Коротко


Подробно

Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ   |  купить фото

Уфалей не слезет с кокса

«Уфалейникель» отказался от модернизации сингапурской компанией и ищет другого инвестора

Законсервированное с 1 апреля ОАО «Уфалейникель» не готово перейти российско-сингапурской компании «Тяжметпром». Директор завода считает «Тяжметпром» шарлатанами, руководство компании готовит жалобы в разные инстанции. В министерстве экономического развития региона надеются, что предприятием заинтересуется другой инвестор.


ОАО «Уфалейникель» (входит в «Русникель») с 1 апреля полностью остановило производство на неопределенный срок из-за неблагоприятной финансово-экономической ситуации, с завода были уволены 2,5 тыс. человек. Предприятием заинтересовались инвесторы, среди которых — ООО «НПП „Тяжметпром” (98% компании принадлежит сингапурской ЛЕО ИНВЕСТ ГРУПП ПТЕ. ЛТД.). Директор «Тяжметпрома» Светлана Масалимова утверждает, что представила руководству «Уфалейникеля» проект модернизации производства и сохранения рабочих мест, но дирекция завода отказалась от ее предложения. «Мы занимаемся ферросплавами, есть понимание, как надо действовать. Их технология устарела, но руководство „Уфалейникеля” не хочет модернизации, а хочет продать завод на металлолом. Про наш проект вообще не говорили, им проще не заморачиваться и обанкротить, потому что якобы за три года работы не пришли ни к чему»,— сообщила „Ъ-Южный Урал” Светлана Масалимова. По ее словам, российско-сингапурская компания хотела провести промышленный и экологический аудит «Уфалейникеля», но руководство завода отвергло это предложение. «Когда отказываются провести аудит, значит, не все чисто на заводе, есть что скрывать. Будем писать об этом губернатору и в минэкономразвития, собственнику предприятия»,— резюмирует госпожа Масалимова.

Директор «Уфалейникеля» Тимофей Сасыков утверждает, что проект обновления завода ему не показывали, и в предложении «Тяжметпрома» не было конкретики. «Какой проект? Сплошная болтовня! Когда мы их спросили, как обойти проблему цены на кокс, из-за чего у нас такие трудности, они ничего конкретного не сказали, кроме как „мы поставим на свердловском руднике обогащение и будем возить руду сюда”. А мы знаем, что эта руда практически не подлежит обогащению — несколько институтов изучали эту тему. И что делать с коксом?» — говорит господин Сасыков. Именно кокс стал главной проблемой завода, утверждает директор предприятия: «Цена неимоверно взлетела с 8 до 22 тыс. руб. за тонну, а никель не вырос на рынке, зато рубль укрепился против доллара, а мы продаем никель именно за доллары. В том году ежемесячно было 200 млн руб. убытков, теперь они кратно возросли. Они говорят, что готовы $20 млн вложить в модернизацию, а реальных денег на это нет. Я им и сказал, что если приехали с целью попилить завод, а потом заявить, что денег нет, то это не для нас».

«Тяжметпром» планировал отказаться от кокса, сообщил „Ъ-Южный Урал” руководитель экологического фонда «Моя планета» Виталий Безруков. «Во всем мире предприятия имеют прибыль, а они обанкротились и обвиняют инвесторов, у которых все хорошо — довольно странная позиция у дирекции завода. Изначально компания хотела строить в чистом поле новое производство вольфрама, но минэкономразвития предложило им эту площадку, и это было привлекательное предложение для инвестора. Заинтересовались и комплексным вольфрамом, и сохранением никелевого комбината, но встреча кончилась ничем — не нашли понимания у руководства „Уфалейникеля”. Аудит — стандартная процедура, и на первом этапе инвестор готов вложить $20 млн. И технология у „Тяжметпрома” иная, планировали отказаться от кокса, работать на газе»,— подчеркнул господин Безруков.

К технической составляющей проекта у Тимофея Сасыкова также есть претензии: «Они говорят, что шахтные печи неэффективны, и на мой вопрос: „Как закрыть проблему?”, говорят: „Мы это изучим”. Проще всего сказать: „Мы проведем аудит”; до них несколько структур по рекомендации губернатора приезжали к нам, смотрели производство, тогда еще было что показывать — завод работал, а когда предприятие на консервации и большая часть цехов закрыта, никакие агрегаты не работают, что показывать? Вся информация есть у минэкономразвития. Шарлатаны, решили себе имидж сотворить на нашей площадке».

Обе стороны конфликта рассматривают региональное минэкономразвития в качестве посредника. Пресс-секретарь министерства Кристина Барсегян сообщила „Ъ-Южный Урал”, что «Тяжметпром» — не единственный интересант в этой истории. «У нас есть ряд инвесторов, которые интересуются „Уфалейникелем”, и мы помогаем им в организации встреч с руководством предприятия, они ездят, смотрят, принимают решение»,— отметила госпожа Барсегян, отказавшись при этом от конкретики.

Не называет интересующихся заводом компаний и Тимофей Сасыков: «Пока речь идет о консервации, а дальше будем надеяться. Другие компании тоже смотрят, говорят, что изучат, и формируют предметные предложения. Мы только за то, чтоб сохранить производство и не пустить предприятие на металлолом, сохранить людской потенциал. Если найдется реальный инвестор, который готов подхватить, — проблемы нет, руда есть, только содержание никеля низкое. Ждем ответ одной из компаний».

В ООО «Русникель» затруднились прокомментировать будущее предприятия.

Иван Слободенюк


Наглядно

в регионе

Темы

обсуждение