Коротко


Подробно

Фото: AP

Французская пятерка и «шестерки»

Кандидаты в президенты встретились на дебатах

Вчера в прямом эфире французских телеканалов TF1 и LCI прошел первый тур президентских дебатов. В них приняли участие пять кандидатов, имеющих наибольший предвыборный рейтинг. Остальные шесть доступ к экрану, несмотря на их негодование, не получили. Общественная ситуация, экономика, роль Франции в мире — на эти темы пятерка высказывалась в течение трех с половиной часов. За реакцией кандидатов на слова друг друга и их высказываниями о России следил парижский корреспондент “Ъ” АЛЕКСЕЙ ТАРХАНОВ.


Дебаты начались в 21:00 по местному времени (23:00 мск) и затянулись за полночь, хотя планировалось ограничиться двухчасовым обсуждением. Первая очная встреча фаворитов гонки была под стать нынешним выборам, непредсказуемым и напряженным.

18 марта во Франции были зарегистрированы 11 кандидатов на пост президента страны. Однако вчера к дебатам были допущены лишь те, кто имеет хотя бы теоретические шансы на победу. Это прежде всего фавориты недавнего опроса Kantar Sofres Onepoint Марин Ле Пен и Эмманюэль Макрон (имеющие по 26%), Франсуа Фийон (17%) и аутсайдеры — «нижний из верхних» Жан-Люк Меланшон с 12% и свалившийся к нему, несмотря на блистательные митинги последних дней, социалист Бенуа Амон.

Шесть остальных кандидатов, которым опрос не дал никаких шансов (Натали Арто, Филипп Путу, Жак Шеминад, Жан Ласаль, Никола Дюпон-Эньян), доступ к дебатам не получили. Председатель партии «Вставай, Франция» Никола Дюпон-Эньян пытался жаловаться и даже покинул накануне студию TF1, предъявив главному французскому каналу ультиматум, но его демарш не увенчался успехом. В итоге некоторые главные кандидаты (Франсуа Фийон, Бенуа Амон и Марин Ле Пен) напомнили в начале своих выступлений о том, что их коллеги-соперники были лишены слова. Но если бы в студии было 11 человек, дебаты не закончились и к утру.

Порядок выступлений распределили по жребию. Начал Франсуа Фийон («Республиканцы»), затем Жан-Люк Меланшон («Левый фронт»), Эмманюэль Макрон (движение «Вперед»), Марин Ле Пен («Национальный фронт»), и завершал Бенуа Амон («Социалистическая партия»).

Стоит обратить внимание на поведение кандидатов, впервые встретившихся друг с другом перед телекамерами. Мастер телевизионных дебатов Франсуа Фийон, воспользовавшийся телевидением для своей победы на праймериз, выглядел в этот раз далеко не таким уверенным. Груз подозрений в нечестности явно его тяготит — в своем заключительном слове он даже извинился перед французами. «Я делал ошибки»,— заявил политик, однако тут же отметил, что «никто не совершенен». Тем не менее его выступления были разумными и четкими.

Дебютант дебатов Эмманюэль Макрон часто углублялся в ненужные подробности и пытался объяснять свою программу вместо того, чтобы агитировать за нее. Марин Ле Пен, как обычно, шла в наступление на всех своих соперников, пользуясь любым поводом их упрекнуть. Жан-Люк Меланшон спокойно размышлял о разных проблемах. А Бенуа Амон, предпочитая красивые заученные обороты, то и дело требовал от соседей по экрану ответа на какие-то якобы важные и принципиальные вопросы, смысл которых был малопонятен не только телезрителям, но и соперникам.

В студии создалась любопытная ситуация: «изгоем», по мнению многих французских экспертов, должна была бы стать Марин Ле Пен, но роль эта досталась Бенуа Амону. Даже его ближайший союзник Жан-Люк Маланшон соглашался с ним лишь в редких случаях. Со словами Марин Ле Пен спорили гораздо меньше — хотя бы потому, что она «неубиваемый» противник.

В ходе дебатов на президентских выборах 2012 года госпожа Ле Пен публично в прямом эфире отказалась говорить с господином Меланшоном, с которым ее свел жребий. На сей раз они были в диалоге, и — невиданная вещь — в течение вечера глава «Левого фронта» даже произнес в адрес главы «Национального фронта»: «Согласен!» У Марин Ле Пен в этот раз были две главные мишени. Прежде всего Эмманюэль Макрон, которого она атаковала при любой возможности, явно видя в нем основного соперника. А затем Франсуа Фийон, который покушался на ее избирательную базу.

Эмманюэль Макрон показательно соглашался с Франсуа Фийоном, посылая его избирателям сигнал: «Я смогу его заменить в случае чего». Но точно так же ему случалось одобрять и представителя левых сил Жан-Люка Меланшона, в котором он видит важный противовес демагогу Бенуа Амону. Избиратели господина Амона для главы движения «Вперед» никакого интереса не представляют, а вот избиратели господина Меланшона могут при определенных условиях его поддержать. Он был настолько же «правым», насколько и «левым», что дало повод Марин Ле Пен обратить на это внимание телезрителей: «Вы говорите немного оттуда, немного отсюда и никогда не говорите прямо». Словом, вчера каждый из кандидатов пытался соблазнить больше всего не своих, а чужих избирателей.

На вопрос ведущих, как быть Франции в ситуации «Америки Дональда Трампа и России Владимира Путина», каждый отвечал по-своему. Франсуа Фийон вновь выступил с предложением о сотрудничестве с Россией при решении глобальных конфликтов. Когда политика попросили уточнить позицию по Крыму, он напомнил, что Европа «сама изменяла границы, например в Косово». Господин Фийон сказал, что не рискует выбирать в этом вопросе между волюнтаризмом Никиты Хрущева и прагматизмом Владимира Путина, но по его мнению, жители Крыма были готовы к переходу под российскую юрисдикцию. Эти слова вызвали яростные нападки господина Амона («Путин аннексировал часть территории соседнего государства») и его намеки (в дискуссии о повышении оборонных бюджетов) на то, что «говорить с Путиным нужно, имея за спиной аргументы». Жан-Люк Маланшон вслед за Шарлем де Голлем говорил о европейском пространстве «от Атлантики до Урала». Он посетовал на то, что проблемы границ не стали предметом обсуждения после распада «советской империи». Эмманюэль Макрон заявил: «Я не намерен, как предлагается мне, пойти навстречу Владимиру Путину». Произнося это, он метил не столько в российского лидера, сколько в якобы это предлагающую Марин Ле Пен.

Это были очень напряженные, резкие и интересные дебаты. При всех противоречиях было видно, что кандидаты внимательно прислушиваются к друг к другу, пытаясь понять даже не близкие им аргументы. Сотрудничество не отвергается с порога. У кандидатов явно есть понимание того, что кроме их персонального будущего на кону этих выборов будущее Франции. И в этой ситуации привычные роли могут меняться. Нет пока ощущения, что одна из программ на голову лучше другой, что один из кандидатов превосходит всех остальных.

Хотя во вчерашних дебатах оказались, конечно, победители и побежденные. Опрос Elable, проведенный по заказу BFMTV, назвал самым убедительным Эмманюэля Макрона (29%), однако отдал должное и Жан-Люку Меланшону (20%), отведя равные 19% Марин Ле Пен и Франсуа Фийону и оставив далеко позади (12%) Бенуа Амона с его демагогией.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение