Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Русский музей добился водворения

Эксперты одобрили реконструкцию памятника Росси

Государственный Русский музей (ГРМ) наконец согласовал с советом по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга планы реконструкции дворов-колодцев Михайловского дворца, которая обсуждается уже 14 лет. На том же заседании решилась судьба и проекта фондохранилища соседнего Этнографического музея.


Модернизировать инфраструктуру Михайловского дворца на средства займа Всемирного банка Русский музей пытается с 2002 года. Первоначальный проект московского архитектора Михаила Филиппова сводился к перекрытию Сервизного и Церковного дворов с установкой панорамного лифта в одном атриуме и обустройством парадного конференц-зала — в другом. Но реализация этих планов была заморожена из-за невозможности освобождения помещений музея. В прошлом году Вcемирный банк согласился продлить заключенное до санкций соглашение с РФ о софинансировании проекта (стоимостью около 800 млн руб.), и руководство ГРМ решило закрыть на реконструкцию основное здание, перевезти фонды в принадлежащие музею другие дворцы, а в Михайловском создать дополнительно к прежнему проекту инфраструктуру для инвалидов и новые экспозиционные площади, модернизировать реставрационные мастерские, хранилища и инженерные коммуникации. При этом господин Филиппов предлагал освоить не только внутренние дворы по примеру крупнейших музеев Европы, но и чердачное пространство по периметру Михайловского дворца.

Перспективы перепланировки архитектурного памятника и форс-мажорного переезда коллекций вызвали скандал, поэтому музей закрывать передумали, а реконструировать решили «поэтапно с минимальными затратами и угрозами». В проекте, переработанном местным архитектором Виктором Сахновским, двор первой очереди поделили на два этажа, предусмотрев выход из лифта в музейные залы через окно, превращенное в дверь. В декабре прошлого года эксперты признали вариант недопустимым, заявив, что «дворы — органическая часть великого архитектурного произведения, а у Русского музея помещений достаточно». Как выяснилось, проектирование все эти годы велось незаконно: предусмотренные законом «предметы охраны» (определяют, какие архитектурные элементы должны быть сохранены) для ансамбля Росси власти впервые утвердили 30 декабря прошлого года.

Честь мундира чиновников, уже договорившихся о финансировании провалившегося проекта, в итоге спас член совета по наследию Рафаэль Даянов. Обнаружив в архиве, что облик спорных дворов подвергался многократным переделкам: оконные проемы «перебивались» в дверные и наоборот, возводились пристройки, эркеры, балконы, крытые переходы между различными помещениями дворца, архитектор предложил компромисс, с которым и согласился совет. В атриуме Сервизного двора будет воссоздана галерея, которая будет теперь вести от лифта (в него должны поместиться 30 пожарных) в залы, а подвальную часть перекроют на уровне первого этажа, где разместят небольшой лекторий. Последнее обусловлено не столько необходимостью, сколько правилами игры Всемирного банка: он дает деньги не на ремонт, а «на развитие» музея. В Церковном дворе (в рамках второй очереди) ограничатся устройством двух лифтов.

По словам Алексея Васильева, главы Фонда инвестиционных строительных проектов (ФИСП, реализует проекты Всемирного банка), одобренный вариант к маю должен пройти Главгосэкспертизу, после чего правительство обратится в банк с предложением продлить соглашение на максимально допустимый трехлетний срок. Если оно будет принято, ФИСП разработает тендерную документацию и по процедуре Всемирного банка выберет подрядчика. Начать стройку смогут не раньше середины 2018 года, а закончить должны не позже 2020 года.

Между тем многолетние планы соседнего Российского этнографического музея (РЭМ) создать в Михайловском саду фондохранилище на заседании совета зашли в тупик. Предложение построить новое здание на месте пристроенных на задворках к музею в 1930-е годы четырехэтажных мастерских Михайловского театра (переданы РЭМу) поддержки не нашло. Проекты замены диссонирующего объекта более эстетичным выступавшие назвали «ужасными», а вариант «снести и забыть» — оптимальным. На жалобы главы РЭМа Владимира Грусмана, что из 700 тыс. экспонатов публике доступны лишь 7%, эксперты отреагировали рекомендацией не пытаться улучшить «сарай», а «покрасить и жить».

Напомним, в 2004 году городские власти всерьез обсуждали более скандальное решение проблемы — строительство за зданием РЭМа у Михайловского сада фондохранилища РЭМа, выставочного зала Русского музея и двух элитных малоэтажных жилых домов с подземным гаражом. Идея президента корпорации «С» Василия Сопромадзе нравилась Владимиру Грусману и губернатору Валентине Матвиенко, но вызывала протесты общественности и прокуратуры. В конкурсе на этот проект соревновались восемь архитекторов, в том числе Михаил Филиппов и члены совета по наследию Никита Явейн, Олег Романов и Юрий Земцов.

Еще один участник конкурса, Михаил Мамошин, пролоббировал на вчерашнем совете воссоздание в Михайловском саду по сохранившимся чертежам снесенных в ХХ веке флигелей Росси, где могло бы разместиться фондохранилище РЭМа. Закон о культурном наследии такие новоделы запрещает. Однако идея преодолеть запрет, мешающий воссоздавать в Петербурге и снесенные храмы, понравилась вице-губернатору Игорю Албину, который поручил подчиненным срочно подготовить поправки.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение