Коротко


Подробно

Фото: предоставлено Первым каналом

«У России не было желания примешивать политику к "Евровидению"»

Сенатор в эфире «Ъ FM» — о возможном бойкоте конкурса

Россия может бойкотировать «Евровидение». Продюсеры, опрошенные «Коммерсантъ FM», высказались за отказ от участия в конкурсе, если Юлию Самойлову не пустят в Киев. Ранее стало известно, что Служба безопасности Украины подготовила документы о запрете на въезд в страну российской исполнительницы. Причиной послужило выступление Самойловой на фестивале в Крыму летом 2015 года. Ситуацию ведущему «Коммерсантъ FM» Марату Кашину прокомментировал сенатор, член комитета по международным делам Олег Морозов.


— Если Юлию Самойлову не пустят на Украину, то в любом случае Россия останется без своего представителя на конкурсе. Вчера, по крайней мере, Дмитрий Песков объяснил, что невозможно уже даже технически поменять. В таком случае сложно назвать это бойкотом. Как вы это прокомментируете?

— Есть ключевое слово «если». Мы же должны понимать, что у России ни на официальном уровне, ни на уровне общегуманитарных представлений, которые есть в головах у людей, не было никакого желания примешивать политику к этой истории — к «Евровидению». И если бы все шло так, как это принято обычно, то понятно, что госпожа Самойлова была бы на сцене, пела бы, представляла нашу страну, а уж какое бы место она там заняла, как бы все это оценивали — совсем другая история. Поэтому мы шли понятным, абсолютно цивилизованным путем: объявили своего представителя, собирались его направить. А вот то, что происходит сейчас с другой стороны, загоняет нас в решение, которое вовсе не является нашим выбором. Мы точно не хотим никакого бойкота, но нас туда загоняют. И совершенно понятно, что даже не только потому, что технически невозможно поменять этого представителя, а по факту. Представьте себе: вашего представителя под какими-то там предлогами — кстати, которые не принимаются международными устроителями этого мероприятия, они никаким образом не давали понять, что поддерживают такой подход — украинская сторона сегодня собирается на сцену не пустить. Какой выбор у нас?

— Вы же знаете, под каким предлогом. Они внесли в «черные списки» многих российских представителей именно по этой причине — из-за того, что они ездили в Крым.

— Да, я понимаю. Но когда не пускают в Европу условного члена Совета федерации потому, что он что-то сказал по Крыму, или каким-то образом он причастен к этому, или он, по мнению западных государств, является участником каких-то политических процессов, и на него накладывают санкции, в этом хоть какая-то логика присутствует. Но когда человек поет — это совсем другое.

— Когда мы выдвигали Юлию Самойлову кандидатом на выступление от России на «Евровидении», мы же могли предположить, что случится такая история. То есть мы все-таки бросили некий вызов…

— Подождите, вы не смеетесь?

— Мы могли назначить претендента, который не ездил в Крым.

— Можно вопрос встречный: почему это должно быть основанием? Я вообще подозреваю, что, когда принималось это решение, в биографии госпожи Самойловой могли настолько не копаться, чтобы там увидеть этот эпизод. При чем тут это? Человек поет на территории нашего государства. Мы же так позиционируем себя, мы же этого не скрываем, у нас нет двойных стандартов в этой части.

Мы для всего мира объявили: Крым — Россия. Поет она в Брянске или в Севастополе — для нас разницы нет. Мы не можем в данном случае подлаживать эту позицию под чье-то мнение. Если украинцы хотят политизировать этот конкурс — это их выбор.


Но мне кажется, что в этом никаких плюсов нет — одни минусы. А что в этом хорошего для Украины?

— Как вы думаете, когда лучше объявлять бойкот: сейчас, пока решение еще не принято, то есть мы как бы сами откажемся участвовать на таких условиях, при том, что нашу представительницу могут не пустить, или все-таки дождаться окончательного решения Киева?

— Смотрите, никакого официального бойкота не будет. Никакого объявления официального бойкота, на мой взгляд, не будет. Это будет действие, которое будет отталкиваться от решения в Киеве. Если госпожу Самойлову не пускают, значит, российские представители не участвуют, и по факту получается бойкот. Если это решение будет каким-то образом изменено, будет другое решение — ей дадут возможность петь на «Евровидении», значит, наша позиция будет вытекать из этого обстоятельства.

— Это все-таки международный конкурс, как вы думаете, его устроители должны вмешаться в ситуацию? Или здесь решение однозначное, авторитарное будет принимать Киев как принимающая сторона?

— Я довольно жестко отвечу на этот вопрос: если устроители этого конкурса — и особенно не только устроители, но и те политические силы, которые сегодня являются внешними наблюдателями этого конфликта, я имею в виду европейцев, именно политических деятелей Европы — захотят эту ситуацию перевести в нормальное русло, они сделают это на щелчок пальцев. Поэтому от них тоже очень многое зависит. Если они гаркнут на Киев, там скажут: «Есть!». И все будет в порядке. Если они этого не сделают, значит, они тоже заинтересованы в создании этой конфликтной ситуации. Это тоже такая лакмусовая бумажка.

— Но вот сейчас их молчание о чем говорит? О том, что они не хотят «гаркнуть на Киев»?

— Официального решения, окончательного, насколько мне известно, пока нет. Поэтому ожидать, что именно сейчас они гаркнут или нет, может быть, просто рановато. Но я не очень уверен, что они гаркнут, потому что там есть свои интересанты в эскалации этого конфликта.

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение