Коротко


Подробно

Фото: US NAVY/MC2 SEAN M. CASTELLANO/AFP

Дональд Трамп ставит амбициозные мишени

США могут поступить с Северной Кореей по сирийскому сценарию

После авиаудара в Сирии США перебрасывают ударную группу ВМС к берегам Корейского полуострова. Наращивание военного присутствия в ответ на испытание КНДР баллистической ракеты сопровождается заявлениями о готовности к решительным действиям против государств, подрывающих международную безопасность,— Сирии, Северной Кореи и Ирана. Силовое вмешательство грозит вернуть мир к эпохе «оси зла» президента Буша-младшего, главными событиями которой стали войны в Афганистане и Ираке. Перед намеченным на начало недели визитом в РФ госсекретаря США Рекса Тиллерсона позиции сторон расходятся все дальше. Впервые за время операции российских ВКС в Сирии США проявляют решимость перехватить у Москвы дипломатическую и военную инициативу на Ближнем Востоке.


Сирия пишем, Северная Корея в уме


Президент США Дональд Трамп продолжает решительные внешнеполитические шаги. Вслед за ударом по сирийской авиабазе Шайрат (см. “Ъ” от 8 апреля) активность Вашингтона переместилась в другой стратегически важный регион — с Ближнего Востока на Дальний. Как сообщили представители военного командования США, дислоцированная в Сингапуре ударная группировка ВМС во главе с авианосцем Carl Vinson выдвинулась в западную часть Тихого океана, взяв курс на Корейский полуостров. В ее состав также входят два эсминца с крылатыми ракетами.

Решение отправить ударную группу ВМС к берегам Корейского полуострова было принято в последний момент: до этого авианосец Carl Vinson и группа сопровождения должны были отправиться из Сингапура в Австралию. Необходимость такого шага обосновал официальный представитель Тихоокеанского командования ВС США Дейв Бэнхем, назвавший выдвижение эскадры «мерой по обеспечению безопасности и поддержанию присутствия в западной части Тихого океана».

«Угрозой номер один в регионе продолжает оставаться Северная Корея, реализующая безрассудную, безответственную и дестабилизирующую программу ракетных испытаний и получения мощностей для создания ядерного оружия»,— пояснил он.

Напомним, что 6 апреля, накануне встречи президента США Дональда Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина, Северная Корея провела испытание баллистической ракеты Scud. А в ближайшие две недели в КНДР будут отмечать еще два юбилея: 15 апреля страна празднует 105-летие со дня рождения основателя государства «великого вождя» Ким Ир Сена, а 25 апреля — 85-летие создания вооруженных сил КНДР. Учитывая, что такие мероприятия в Пхеньяне сопровождаются демонстрацией военной мощи, в Белом доме решили сыграть на опережение: напомнить о возможности прибегнуть к тому же сценарию, который в минувшую пятницу был реализован в Сирии.

«Сирийский дебют» Дональда Трампа может стать фирменным стилем новой администрации США в других конфликтах

Решение о применении силы принимается стремительно, без консультаций с союзниками и Конгрессом, мировое сообщество ставят перед свершившимся фактом.

Если в случае с Сирией ракетный удар был, скорее, символическим, то аналогичные действия в других регионах могут иметь гораздо более серьезные последствия. Одна из горячих точек — Северная Корея с ее ракетно-ядерными программами и молодым лидером Ким Чон Ыном, настроенным радикально.

«Ракетный удар по Сирии был показательным выступлением Дональда Трампа перед китайским лидером Си Цзиньпином, которого он в тот день принимал в своем поместье во Флориде,— пояснил “Ъ” старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников.— Президент США продемонстрировал готовность действовать решительно, не считаясь при этом с интересами других мировых держав».

«Если в случае с Сирией удар был нанесен по российско-американским отношениям, то кризис вокруг ядерной программы Северной Кореи ставит под угрозу уже отношения между Пекином и Вашингтоном,— продолжает господин Сотников.— Сигнал Трампа китайскому руководству предельно четкий: если вы не повлияете на Пхеньян, США готовы решить проблему в одиночку. В подтверждение этой мысли к берегам Корейского полуострова и была оперативно направлена американская авианосная группа».

По стопам Буша-младшего


Игра мускулами в Тихом океане сопровождается дипломатическим наступлением США на различных международных площадках. Такая политика уже позволила Белому дому в считаные дни не только реанимировать давнюю идею отстранения от власти в Сирии президента Башара Асада, но и добиться ее поддержки со стороны ряда ключевых игроков.

«Нет никакой возможности добиться политического урегулирования в Сирии, если во главе режима будет оставаться Асад»,— заявила в интервью CNN уже после удара по авиабазе Шайрат постпред США при ООН Никки Хейли. Она предупредила, что нанесенным авиаударом в Сирии дело может не ограничиться. «Если потребуется нечто большее, то он это сделает»,— прогнозирует дальнейшие действия президента госпожа Хейли.

Это признание наряду со схожими заявлениями представителей Белого дома фактически стало сигналом для формирования в мире новой коалиции против Дамаска, после начала операции ВКС России и контрнаступления правительственных войск в Сирии, казалось, утратившей смысл.

Подтверждением стремительно меняющейся ситуации вокруг Сирии, грозящей Дамаску новыми проблемами, стало заявление главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, в интервью телекомпании TRT призвавшего Москву не настаивать на сохранении президента Асада у власти. Таким образом, Турция, в определенный момент переставшая требовать ухода Башара Асада и вместе с Россией и Ираном инициировавшая подписание соглашения о прекращении огня и возобновлении межсирийских переговоров в Астане, возвращается к жесткой риторике, которой президент Реджеп Тайип Эрдоган следовал до нормализации отношений с Москвой летом прошлого года.

Свидетельством растущего давления на РФ стала и отмена намеченного на понедельник визита в Москву главы МИД Великобритании Бориса Джонсона, которую в Лондоне объяснили «фундаментальным изменением ситуации в связи с событиями в Сирии». МИД РФ отреагировал на это жестким заявлением, в котором говорится о «фундаментальном непонимании либо незнании происходящего в Сирии, усилий России по урегулированию этого кризиса».

Однако такое же «фундаментальное непонимание» демонстрируют сегодня и другие государства: в поддержку действий США помимо Турции, государств Персидского залива и европейских союзников уже выступили Япония и Южная Корея.

В целом версия, что Дамаск не имеет отношения к химической атаке в Хан-Шейхуне, которой придерживается Россия, не получила в мире широкой поддержки: большинство государств возлагает вину за трагедию на Башара Асада. Это позволило президенту Трампу позиционировать себя в роли мирового лидера, претендующего на то, чтобы выразить консолидированное мнение международного сообщества. Напомним: в схожем ключе в свое время действовал другой республиканский президент Джордж Буш-младший, видевший свою задачу в выполнении некоей высшей миссии по борьбе с мировой «осью зла» (тогда в нее входили Ирак, Северная Корея и Иран).

От критики Вашингтона воздержался даже стратегический партнер России Китай. Председатель КНР Си Цзиньпин, во время авиаудара находившийся в США, не сделал ни одного заявления в поддержку Дамаска, лишь сократив программу своего пребывания в стране. А глава МИД КНР Ван И как ни в чем не бывало назвал встречу лидеров США и Китая «важной, своевременной, способствовавшей повышению уровня взаимного доверия».

С осуждением действий США в Сирии пока выступили лишь президенты России и Ирана Владимир Путин и Хасан Роухани, обсудившие ситуацию в ходе телефонного разговора (переговоры состоялись по инициативе иранской стороны). «С обеих сторон была отмечена недопустимость агрессивных действий США против суверенного государства. Владимир Путин и Хасан Роухани высказались за объективное, непредвзятое расследование инцидента с химическим оружием 4 апреля в провинции Идлиб»,— говорится в заявлении пресс-службы Кремля.

Между тем, по данным западных СМИ, в ходе намеченного на начало недели визита в Москву госсекретарь США Рекс Тиллерсон намерен потребовать от России отказаться от поддержки Дамаска, повторив обвинения в том, что Москва якобы пытается скрыть факты применения сирийской стороной отравляющего газа зарин.

«Несмотря на всю серьезность ситуации в Сирии, президент Асад поражения не терпит, а его свержение силовым путем невозможно, пока военную помощь Дамаску оказывают Россия и Иран»,— заявил “Ъ” председатель совета «ПИР-Центра» генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский. По его словам, «в сложившихся условиях Москва может предпринять дополнительные шаги по укреплению обороноспособности сирийской армии».

Сергей Строкань, Максим Юсин


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение