Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Хорватский сценарий возвращения Донбасса для Украины невозможен»

Обострение ситуации вокруг Донбасса заставило украинских политиков и экспертов ужесточить риторику, результатом чего стала все чаще звучащая идея вернуть «мятежные территории» по «хорватскому сценарию», то есть в результате молниеносной победоносной войны. Почему это невозможно, объясняет обозреватель газеты «Коммерсантъ» Максим Юсин, освещавший войну в бывшей Югославии.


Идея вернуть контроль над мятежным Донбассом по «хорватскому сценарию» не нова. Вот уже три года она обсуждается украинскими политиками и экспертами из «патриотического» лагеря. Но в последнее время, на фоне блокады непризнанных республик и общего обострения обстановки, о ней стали вспоминать все чаще. Недавно на одном из ток-шоу на российском телевидении сразу двое участников с Украины высказались в поддержку «хорватского варианта».

Что же это за вариант и почему в нынешней украинской ситуации он невозможен? 4 августа 1995 года хорватская армия начала операцию «Буря», продлившуюся всего три дня и завершившуюся ликвидацией самопровозглашенной республики Сербская Краина. Уже 5 августа ее столица Книн была взята, а над городским замком взвился хорватский флаг с шаховницей.

Можно понять, почему этот вариант так привлекает украинцев. Проблему сепаратизма хорваты решили эффектно и с минимальными потерями. Казалось бы, велик соблазн повторить этот сценарий. Но как человек, освещавший войну в бывшей Югославии в течение всех четырех лет, которые она велась, как человек, помнящий все перипетии и нюансы тех событий, могу сказать: озвученный сценарий возвращения Донбасса для Украины невозможен.

Почему? Причин много, но я назову одну — главную. Те, кто предлагают Киеву пойти по пути хорватского президента Франьо Туджмана, забывают об одном принципиально важном моменте. Основная часть Сербской Краины — как раз та, где находится Книн — была отделена от Югославии, где тогда правил Слободан Милошевич, сотнями километров территории Боснии. А в этой республике шла своя гражданская война, и югославских войск в 1995 году там не было. Сербам в Книне некому было помочь. Учитывая подавляющее превосходство хорватов в живой силе и вооружениях, исход противостояния был предрешен. Но напомню один факт, о котором многие не знают, а многие уже забыли. Сербская Краина состояла из двух частей, изолированных друг от друга. И вторая часть — так называемая Восточная Славония с главным городом Вуковаром — тогда так и не была захвачена хорватами. По той причине, что Восточная Славония примыкает к границе с Сербией, и в случае хорватского наступления югославская армия могла вмешаться в конфликт. Именно поэтому президент Туджман не стал наступать на Вуковар. Восточную Славонию хорваты вернули спустя три года мирным политическим путем. Но это уже другая история.

А возвращаясь к истории военной, хотел бы напомнить украинским экспертам: у ДНР и ЛНР сотни километров границы с Российской Федерацией. И Москва, при всей осторожности публичных высказываний на тему Донбасса, четко дает понять, где для нее проходит красная линия. Восстановление контроля Киева над Донецком и Луганском военным путем для Кремля неприемлемо. Если такая попытка будет предпринята, российские власти найдут возможность помешать ее реализации, как это уже было сделано в августе 2014 года. Донецк не станет Книном.

На самом деле это отлично понимают и на Западе, и в Киеве, если речь идет о серьезных политиках. И только безответственные популисты, «диванные патриоты», так любящие порассуждать на военную тему, делают вид, что не видят разницы между хорватской ситуацией августа 1995 года и сегодняшней украинской.

http://www.kommersant.ru/RSS/theme-1744.xml RSS поток https://itunes.apple.com/ru/podcast/tocka-zrenia-maksim-usin/id666423694?mt=2 Подкасты

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение