Коротко


Подробно

Одинокий волк Уолл-стрит

050 Номер от
Одинокий волк Уолл-стрит
Фото: AP  
       Бернард Мэннес Барух начинал свою карьеру мальчиком на побегушках в заштатной брокерской конторе. К началу XX века он уже стоил миллион долларов. После первой мировой войны его состояние оценивалось в $200 млн. К тому времени он уже понял, что эффективно можно инвестировать не только в акции, но и в политиков.

      Родился Бернард Барух в 1870 году в городе Кемпден, штат Южная Каролина. Семья его не владела сколько-нибудь заметным состоянием. Взрослеть ему приходилось в годы Реконструкции — после Гражданской войны на юге США, где вполне обычным явлением были бунтующие банды негров, которые громили все на своем пути. Нередко братьям Бернарда приходилось с дробовиками охранять дом. Возможно, из-за этой неразберихи и заварухи, а скорее потому, что семья Бернарда не имела кровных связей с американским Югом, Барухи подались в Нью-Йорк.
       Там энергичный Барух нашел больше возможностей для применения своих талантов. Окончив колледж в 1890 году, он устроился в брокерскую контору A. A. Housman & Co. мальчиком на побегушках. Получал он $3 в неделю. Занять другую должность у Баруха в то время просто не было возможности. Еврей из небогатой и неименитой семьи — на что еще он мог рассчитывать?
       Дебют его в биржевом мире, судя по всему, был чистой случайностью. Воочию убедившись в огромных возможностях рынка, Бернард решил и сам попробовать силы на бирже. Но поначалу казалось, что он просто шел за судьбой. Продвигаясь по карьерной лестнице, он стал брокером, а потом и партнером A. A. Housman & Co., а через семь лет уже владел восьмой частью этой брокерской конторы. Источником его дохода служила часть комиссионных, получаемых им с каждой сделки клиента. Сам он воздерживался от игры на рынке — впрочем, воздержание было недолгим.
       
Выход на биржу
       Объединив свои средства с теми, которые удалось занять у родных, Барух купил в 1898 году место на New York Stock Exchange. Увы, первый опыт оказался провальным. Бернарду снова — а потом и еще раз — пришлось обращаться за помощью к родственникам. Однажды отец сказал ему, что $500 — это все, что у семьи оставалось на черный день. Но именно с этих пяти сотен Барух начал свое восхождение на олимп Wall Street.
       С самого начала его поведение на бирже казалось многим странным. Его выход на рынок и первые удачи были восприняты крайне неодобрительно. Например, Джей Пи Морган называл его не иначе как "карточным шулером". На первый взгляд эти обвинения в эпоху свободного рынка кажутся странными — ведь и сам Морган заработал свое состояние вовсе не в белых перчатках. Но методы Баруха удивляли даже великих махинаторов. На первых порах он не проводил популярные в то время поглощения слабых компаний с целью их последующей перепродажи. Не проводил он и махинаций по искусственному подъему цены отдельных акций. Далеки были его методы и от скрупулезного учета фундаментальных факторов.
       Хоть фондовый рынок в то время и находился на подъеме, Барух активно пользовался приемами игры на понижение. По его собственному мнению, купить на минимуме и продать на максимуме невозможно. И поэтому он нередко шел против рынка, продавая тогда, когда многие покупали, и наоборот. Не вдаваясь в тонкости деятельности компании и не обращая внимания на распространяемые о ней слухи, Барух работал на общих движениях рынка. И в этом плане его операции можно сравнить со стилем Ливермора.
       С ростом состояния Баруха росли и его возможности. Он уже мог позволить себе занятие прямыми инвестициями. Например, на его капитале была основана компания Texasgulf Inc., занимавшаяся сервисными услугами в растущей тогда нефтедобывающей промышленности. Однако участвовать в управлении этой компанией ему было неинтересно. И дальше финансирования ее создания он не пошел. И хотя Texasgulf Inc. со временем превратилась в довольно прибыльную компанию, у Баруха осталась лишь малая часть этого богатства, так как после многочисленных эмиссий акций его доля сильно сократилась.
       С Барухом стали считаться, и редко крупные сделки проходили без консультаций с ним. Его называли обладателем крупного состояния, его спекуляций на бирже опасались не меньше, чем действий Джей Пи Моргана или Джозефа Кеннеди. Так Барух, не стремившийся к торговле исключительно на инсайдерской информации, получал множество возможностей прибыльного вложения капитала.
       К 1903 году у него была своя брокерская фирма Baruch Brothers, и в свои 33 года он стал миллионером. Несмотря на процветавшую в то время практику создания различных трастов с целью манипуляции рынком, Барух проводил все свои операции один. За что и получил прозвище "одинокий волк Wall Street". Даже став миллионером, Барух не забывал, как он несколько раз проигрывал все свои деньги на фондовом рынке. Поэтому в 1907 году он потратил $55 тыс. на покупку 15 тыс. акров земельных угодий на своей родине — в Южной Каролине. По его расчетам, в случае очередного падения цен на бирже эта земля не оставила бы его без средств к существованию. В том же году он купил достаточно устойчивую фирму, занимавшуюся торговлей в основном между Англией и США,— M. Hentz & Co.
       
Инвестиции в политику
       Активное проникновение Баруха в политическую жизнь началось в 1912 году. Своими деньгами он поддержал Вудро Вильсона в его президентской компании. В фонд демократов Барух внес $50 тыс. В благодарность за это Вильсон в 1916 году назначил его в ведомство национальной обороны.
       Сразу после того, как Барух занял свою первую государственную должность, на бирже поползли слухи, что Барух использует свое положение для инсайдерской торговли. В 1917 году против него даже проводили расследование, обвиняя в раскрытии секретной документации. Проверяя его сделки, расследование наткнулось на сделанные им несколькими месяцами ранее операции. По подсчетам, на покупке и перепродаже через месяц акций заводов, попадающих в сферу его интересов на государственной должности, Барух заработал около $1 млн. Однако свалить его не удалось. Свою защиту Барух построил на том основании, что все свое состояние он создал на перепродажах бумаг, и в этом смысле последние операции ничем не отличались от предыдущих. А уже в 1918 году Барух стал министром оборонной промышленности США.
       Расследование привело к тому, что Барух продал свое место на бирже, но причастность к распределению военных заказов давала ему намного больше возможностей для зарабатывания денег. Да и от инвестиций полностью он не отошел. Только теперь они носили более целевой характер. Фаворитами Баруха стали компании по производству вооружений и различной военной амуниции. По некоторым данным, к концу первой мировой войны Барух владел долями в большинстве заводов, выполнявших военные заказы. Естественно, и изрядные средства, поступавшие на заводы из государственного бюджета, оставались в его кармане. Утверждают, что к концу войны его состояние увеличилось до $200 млн.
       После войны Барух не сбавил своих политических амбиций. Удачно вкладывая свои деньги в карьеру политиков, он мог серьезно влиять на решение различных вопросов экономики США. После Вудро Вильсона он оставался неизменным спутником президентов Уоррена Хардинга, Герберта Гувера, Франклина Рузвельта и Гарри Трумэна.
       В самом деле, его место в политике давало ему намного больше информации, чем другим трейдерам. Так, к Великой депрессии 1929 года Барух был полностью подготовлен. Еще в 1928 году он продал все свои акции и на вырученные деньги купил облигации. А 24 октября 1929 года, в знаменитый "черный вторник" американской биржи, Барух появился в ее зале вместе с Уинстоном Черчиллем. И они наблюдали второй по величине обвал американского фондового рынка. Говорят, что с Черчиллем на бирже Барух появился лишь затем, чтобы продемонстрировать ему свою власть над рынком.
       
Помощник президента
       Хотя Бернард Барух и не разбогател на Великой депрессии, судя по всему, он вполне мог это сделать. И после Великой депрессии Барух продолжал пользоваться своим привилегированным положением. Можно только догадываться, сколько денег он сделал на отмене золотого стандарта. Этот стандарт существовал до апреля 1933 года, пока не был отменен президентом Франклином Рузвельтом. С целью вывода страны из депрессии правительство объявило о выкупе золота у населения. За отказ сдавать золото можно было понести наказание в виде штрафа или длительного тюремного заключения. В обмен на золото выдавались не подлежащие погашению бумажные деньги. А уже 22 октября 1933 года, как только большая часть золота была сдана, Рузвельт объявил о девальвации доллара, то есть правительство с этого момента стало покупать золото по повышенной цене. Теперь на один доллар можно было купить лишь 1/35 унции, в то время как до отмены золотого стандарта — 1/20 унции.
       Будучи близким к президенту человеком, Барух, несомненно, воспользовался предоставившимся шансом заработать на золоте. Но и не только на нем. По некоторым данным, к середине 1933 года Барух владел опционами на треть известных в то время в мире запасов серебра. Спустя несколько месяцев, пока шумиха вокруг девальвации золота еще не улеглась, Рузвельт заявил о повышении цены выкупа серебра в два раза. Официальным предлогом была помощь шахтерам, работающим на серебряных рудниках. Но в действительности субсидию получил Барух.
       Во время второй мировой войны роль Баруха как авторитета в области военной экономики стала еще более заметной. Полагают, что он приложил руку к плану проведения реконверсии американской экономики, да и вообще экономическая политика страны, по мнению многих, сильно зависела от Баруха. Позднее он решал многие вопросы, связанные с распространением атомных технологий, и активно влиял на американскую политику в отношении СССР. Но в то же время его активность на фондовом рынке явно пошла на убыль. Барух всецело посвятил себя политике, оставаясь "серым кардиналом" администрации Белого дома вплоть до своей смерти в 1965 году.
АЛЕКСЕЙ БАЙБАКОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №12 от 31.03.2003, стр. 50

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение