Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила игры

в Саудовскую Аравию, но не с нефтью, а с ураном описывает редактор отдела бизнеса Владимир Дзагуто


Некоторое время назад Казахстан любили называть "Саудовской Аравией уранового рынка". Имелось в виду, что Астана по урану такой же лидер, как Эр-Рияд по нефти — и по объемам, и по низкой себестоимости. Разница была лишь в том, что саудиты не только лидировали на рынке, но и активно пытались на него влиять. При падении цен на нефть Эр-Рияд то вел игру в вытеснение конкурентов, демонстративно сохраняя объемы производства на низком рынке, то договаривался с другими добывающими странами ОПЕК и вне ОПЕК о сокращении добычи, надеясь на рост цен.

Казахстан в последние годы вел себя по "первому саудовскому сценарию" — ограничивался тем, что предлагал потребителям все возрастающие объемы природного урана. В итоге производство страны дошло до 24 тыс. тонн в 2016 году. Параллельно глобальный спотовый рынок, стагнирующий с момента аварии на АЭС "Фукусима-1" в 2011 году, бил ценовые антирекорды, дойдя в конце прошлого года до минимумов в $18,5 за фунт. При таких ценах урановые компании уходили либо в убытки, либо в минимальную маржу.

Казахстан — местный "Казатомпром" и его СП с принадлежащей "Росатому" Uranium One (U1) — перетерпеть плохой рынок еще мог: в U1 себестоимость добычи в 2016 году на своих казахских месторождениях оценили в $6,4 за фунт. Но в январе Астана все-таки перешла ко "второму саудовскому сценарию".

"Казатомпром" признал, что в связи с состоянием рынка урана планы по добыче в стране на 2017 год снижены на 10% — более чем на 2 тыс. тонн урана, что примерно 3% от годовой добычи в мире. Спотовый рынок тогда отреагировал на новость крайне оптимистически: по данным Ux Consulting, цены на уран в тот момент подскочили на 10% и затем перешли к постепенному росту, поднимаясь на процент-другой каждую неделю. К середине февраля они дошли до $26,5 за фунт, что вызвало оживление прогнозистов, не первый год ждущих восстановления цен. Но бычий тренд на казахских заявлениях, продержавшись месяц, иссяк: котировки UxC упали до $22,25 за фунт, и к середине марта рынок установился на $24,5 за фунт.

На этом фоне "Казатомпром" поддержала U1: "Конъюнктура рынка требует от нас гибкого подхода к планированию производства, в том числе возможного снижения уровня добычи на некоторых рудниках в Казахстане в 2017 году". Повлияет ли это на цены, или рынок уже отыграл это в январе, учтя позицию "Казатомпрома", не ясно. Тем более что U1 дала понять, что сокращение добычи не повлияет на исполнение долгосрочных контрактов, то есть оговоренные ранее поставки на рынок будут сделаны.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение