Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Обвиняемый разминулся с убийством Бориса Немцова

Заур Дадаев рассказал, что он делал 27 февраля 2015 года

Вчера в Московском окружном военном суде бывший офицер внутренних войск МВД Заур Дадаев, обвиняемый в исполнении убийства оппозиционера Бориса Немцова, заявил о своей непричастности к этому преступлению. По словам подсудимого, практически весь день убийства господина Немцова он провел у себя дома, отвлекаясь только на молитву и поездку в пару ресторанов. Ранее младший лейтенант Дадаев подробно, в том числе под видеозапись, рассказывал о заговоре с целью убийства политика.


В отличие от своих подельников Заур Дадаев не стал игнорировать даже самые каверзные вопросы гособвинения и представителей потерпевших. При этом, правда, он фактически повторил сведения, которые были изложены следователю СКР в августе 2015 года. Тогда, отказавшись от ранее данных признательных показаний в убийстве Бориса Немцова, обвиняемый Дадаев рассказал, что 27 февраля 2015 года вместе с бывшим командиром батальона внутренних войск Русланом Геремеевым (исчез после убийства Бориса Немцова) до 14:20 он находился в мечети. Выслушав проповедь и совершив намаз, бывшие офицеры отправились в ресторан "Веселый бабай" на Бережковскую набережную, который покинули примерно в 19:20, отправившись в другой ресторан — "Цинк" на Веерной улице. В нем Заур Дадаев, по его словам, обычно засиживался до утра. Однако на этот раз им что-то не понравилось, и они уехали к себе домой на ту же Веерную. При этом перемещались они, по показаниям обвиняемого, на автомобиле Mercedes. Однако та же машина, как установило следствие, в то же время была замечена в других районах города.

Вчера обвиняемый рассказывал, что уже не помнит, посещал "Цинк" или нет, зато утверждал, что домой попал в 16:45, откуда не выходил до начала следующего дня.

При этом подсудимый сообщил, что вечером к нему заехал водитель господина Геремеева Руслан Мухудинов (разыскивается как заказчик убийства Бориса Немцова), сообщивший, что у соседей по подъезду произошел какой-то пьяный конфликт — приехала полиция и даже скорая помощь. Отметим, что о конфликте говорилось и еще в одной версии показаний Заура Дадаева, которые он дал следствию вскоре после задержания — 8 марта. Тогда бывший офицер рассказывал, что уезжал с места убийства Бориса Немцова вначале на машине подельников, потом поменял три такси, а добравшись наконец домой на Веерную, столкнулся, по его словам, с "паникой" в подъезде. И ждал, "пока вся эта паника уляжется".

Отвечая на вопрос защитника, известно ли ему, кто стрелял в Бориса Немцова, Заур Дадаев сказал: "Если бы знал, я бы сам его поймал".

На одном из первых допросов, будучи предупрежденным следователем о том, что данные им показания даже в случае отказа от них могут быть использованы против него, Заур Дадаев рассказывал, что до убийства оппозиционера он с подельниками видел его три раза, но совершить покушение им мешала публика: "Народу было много". За будущей жертвой снова пришлось следить. Убийство 27 февраля 2015 года могло не состояться. Участники заговора уже хотели разъехаться по домам, но потом решили подождать еще полчаса. И тут как раз появилась машина с Борисом Немцовым. Тот, согласно показаниям экс-офицера, отправился в "кабак", встретился в нем с девушкой — Анной Дурицкой. Из "кабака", а это было на самом деле Bosco Cafe в ГУМе, Борис Немцов с госпожой Дурицкой отправились к нему домой. Заур Дадаев, по его показаниям, пошел за ними, на Большом Москворецком мосту догнал и шестью выстрелами убил Бориса Немцова.

По версии СКР, господина Немцова застрелили по заказу. Сам Заур Дадаев заказную версию, даже давая признательные показания, отрицал, отмечая, что стрелял в Бориса Немцова, поскольку тот поддержал публикацию карикатур на пророка Мухаммеда в Charlie Hebdo. Правда, исполнителю затем предложили 5 млн руб., от которых он отказался, посчитав эти деньги "грязными".

"Я никаких выстрелов в Немцова не производил, я его вообще не знал",— утверждал вчера в суде Заур Дадаев. Обнаруженные на нем следы продуктов выстрела экс-офицер объяснил тем, что 1 марта 2015 года чистил свое табельное оружие перед сдачей, а на следующий день отстреливал его. Согласно ответу на запрос, направленный гособвинением в Росгвардию, при увольнении военнослужащих контрольный отстрел ими оружия "действующими нормативными актами не предусмотрен". К тому же, согласно накладным склада артвооружения части, в которой служил Заур Дадаев, свой автоматический пистолет он сдал 27 января 2015 года. Автомат офицера и вовсе находился на складе после боев в декабре 2014 года в Грозном с бандитами, о которых красочно рассказывал вчера в суде обвиняемый Дадаев.

Николай Сергеев


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение