Коротко


Подробно

Фото: НТРК "Ингушетия"

Начальник РОВД вернулся домой арестантом

Фигурантом громкого дела в Ингушетии стал Магомед Беков

В громком уголовном деле в отношении начальника центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД Ингушетии Тимура Хамхоева и его подчиненных, которым инкриминируются пытки и разбои, появился еще один высокопоставленный полицейский. В связи с обвинением в превышении должностных полномочий отстранен от должности и помещен под домашний арест начальник Сунженского районного отдела полиции Магомед Беков. Адвокаты потерпевших настаивают на заключении начальника РОВД под стражу, считая его главным виновником беззакония.


Уголовное дело в отношении начальника Сунженского районного отдела полиции было возбуждено по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) следственным управлением по Ингушетии Следственного комитета РФ 7 ноября 2016 года. По версии следствия, полицейский начальник «без законных оснований» распорядился задержать и доставить в отдел местного жителя Магомеда Далиева, а затем его жену Марьям Точиеву. Из РОВД супруги были переданы в руки сотрудников ЦПЭ, где, как говорится в деле, их пытали, требуя признаться в краже денег из банка. Впоследствии Магомед Далиев скончался. Адвокаты потерпевших настаивают, что смерть стала следствием пыток.

История с гибелью Магомеда Далиева получила огласку после обращения его вдовы к правозащитникам. Из ее заявления следовало, что первый раз ее мужа силовики забрали 12 июля 2016 года, но сразу отпустили. Снова за Далиевым пришли через три дня. При повторном визите, как утверждала женщина, полицейские подкинули в дом гранату, что и стало основанием для заключения ее супруга под стражу. В полицейском участке, а затем и ЦПЭ МВД Ингушетии Магомеда Далиева, как утверждала его супруга, пытали — «надевали на голову пакет, заливали ему в рот водку, а затем били электрическим током». О применении насилия свидетельствовали и зафиксированные судмедэкспертами травмы у задержанного.

Сотрудников ЦПЭ во главе с начальником Тимуром Хамхоевым арестовали в конце прошлого года, когда на них пожаловался гражданин Азербайджана, который утверждал, что полицейские отобрали у него дорогую иномарку и требуют к тому же крупную сумму денег. В ходе проверки жалобы следователи установили, что руководитель ЦПЭ не только вымогал деньги у иностранца, но участвовал в пытках Магомеда Далиева и его супруги Марьям Точиевой. 17 января 2017 года по подозрению в соучастии в применении пыток был арестован и заместитель начальника ЦПЭ Сергей Хандыгин, который сейчас также обвиняется в превышении должностных полномочий. Кроме того, в связи с обвинением в разбое и пытках были арестованы еще пятеро сотрудников ЦПЭ — Аслан Хамхоев, Хасан Осмиев, Ахмед Добриев, Иса Аспиев и Ахмед Долгиев. По делу также проходит и сотрудник дорожно-патрульной службы республиканского МВД Бекхан Тамасханов, который, по некоторым данным, мог указать коллегам из ЦПЭ на приезжего из Азербайджана.

«Мы считаем, что Магомед Беков несет такую же ответственность за случившееся, как и Тимур Хамхоев (начальник ЦПЭ.— “Ъ”,) и поэтому настаивали на заключении его под стражу»,— заявила “Ъ” представляющая интересы семьи Далиевых адвокат Хеда Ибриева. По ее словам, история с Далиевыми — это не единственный случай, когда начальник Сунженского РОВД Беков «грубо нарушал закон». «Два года назад Магомед Беков за участие в митинге незаконно преследовал правозащитника и оппозиционера Магомеда Хазбиева, которому во время обыска полицейские подбросили в дом оружие, что стало поводом для возбуждения уголовного дела»,— утверждает госпожа Ибриева. Оппозиционер Хазбиев вот уже второй год скрывается от правоохранителей Ингушетии.

Муса Мурадов


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение