГФА: изображение на ней начинало выцветать всего через десять лет после проявки
После второй мировой войны в советскую зону оккупации Германии попал разрушенный бомбардировками союзников завод по производству пленок АГФА, и в качестве восточногерманского народного предприятия ОРВО он поставлял пленку всем соцстранам. Но насытить советский рынок он не мог. Особенно страдало отечественное кино. В конце 1969 года первый секретарь правления Союза кинематографистов СССР Лев Кулиджанов отправил в ЦК КПСС письмо с описанием создавшейся ситуации: "Считаю необходимым доложить Центральному комитету КПСС о неудовлетворительном положении, сложившемся с обеспечением кинематографии кинопленками и современной кинотехникой.
       Творческий процесс создания кинофильма, изготовление копий и демонстрация их в кинотеатрах находится в прямой зависимости от состояния кинотехнической базы.
       Несовершенство съемочной и звукозаписывающей аппаратуры в значительной мере удлиняет и удорожает производство фильма, плохая проекционная техника снижает его эффективность в прокате, низкое качество пленок ведет к непроизводительным затратам и зачастую делает невозможным решение важных художественных задач. Отставание от мировых технических стандартов мешает продвижению наших фильмов на зарубежный экран, что также наносит моральный и материальный урон.
       Особенно остро встал в последние годы вопрос с кинопленками. В 1965 году были переданы находившиеся в системе Кинокомитета Шосткинский химзавод, Казанский химзавод им. Куйбышева и Переславская кинопленочная фабрика в ведение Министерства химической промышленности СССР. Однако положение с производством кинопленок не только не улучшилось, а значительно ухудшилось. В 1968 году кинематография недополучила 20 млн метров кинопленок. Только за первое полугодие 1969 г. недопоставки пленок составили 20 млн метров. Качество пленок, особенно цветных, остается низким, уступая заграничным по светочувствительности. Так, например, фирма 'Кодак' выпустила новый сорт цветной негативной пленки чувствительностью 100 градусов (тип 5254), что в 3-4 раза выше, чем у кинопленок, изготовляемых предприятиями Министерства химической промышленности СССР. При этом зарубежные кинопленки обладают лучшей цветопередачей и отличной стандартностью по фотографическим и механическим свойствам.
       Постоянные пересъемки, вызванные браком пленки, обходятся государству в миллионы рублей. Например, режиссер С. Ф. Бондарчук, работая сейчас совместно с итальянцами по постановке фильма 'Ватерлоо', отснял в районе Ужгорода 140 тысяч метров цветного изображения и не имел ни одного метра брака, а снимая фильм 'Война и мир' на советской пленке, ему пришлось переснять из-за фабричного брака пленки свыше 10% отснятого материала. Кроме того, он был вынужден включить в фильм многие сцены с техническими дефектами из-за невозможности их пересъемки. Материальный ущерб от использования кинопленок низкого качества чрезвычайно велик. К сожалению, на наших киностудиях не учитываются потери от пересъемок, вызванные пленочным браком, так же, как не учитывается, во что обходится низкая светочувствительность пленки и связанная с этим необходимость пользования значительно большим количеством светоаппаратуры, электроэнергии и т. д. Однако можно уверенно сказать, что потери составляют не менее 10-15% от стоимости фильмопроизводства.
       Отсутствие качественных современных пленок для контратипирования фильмокопий на экспорт лишает возможности обеспечить заказы иностранных фирм, вызывает по ряду фильмов многочисленные рекламации. Так, только за последнее время это имело место по фильмам 'Война и мир', 'Анна Каренина', 'Братья Карамазовы', 'Сказка о царе Салтане', 'Бриллиантовая рука' и др. Для выполнения экспортного плана 'Совэкспортфильм' тратит значительное количество валюты на изготовление исходных материалов по запроданным фильмам в зарубежных кинолабораториях.
       20 ноября 1967 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление #1095-376 'О мерах по обеспечению потребностей народного хозяйства пленками и магнитными лентами и повышению качества этой продукции'. Это постановление, имевшее целью ликвидацию отставания жизненно важной для кино отрасли, выполняется совершенно неудовлетворительно.
       Весьма тревожное положение складывается и с изготовлением аппаратуры, оптики, оборудования для звукозаписи, обработки пленок и ряда других процессов. Сегодня наше отставание по технике еще не так отчетливо проявляется на экране, но, если дело будет продолжаться так же, через 2-3 года мы окажемся неспособными конкурировать со странами с развитой кинематографией (США, Англия, Франция, Италия и т. д.). Уже и сейчас съемочные группы, выезжающие за рубеж для документальных съемок или совместных постановок художественных фильмов, обращают на себя внимание громоздкостью своего оборудования, которое тарахтит при съемке, почти заглушая голоса снимаемых людей. Камеры, поступающие на киностудии, как правило, морально устаревают еще в процессе создания. Шумные камеры, несовершенные микрофоны и звукозаписывающие системы вынуждают прибегать к последующей записи звука и в тех случаях, когда этого можно избежать, сохранив и время, и средства.
       Плохо обстоит дело и с оптикой, которая также значительно отстает от мировых достижений. Несколько объективов с переменным фокусным расстоянием (50-500), закупленные во Франции и Японии, буквально 'раздираются' операторами, т. к. дают новые художественные возможности при минимальной затрате времени.
       Совершенно не отвечает современным требованиям оборудование для обработки кинопленок. По сравнению с зарубежными проявочными машинами и кинокопировальными аппаратами наши отечественные имеют в 3-4 раза меньшую производительность и дают продукцию более низкого качества. Многие киноустановки, особенно в сельской местности, простаивают из-за отсутствия ламп, киноуглей и запасных частей. Недостаток в источниках света и киноуглях испытывают и киностудии.
       В последние годы в мировой кинотехнике все шире используются успехи электроники, широким фронтом ведутся исследовательские работы по внедрению в производство магнитной фиксации изображения, видеозаписи, использованию запоминающих устройств при установке света и т. д.
       Мы располагаем замечательными кадрами киноинженеров, богатыми традициями. В освоении звука и цвета мы шли своим путем и внедрили их в производство в начале 30-х годов, почти одновременно с наиболее развитой в те годы кинематографией — американской. За последние годы положение резко изменилось, и мы значительно отстаем в освоении новой техники.
       Четырехлетняя практика работы специализированных конструкторских бюро и заводов киноаппаратуры (КИНАП) показала, что после передачи их в ведение Министерства оборонной промышленности СССР решение насущных задач технического прогресса в кинематографии неправомерно усложнилось. Годами создававшиеся в системе кинематографии и предназначенные для ее обслуживания КБ утратили органические контакты с кинопроизводством, превратились в сторонние организации, работающие по заказу. При самом добром отношении к нуждам кинематографии Министерство оборонной промышленности, занятое своими прямыми и важнейшими задачами, не может сосредоточить внимание своих организаций на проблемах киноискусства. То же происходит и с заводами киноаппаратуры, которые крайне медленно осваивают новые изделия, слабо реагируют на насущные потребности кинопроизводства.
       Непроизводительные затраты средств, творческой энергии и времени, вызванные техническим отставанием, породили в кинематографических кругах мнение о целесообразности возврата в систему кинематографии специализированных КБ в Москве (МКБК), Ленинграде (ЦКБК) и Одессе (ОКБК) и заводов киноаппаратуры КИНАП в гг. Москве, Киеве, Одессе и Самарканде. Эти небольшие узко специализированные конструкторские бюро и заводы были созданы исключительно для удовлетворения нужд кинематографии, и нет никаких оснований рассматривать их как крупные промышленные предприятия".
       Оборонные ведомства заверили, что положение будет улучшено, но, по сути, так ничего и не изменилось. На несколько сотен тысяч инвалютных рублей в год закупали пленку "Кодак". И за нее дрались не только режиссеры. В архиве ЦК сохранились прошения от обкомов с мольбой выделить хоть немного кодаковской пленки для съемок фильма об области или республике. И на самом высоком уровне решалось, дать или нет и цветную или черно-белую.
       А "Кодак" в Россию все-таки пришел. На том же заводе в Переславле фирма организовала производство цветной фотобумаги. Или теперь будет точнее сказать "приходил"? Сейчас название фирмы куда больше ассоциируется с кинопрокатом. Но кинопроизводство и прокат инофирм в России — это совсем другая история.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №37 от 20.09.2004, стр. 122

Наглядно